Ярослав Романчук: работа на склад — системная проблема экономики Беларуси

По мнению экономиста, о тенденции разгрузки складов можно говорить только тогда, когда их устойчивое снижение на 100-300 млн долларов в месяц продолжается в течение года и более.

Складские запасы готовой продукции на белорусских промышленных предприятиях остаются системной проблемой экономики. Такое мнение высказал БелаПАН руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук, комментируя последние данные официальной статистики.

Фото pixabay.com

По сведениям Белстата, запасы готовой продукции снижаются второй месяц подряд (в мае снизились на 141,6 млн рублей и составляли на 1 июня 3,8 млрд), ранее — с января по апрель — они росли. За июнь 2017 года запасы уменьшились на 186 млн рублей и составили на 1 июля 3,6 млрд рублей. Соотношение складских запасов и среднемесячного объема промышленного производства в январе—июне 2017 года составило 61,3% против 64,7% в январе-июне 2016-го.

Наиболее высокий уровень запасов готовой продукции в июне 2017 года наблюдался в производстве текстильных изделий, одежды, изделий из кожи и меха (в три раза превысил среднемесячный объем производства), фармации и производстве вычислительной, электронной и оптической аппаратуры (в 1,7 раза), транспортных средств и оборудования (в 1,6 раза).

По мнению Романчука, о тенденции разгрузки складов можно говорить только тогда, когда их устойчивое снижение на 100-300 млн долларов в месяц продолжается в течение года и более.

«Это может произойти, если бы руководителям предприятий дали возможность устанавливать любые цены для того, чтобы избавиться от запасов и получить хоть какую-то копейку в оборот компании. Снижение запасов за два последних месяца — это всего лишь фактор сезонности. Кому-то повезло, и он контракт заключил», — отметил эксперт.

При этом он заметил, что складские запасы почти на 2 млрд долларов превышают прирост ВВП, который, по словам экономиста, «нам нарисовали».

«Омертвленный капитал, который есть на складах, не работает в виде закупок нового оборудования и недвижимости. Сокращение — это малая толика в решении системной проблемы. Иногда заболевший человек перед смертью чувствует себя лучше. Я бы не стал связывать рост ВВП на 1% и сокращение запасов на 93 млн долларов с тем, что можно квалифицировать как тенденция по улучшению состояния экономики», — сказал Романчук.

По сведениям эксперта, уже сейчас резко сокращается потребность в транспортных поставках молочной продукции в Россию.

«Там тоже возникают проблемы. Поэтому где-то в экономике отпустило, где-то проблем стало больше. Системные ошибки и методы их исправления приведут к тому, что данные по складским запасом и ВВП будут колебаться на уровне плюс-минус 1% и не более того», — считает руководитель центра.

Отвечая на вопрос, почему в стране существуют склады на предприятиях, тогда как в развитых экономиках производят столько, сколько требуется рынку, Романчук отметил: «Ни одному акционеру, ни одному руководителю компании в голову не придет идея работать на склад. Это идея приходит только сторонникам централизованной экономики, «совка». Чужие деньги берут под льготные кредиты. Директорам платят за то, чтобы он показал валовой рост. Ни одного чиновника не увольняют за то, что он не сократил складские запасы. Вопрос тут фундаментальный: чьи деньги? Льготные кредиты получает небольшая часть предприятий. Они и являются генераторами складских запасов, поскольку у них всегда есть и будут оборотные средства».

Говоря о проблемах запасов в легкой промышленности, эксперт также назвал ее системной. «Легкая промышленность — это тот же «совок», в котором руководители не могут понять, во что сегодня люди одеваются и обуваются, что вообще нужно на этом рынке. «Беллегпром» — один из институциональных иждивенцев, которые паразитирует на теле белорусской экономики. Они, как в анекдоте, красят курятник, в котором все куры уже вымерли. «Беллегпром», как и автопром, — сектора, которые берут деньги у налогоплательщиков, пишут проекты, которые финансируются в счет внешнего госдолга, кредиты ложатся на плечи всей страны, а потом у них появляются складские запасы или загрузка предприятия всего на 20-30%. А они говорят: мы же хотели как лучше», — подытожил экономист.