Живучая гидра: почему в Беларуси не удалось победить коррупцию

Спрос со стороны чиновников на незаконное вознаграждение выше, чем готовность представителей бизнеса давать взятки.

коррупция

Последние социологические опросы свидетельствуют, что бизнес и население считают коррупцию весьма распространенным явлением в стране. Между тем, 20 лет назад, в июне 1997 года, в Беларуси был принят первый в суверенной истории закон о борьбе с коррупцией. Почему же за два десятилетию победить эту гидру не удалось?

 

«Широко» или «повсеместно»: масштабы коррупции не удается уменьшить

В апреле-мае по заказу Исследовательского центра ИПМ проводился опрос представителей более 400 малых и средних предприятий, и один из вопросов касался коррупции.

«Коррупция увеличивает издержки бизнеса, и затем, как правило, они приводят к увеличению стоимости реализуемой продукции и оказываемых услуг. Поэтому естественно, что мы, интересуясь у малых и средних предприятий условиями ведения бизнеса, задавали вопрос и касающийся коррупции», — отметил в комментарии для БелаПАН председатель наблюдательного совета Исследовательского центра ИПМ Игорь Пелипась.

В ходе проведенного опроса 22,6% опрошенных предприятий указали на широкое распространение в стране коррупции, 8,1% заявили о ее повсеместном присутствии.

Опросы населения также свидетельствуют о том, что гидра коррупции не побеждена. В майских материалах для информационно-пропагандистских групп, которые разослал Информационно-аналитический центр при Администрации президента, приводятся данные последнего опроса на этот счет.

Так, в ходе республиканского опроса ИАЦ 45,5% опрошенных заявили, что такое явление как коррупция присутствует в белорусском обществе. 31,5% отметили, что она «распространена достаточно широко», 14% — «повсеместно».

Таким образом, очевидно, что коррупция в Беларуси — весьма заметное явление как для бизнеса, так и для населения.

Кстати, совсем недавно, в последних числах мая, в Беларуси была утверждена Республиканская программа по борьбе с преступностью и коррупцией на 2017-2019 годы. Документ не опубликован, однако, как сообщает Генпрокуратура, он предусматривает «снижение количественных показателей, недопущение негативных структурных изменений преступности и коррупции».

Впрочем, это уже не первая бумага, которая в Беларуси принимается для противодействия этому незаконному явлению. Еще 20 лет назад, 10 июня 1997 года, белорусским парламентом был принят и одобрен первый в суверенной истории закон о борьбе с коррупцией, и он предусматривал комплекс соответствующих мер.

Однако, несмотря на многолетнюю борьбу с коррупцией, статистика говорит о том, что размеры этого явления не уменьшаются. В 2016 году, согласно данным Генпрокуратуры, в Беларуси было зафиксировано 1593 коррупционных преступления (в 2015-м — почти столько же).

Постоянно появляющиеся новости в 2017-м о фактах коррупции (чего только стоит майское задержание десяти руководителей предприятий АПК за взяточничество!) указывают на то, что в нынешнем году статистика вряд ли станет лучше прошлогодней.

Так почему же за два десятка лет коррупцию в Беларуси не удалось победить, или хотя бы ужать ее проявления до незаметных масштабов?

 

Модель, которая порождает коррупцию

Исследователи различают коррупцию спроса и предложения. Если упрощенно, то в первом случае получение взятки инициирует чиновник, во втором — предложение о даче взятки исходит от заинтересованной стороны (например, от представителей бизнеса).

«Судя по нашим опросам, в Беларуси преобладает коррупция спроса над коррупцией предложения, то есть спрос со стороны чиновников на незаконное вознаграждение выше, чем готовность представителей бизнеса давать взятки», — отмечает Игорь Пелипась.

Официальные данные это подтверждают. В 2016 году было зафиксировано 113 фактов дачи взяток, а фактов получения — 713. Причем если количество первых снизилось на 6,6%, то последних увеличилось на 31,5% по сравнению с позапрошлым годом.

Почему в Беларуси преобладает коррупция спроса и количество фактов получения взяток растет?

Можно попытаться найти разные аргументы. В одних случаях на получение взяток людей, наверное, толкают невысокие доходы в госсекторе, в других — жадность и стремление воспользоваться служебными полномочиями. Не секрет ведь, что белорусское законодательство весьма запутанно, в ряде случаев отсутствуют четкие формулировки в правовых актах, что создает почву для субъективных решений и коррупции.

Как считают эксперты, для того чтобы противодействовать коррупции, не обязательно использовать силовые методы.

«Коррупция всегда больше в тех странах, в которых выше доля государства в экономике. Госпрограммы, большие объемы госзакупок — всё это способствуют увеличению коррупции. Снижение доли государства в экономике — достаточно эффективный несиловой метод борьбы с этим злом», — полагает Игорь Пелипась.

Схожего мнения придерживаются и другие экономисты.

«В Беларуси, по нашим оценкам, 80% активов принадлежит государству, а должно быть, если мы хотим равняться на страны с рыночной экономикой, 15-20%. Тогда, в случае внедрения прозрачных принципов и современных стандартов корпоративного управления, коррупцию можно свести к минимуму», — полагает руководитель Научного исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.

Однако наблюдатели пока не видят готовности государства снижать свое присутствие в экономике.

«Мы видим, что государство пытаются сохранить даже неэффективные предприятия, используя различные механизмы субсидирования. Тем самым власти стремятся к тому, чтобы модель, созданная в 1990-е, осталась аутентичной», — считает экономист Антон Болточко.

А раз модель должна быть аутентичной, то вряд ли можно рассчитывать на существенное снижение коррупции. Поэтому нет ничего удивительного в том, что за два десятилетия эту гидру в Беларуси не удалось победить.