Наталья Рябова. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Разморозиться и пробовать

Наталья РЯБОВА

Наталья РЯБОВА

Окончила БГУ (социология), ЕГУ (философия), в 2013 году получила степень МВА (магистр бизнес-администрирования). Директор Школы молодых менеджеров публичного администрирования SYMPA, при которой действует исследовательский проект BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования) и интерактивный сайт «Кошт урада», посвященный государственным финансам.

Не утихает интерес белорусов к грузинским реформам. Много раз про них писали и говорили, но очередное мероприятие на эту тему, прошедшее 19 июня, снова собрало многочисленную публику — настолько, что организаторам (исследовательскому центру BEROC) пришлось менять зал на более просторный.

Эрик Ливни возглавляет Международную школу экономики Тбилисского государственного университета и Институт политики ISET. Он родился в Ленинграде и переехал затем в Израиль, но последние 15 лет живет в Тбилиси. А значит, видел своими глазами обе грузинские революции, реформы Бендукидзе-Саакашвили и потом реформы их идейных противников — «Грузинской мечты», которая и сейчас при власти. Что интересно, Эрик демонстрировал не только рассказ об успехах, но и честное признание провалов и ошибок.

Реформаторская история Грузии поэтому как бы поделена на эти два периода. В первый период реформ (с 2003 года) при идеологическом руководстве Кахи Бендукидзе прошли две группы реформ:

1. По логике «окна возможностей», то есть быстро, даже если и не всегда продуманно. И без всякой консультации с народом — на это нет времени, закроется окно. К этой группе реформ относятся борьба с коррупцией, организованной преступностью (в том числе незаконные с юридической точки зрения действия в отношении «воров в законе»), судебная реформа, создание дружелюбной бизнес-среды (дерегулирование экономики, внешней торговли, либерализация миграционной политики), реформа правоохранительных органов.

Последняя наиболее знаменита тем, что в один день были уволены все гаишники, и страна месяц жила без патрульной службы. Насчет дерегулирования экономики тоже была интересная история: по умолчанию отменили все административные процедуры в отношении бизнеса, и вернуть их можно было только доказав необходимость этой регуляции со стороны государства, плюс доказав, что ваше ведомство в состоянии обеспечить прозрачную и некорумпированную регуляцию. Большинство ведомств даже и не стали пытаться это доказать.

Так страна осталась с совершенным минимумом регуляции — вплоть до сегодняшних дней, когда требуется синхронизация законодательства с нормами Евросоюза.

2. Среднесрочные меры. В основном касались создания электронного правительства с акцентом на прозрачность и минимум человеческих контактов при получении госуслуг.

Ценой политики «нулевой толерантности» к любому проступку стало количество заключенных в тюрьмах с ужасным содержанием. К тому же бедность особо и не уменьшилась, несмотря на все развитие и инвестиции. Осталась на месте высокая безработица, особенно среди молодежи.

Реформы «Грузинской мечты» в какой-то мере продолжают реформы Саакашвили, но в какой-то — идут в противоположном направлении. Они тоже делятся на краткосрочные и долгосрочные.

1. Немедленные меры включали в себя нормализацию правовой среды и амнистию (так как суды работали по «телефонному праву» и практически никого не оправдывали), перераспределение доходов (всеобщая медицинская страховка, бесплатные детские сады, субсидии крестьянам), нормализацию отношений с Россией.

Про здравоохранение Эрик Ливни сказал, что это в Грузии благодаря таким разнонаправленным реформам — золотое дно: клиники все частные (со времен либерализации), а платит за все теперь государство (с нынешним социал-демократическим трендом); так что частная медицина процветает — спрос ей создан государством, цены она устанавливает сама, рисков нет вообще. Банки готовы кредитовать на любые суммы.

2. К долгосрочным мерам, которые, собственно, и предпринимаются сейчас (ну или по крайней мере декларируются), относятся вложения в инфраструктуру, гармонизация регуляционной среды с ЕС, реформа системы образования, воссоздание эффективной системы социального обеспечения и здравоохранения, возрождение села и промышленности, экспорт. Планируется и пенсионная реформа.

Как хотелось бы прокомментировать выступление уважаемого эксперта? Это честный рассказ о стране, которая пытается стать лучше. Где меняется власть и с ней — идеология. Где пробуют разные варианты и имеют научные, подтвержденные практикой основания говорить, что получилось, а что не получилось.

Слушая рассказы других, завидуешь тому, что они могут говорить «ну вот это у нас не работает, мы пробовали, но не вышло», а мы не можем. Мы ничего не пробовали, как заморозились 20 лет назад, так и лежим в анабиозе.

Отсутствие у чиновников в Беларуси права на ошибку, возможности проявлять себя, обезличенная ответственность тормозят страну. Не говоря уж о сверхцентрализованном характере вертикали, где каждое решение о взимании платы в туалете на вокзале должно приниматься на уровне чуть ли не президента.

В общем, была бы возможность разморозиться и пробовать. Опыта соседей для внимательного изучения у нас благодаря нашей неторопливости полно.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».