7000 км в обе стороны. Белорусы Сибири вернулись на землю предков

В конце XIX века много белорусских семей уехало в Сибирь в поисках лучшей доли. Сегодня потомки тех переселенцев приезжают на малую родину, чтобы подышать тем же воздухом, которым дышали их предки.

Белорусы из Сибири преодолели более 3,5 тысячи километров, чтобы побывать на земле предков в Буда-Кошелевском районе. 2-4 июня в деревне Рогинь гостили потомки крестьянских переселенцев, которые в конце XIX века вследствие малоземелья выехали в Сибирь и основали в Тюменской области деревни Ермаки, Осиновка и Яловка.

За белорусами в Сибири закрепилось название «самоходы». Они идентифицируют себя как белорусы, сохранили многие традиционные обряды и богатое фольклорное наследие.

Из Ермаков в Рогинь прибыла делегация из 11 человек. На земле предков сибиряки посетили музеи, кладбища, дали концерты, организовали совместный праздник на Троицу, обсудили родословные, пожили в белорусских семьях. У строящегося храма в Рогине сибиряки заложили землю, привезенную из Ермаков.

 

Белорусские деревни в Сибири

Доктор искусствоведения Ольга Лобачевская познакомилась с «самоходами» в 2012 году. Она попала к ним, преодолев три тысячи километров до Тюмени, более 300 км — до райцентра Викулово и еще 70 км — до деревни Ермаки. Родилась идея создать фильм об этих людях, чьи предки включились в рискованное предприятие и отправились в долгий путь в Сибирь в поисках земли и доли. Дорога к новым землям в конце XIX века занимала три-четыре месяца. Шли, ехали по железной дороге, на подводах со всеми пожитками, с маленькими детьми, семьями в 10-12 человек.

 

 

Когда белорусы гостили у сибиряков, снимали о них фильм, то не раз слышали: «Нам бы хоть одним глазком глянуть на места, откуда наши корни».

«Они сильно держатся своей идентичности. Это на самом деле белорусские деревни в Сибири. Они помнят историю, слышанную от родителей, бабушек, дедушек — кто первый пришел на эти земли, откуда их род, какие трудности были у первых поселенцев. Сугляды — так назывались сельчане, которых делегировали в Сибирь первыми, на разведку. Они выбирали место для поселения, искали, чтобы пейзажи были похожи на родные, чтобы были липы — они в лаптях ходили. Многие жили по сто лет, и поэтому была связь поколений. Туда много привезли детей, они воспитывались в традиции памяти», — рассказывает Ольга Лобачевская.

Только в 1897 году из Рогини в Сибирь переехали 24 семьи, причем в каждой — по 10-12 человек. То есть половина села уехала, половина — осталась. Была ли какая-то связь между уехавшими и оставшимися?

Кто-то из жителей Рогини вспомнил, что при пожаре в 1928 году, когда от деревни остались практически головешки, и ее отстраивали заново, из таежных сел приезжали помогать и привезли сибирскую пихту. Сейчас в деревне сохранилось одно дерево. Рогинцы вспомнили, что когда-то получали посылки из Сибири — с медом и кедровыми орешками. Но писем не сохранилось.

 

«Подышать этим воздухом»

Елена Новикова живет в Санкт-Петербурге. Детство она проводила у бабушки в селе Ермаки.

«Бабушка говорила: я не знаю своей земли, я не помню, была совсем маленькая, и она хотела хотя бы горсточку земли родной подержать. Мне было 12 лет, и я обещала, что когда вырасту, я поеду туда, в твою деревню, я ее найду! Я столько лет жила с этим обещанием, с этой мечтой — увидеть эту землю, прикоснуться, походить босой, подышать этим воздухом, это для меня было долгожданным подарком», — говорит Елена Новикова.

В Рогини она нашла даже место, где в 1897 году мог стоять дом ее предков. Елена взяла горсть земли — на могилу бабушке и дедушке, они оба были «самоходами».

«Я всю родословную по Новиковым и Мельниковым восстановила, по крупицам, в разных архивах. Мне очень интересен этот процесс перехода, 120 лет назад — что они хотели, за чем они шли, что искали? Зачем уходили из этой благословенной земли в дремучий лес? Понятно, что было мало земли, что была бедность, но это был и большой риск, трудная дорога», — подчеркнула Елена Новикова.

Сейчас ей 61 год, и она впервые приехала в Беларусь. Ее прапрабабушка ушла в Сибирь тоже в 61-летнем возрасте, а прапрадедушке было тогда 69 лет. Они шли с сыновьями, невестками, внуками. И преодолели этот нелегкий путь.

 

«Мы так похожи, прямо удивительно»

Жительницы Ермаков, участницы фольклорного ансамбля «Россияночка» в восторге от того, что побыли на земле предков. Но жить будут в Ермаках.

«Родину предавать не будем. Вросли корнями уже там. А трудности? Мы их не видим, живем и живем. Холодно — валенки обули, платки пуховые одели и работаем», — говорят женщины.

Белорусы-сибиряки в филиале Ветковского музея старообрядчества и народных традиций.

Сибирячку Валентину Воробьеву поразила белорусская чистота и порядок, а в людях — радушие и гостеприимность.

«Но мы тоже гостеприимны. Наверное, это отсюда пошло у нас. Ехали — волновались: как доберемся, как нас тут встретят? Мой сын тоже рванул сюда из Москвы, он там был командировке. Он очень хотел побывать в этих краях. Он говорил так: предки ушли — разомкнули круг, а мы приехали сюда — сомкнули, и может, предки помогли нам приехать сюда. Сын мой так загорелся, так впечатлился, что захотел тут жить», — рассказывает женщина.

Глава Ермаковского сельского поселения Светлана Ожгибесова также имеет белорусские корни. Он уверенно рассказывает о своих бабушках, прабабушках, прапрадедушках — кто с кем женился и когда.

«Волнение... Радость... Вдохновение... Трудно подобрать слова, чтобы описать наши чувства. Когда приехали в Рогинь — не могли сдержать слез. Наши деревни похожи, дома, пейзажи тоже и даже черты лица у людей! С нашей делегации женщина — и так похожа, как родные сестры, на одну из жительниц Рогини. И другие люди — мы удивлялись, так похожи на наших односельчан», — отмечает Светлана Ожгибесова.

На прощание фольклорный коллектив «Россияночка» затянул на берегу Сожа песню. Женщины пели серьезно и сосредоточенно. Другие участники экспедиции отвернулись — вытирали слезы.

«Берегите свою землю!» — попросила на прощание Елена Новикова.

 

Визит стал возможным благодаря международному общественному объединению «Згуртаванне беларусаў свету «Бацькаўшчына», а также органам местной власти Викуловского (Тюменская область, РФ) и Буда-Кошелевского районов (Гомельская область, Беларусь).

 

 




Оставьте комментарий (0)