«Мы не фрики. Мы хотим учить детей на родном языке»

Белорусский язык оказался на задворках среднего образования. В некоторых районах Минска вообще нет белорусскоязычных школ.

Родители сбиваются с ног в поисках белорусскоязычного класса, а Минобразования настаивает на том, что желающих учиться на белорусском нет. Как разрешить противоречие?

В белорусскоязычной семье минчанина Андрея Кликунова воспитывают четырех детей. С возрастом старшие дети стали билингвами, а вот младшая девочка, которой четыре года, пользуется только белорусским.

«Мы живем в Московском районе столицы. Младшие дети ходят в садик. Старшая девочка ходит в белорусскоязычную группу, а для младшей уже нет такой группы. Однако нам навстречу идут воспитатели, общаются с дочкой на белорусском языке. Старшая пойдет в школу, а в нашем районе одна школа с белорусским классом достаточно далеко от дома», — рассказал Андрей Кликунов на круглом столе.

Опыт показывает, отметил Кликунов, что в Беларуси отсутствует преемственность между уровнями образования, если получать его на белорусском.

«Мы сталкиваемся с рядом проблем, когда хотим дать детям белорусскоязычное образование, — сказал Кликунов. — Сначала ищем садик на белорусском языке, затем школу. В шаговой доступности найти практически невозможно».

В результате старший сын Кликунова ходит в русскоязычную школу, другой через весь город ездит в белорусскоязычную гимназию. Младшие дети, судя по всему, пойдут в русскоязычные школы и будут переучиваться на русский язык. 

«Белорусскоязычные дети, семьи есть. Мы не фрики. Мы хотим учить детей на родном языке. Мы видим важность того, чтобы белорусский язык развивался. И это не задача родителей — обеспечить преемственность в изучении белорусского языка, это задача, прежде всего, государства», — сказал Кликунов.

Особенно сложно возить детей в расположенные далеко от дома школы и садики, когда детей много, отметила депутат Палаты представителей Елена Анисим:

«Одного ребенка надо каждый день везти в белорусскоязычный сад, другого — в школу с белорусским языком обучения, третьего в другую школу. Все это нужно успеть сделать перед работой. В связи с переходом школ на обучение с 9 часов утра это вообще становится проблематичным».

Главный специалист управления общего среднего образования Министерства образования Ирина Булавкина подчеркнула, что в каждом районе Минска есть белорусскоязычные школы или классы с белорусским языком обучения.

Например, в Октябрьском районе школы с белорусским языком обучения нет, но есть два белорусскоязычных класса — первый и второй.

Со следующего учебного года планируется открыть несколько классов с белорусским языком обучения во Фрунзенском районе «при условии, что будут ученики». На сегодняшний день родители 19 учеников подали соответствующие заявления, отметила Ирина Булавкина.

«Я посоветовала специалисту отдела образования района в случае невозможности открыть класс с преподаванием на белорусском языке в каждой школе, открыть класс в какой-то одной. Этот вопрос рассматривается, будет выбираться то учреждение образования, в которое будет удобно добираться из разных концов Фрунзенского района», — сказала Ирина Булавкина.

Согласно Кодексу об образовании, чтобы открыть белорусскоязычный класс в младшей школе и всех классах гимназии надо минимум 19 учеников, а в старшей школе — не менее 25.

Однако бывают и исключения. Так, в средней школе № 1 Могилева на протяжении уже шести лет учится Ялинка Соловьева — единственная в школе ученица, которая получает образование на белорусском языке. Три ученика обучаются на белорусском в могилевской школе № 34. А в гимназии № 4 Барановичей — два белорусскоязычных ученика. Существование таких классов — это результат активной работы общественных организаций и родителей с администрацией городов.

Ирина Булавкина подчеркнула, что если будут создаваться новые белорусскоязычные классы, то проблем с учебниками не будет: «Мы можем обеспечить белорусскоязычные классы учебниками».

Милана Михалевич, две дочери которой учатся в белорусскоязычной гимназии, согласна, что проблем с учебниками нет, «однако существует проблема со всеми дополнительными пособиями»:

«Дети используют контурные карты на русском языке, рабочие тетради, например, по географии есть тоже только на русском».

Ирина Булавкина отметила, что дополнительные материалы печатают частные издательства, которым невыгодно это делать на белорусском в силу ограниченного тиража.

«Тогда разместите их хотя бы на сайте Минобразования в электроном виде, мы сами распечатаем, — сказала Милана Михалевич. — Конечно, это необязательные материалы. Однако это то же самое, что сказать — игрушки для ребенка необязательны, поэтому нет разницы, с какой куклой играть. Дети и учителя выбирают издания, с которыми интереснее работать. И такие издания часто есть только на русском языке».

Это не задача родителей — обеспечить преемственность в изучении белорусского языка, это задача, прежде всего, государства.

Елена Анисим как депутат парламента пообещала попытаться актуализировать проблему невозможности для многих получить белорусскоязычное образование в шаговой доступности и отсутствия дополнительных учебных материалов на белорусском языке.

Позиция же Министерства образования неизменна. «В Беларуси есть возможность и для белорусскоязычного, и русскоязычного образования. Проблема в том, что желающих учиться на белорусском нет», — подчеркнула Ирина Булавкина.

Отметим, что серьезнейшим препятствием для того, чтобы родители видели смысл обучать детей на белорусском языке в школе, является отсутствие университета с обучением на роднай мове.