Не согласны со штрафом — подавайте жалобу. Верховный суд ответил блогерам

Первый запред ВС отказался прокомментировать, почему белорусских блогеров приравняли к журналистам, и выписали им штрафы за стримы в соцсетях.

Количество оправдательных приговоров в Беларуси по-прежнему ниже плинтуса — 0,17% за первое полугодие 2017. Но в Верховном суде считают, что цифры соответствуют реальной жизни. «Я не могу придумать оправдательные приговоры, чтобы белорусская статистика совпадала с европейской», — заявил первый зампредседателя ВС Валерий Калинкович. В странах Евросоюза оправдывают в сто раз больше людей.

 

Валерий Калинкович отметил на пресс-конференции, что с созданием Следственного комитета в суды стало поступать меньше уголовных дел с доказательной базой 50 на 50. Каждый четвертый подсудимый признает свою вину. А обжалуют приговор не более 20% осужденных. «Так что цифры соответствуют реальной жизни», — считает представитель Верховного суда.

 

На уточняющий вопрос, наказывают ли белорусских судей за то, что они выносят оправдательные приговоры, Калинкович заявил: «Это я вообще комментировать не буду. У нас четко прописано, что судья выносит приговор на основании закона и своего внутреннего убеждения. Факт отмены приговора вышестоящим судом не может и не должен повлечь наказания».

Опросы общественного мнения показывают, что большинство белорусов доверяют судам. «Однако любой процесс имеет две стороны. Тот человек, который проиграл, вряд ли будет относится в судебной системе с доверием и уважением. Но в целом большинство выражает доверие. Конечно, и в нашей работе бывают ошибки. Мы очень трепетно реагируем на это. По каждой жалобе проводятся проверки. Если доводы подтверждаются, реакция наступает жесткая — вплоть до применения дисциплинарного взыскания», — отметил Валерий Калинкович.

 

Будут ли журналистов отправлять на сутки?

После массовых акций протестов в Беларуси вновь заработал судебный конвейер — милиция задержала сотни людей, а суды приговорили их к штрафам и административным арестам.

Один из самых нелепых процессов состоялся над журналистом телеканала «Белсат» Александром Борозенко. Его задержали на День Воли прямо во время прямой трансляции. На видео, которое демонстрировалось и в суде, четко слышно, как оператор говорит: «Я журналист». Однако судья Татьяна Мотыль выписала ему 15 суток за мат в общественном месте. Показания против журналиста  дали омоновцы. Один из них заявил, что задержал Александра на улице Козлова в районе Академии наук. Судью не смутило, что расстояние между этим пунктами — две станции метро. Показания милиционеров стали ключевыми.

Значит ли это, что любого корреспондента могут отправить на 15 суток за фразу «Я журналист»?

«Что здесь долго комментировать? — заявил Калинкович. — Борозенко имеет право обжаловать судебное постановление. Я никогда не делал и не буду делать заявление в рамках конкретных дел».

Отметим, что Минский городской суд оставил в силе решение по делу Борозенко, когда он сидел в изоляторе.

Почему противоречивые показания омоновцев в белорусских судах не ставятся под сомнение? «В законе прописано, что доказательства не имеют заранее установленной силы, — пояснил первый зампред ВС. — У суда исключительная компетенция изучать доказательства по делу».

 

«Суд – это не театр»

В 2017 году в Беларуси впервые стали штрафовать блогеров за онлайн-трансляции в соцсетях, хотя это противоречит Закону «О СМИ», ведь блогер не работает на Фейсбук или Ютуб, задание от этих корпораций сделать стрим не получал и гонорар за работу ему никто не платил. Так почему же блогеров приравняли к журналистам? Ведь даже министр информации Лилия Ананич заявила, что это не одно и то же.

«Если в рамках конкретного дела столкнемся с тем, что это системная ошибка, обязательно отреагируем, — пообещал Калинкович. — Если блогер не согласен с решением, нужно обжаловать его в установленном порядке».

При этом представитель ВС заявил, что он категорически против прямых трансляций из зала судебного заседания: «Попробуйте в Америке или Европе снять судебный процесс. Там везде анонсы: нельзя записывать, снимать, заходить с собаками. Вот и вся демократия. Я против прямых трансляции во время процесса, потому что это нивелирует всю доказательную базу. Для чего мы удаляем свидетелей? Чтобы потом они в интернете все прочитали? Не будем забывать, что у нас состязательный процесс. Суд — это не театр, здесь людские судьбы. Поэтому неправильно заранее формировать мнение, кто прав, кто виноват».

 

 

Валерий Калинкович также прокомментировал обсуждение в соцсетях громкого дела Доната Скакуна — ученик гимназии, которого признали виновным в покушении на учителя русского языка. «Дискуссия, которая развернулась в интернете, — попытка системного давления на суд. Приемы, которые используют те, кто обсуждают этот вопрос, не помогают, а мешают разбирательству, потому что вызывают нездоровый интерес, в том числе, к моментам из личной жизни, которые приличный человек хранил бы в тайне».

Калинкович заявил, что разбирательство по делу в Верховном суде будет объективным, «невзирая на пену, которая взбивается в интернете». Будет ли процесс открытым, представитель ВС ответить не смог.

Судебная статистика за первое полугодие 2017

Осуждено – 21 326 человек

Оправдано – 36 человек

За наркотики осудили – 1 568 человек

За избиение и убийство – 1 332 человек

В колонии отправили – 6 335 человек

За распитие алкоголя в общественном месте наказали – 30 462 человека

Штрафы за правонарушение получило – 117 212 человек

Родительских прав лишили – 1 135 человек

Развели – 11 168 супружеских пар

Разрешили усыновить – 446 детей, из них 19 детей уехали за границу

В ЛТП отпправили – 4 416 человек

 

Фото и видео Сергея Сацюка




Оставьте комментарий (0)
  • Блестяще. Т.е. с одной стороны - «Я не могу придумать оправдательные приговоры, чтобы белорусская статистика совпадала с европейской», а с другой - «у нас состязательный процесс. Суд — это не театр, здесь людские судьбы. Поэтому неправильно заранее формировать мнение, кто прав, кто виноват». Так оно известно уже заранее, зачем его повторно формировать? 0.17% оправдательных приговоров может означать лишь одно из двух: либо белорусское следствие совершенно, как Отец наш небесный (и тогда руководство МВД и Следственного комитета пора уже причислять к лику святых). Либо вся объективность и независимость суда - филькина грамота. Да и еще вопрос, откуда взялись эти доли процента. Оттого ли, что какой-то судья все же решил независимость проявить, или потому, что позвонили от Иван Иваныча - система команд сверху дала сбой. Собственно, "независимый суд" в РБ - простой придаток исполнительной власти. Это секрет Полишинеля, но не может же зампред ВС это открыто признать. Поэтому будем развешивать на уши то же, что и раньше - лапша она такая лапша.