Михаил Пастухов. ДЕ-ЮРЕ. Как реформировать тюремную систему?

Михаил ПАСТУХОВ

Михаил ПАСТУХОВ

Профессор учреждения образования «БИП-Институт правоведения». Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного суда Республики Беларусь первого состава (апрель 1994 — января 1997 гг.). Эксперт по вопросам судоустройства, судопроизводства, конституционного и европейского права. Один из разработчиков Концепции судебно-правовой реформы, проекта Конституции 1994 г., закона «О Конституционном суде Республики Беларусь» 1994 г.

Мы подошли к самому страшному в нашей правовой системе — колониям и тюрьмам. Жизнь там, как в аду. Надо подумать о «сидельцах». Тем более, многие сидят по сфальсифицированным обвинениям.

 

Нынешняя ситуация

По данным МВД, на 1 января 2017 года в местах лишения свободы содержались 35,2 тысяч человек, в том числе 28 тысяч в исправительных колониях, 549 человек — в трех тюрьмах, 279 человек в воспитательной колонии для несовершеннолетних. Свыше 6 тысяч человек находились в шести следственных изоляторах.

Однако милицейская статистика почему-то «не считает» лиц, которые содержатся в арестных домах (более 3 тысяч), в исправительных учреждениях открытого типа (более 7 тысяч), в лечебно-трудовых профилакториях (более 6,5 тысяч), не говоря уж об административно арестованных (почти 42 тысячи человек).

Такая выборочная статистика позволяет властям Беларуси понизить уровень преступности в стране и улучшить показатели в мировом рейтинге. Сейчас на 100 тысяч населения приходится 372 заключенных. Беларусь, таким образом, занимает 31 место в мире по индексу преступности (третье место на постсоветском пространстве, после Туркменистана и России, и второе место в Европе, после России).

Между тем, реальная ситуация у нас гораздо хуже, поскольку необходимо учитывать и лиц, которые осуждены к аресту как достаточно жесткой форме наказания (до 6 месяцев) и к ограничению свободы как относительно мягкой форме лишения свободы.

Следует также учитывать и «манипуляции» со статистикой со стороны судов. Например, согласно отчетности судов за первое полугодие 2017 года, в Беларуси было осуждено 21 326 человек, из них к лишению свободы 6 336. При этом в отдельных графах указывается число лиц, осужденных к аресту (3 480) и к ограничению свободы (3 915).

Однако главное — не в статистике, а в реальном положение дел. Речь идет об условиях, в которых отбывают срок лица, осужденные к лишению свободы. Здесь мы будем исходить из данных мониторинга мест принудительного содержания в Республике Беларусь за 2016 года, подготовленного специалистами закрытого властями ПЦ «Весна».

В местах лишения свободы, как и раньше, преобладает жестокое, бесчеловечное, унижающее достоинство обращение с заключенными. Периодически становятся известными случаи пыток, избиения заключенных. Много жалоб на плохое питание, медицинское обслуживание, на сырость и плохую вентиляцию в камерах. Спальные места не соответствуют санитарным требованиям. Заработная плата осужденных носит символический характер. Серьезные ограничения действуют на контакты с близкими, в том числе на звонки и переписку.

В последние годы имели место случаи насильственной смерти заключенных (например, Игоря Птичкина в СИЗО №1, Игоря Барбашинского в Жодинском СИЗО).

По мнению юриста правозащитного центра «Весна» Павла Сапелко, «положение заключенных в Беларуси хуже, чем в Молдове, Украине и России».

Директор учреждения «ТаймАкт», в прошлом — начальник медицинской службы ДИН МВД Республики Беларусь Василий Завадский считает, что «более бесправного человека, чем заключенный в Беларуси просто нет».

На основании изложенного, можно сделать вывод, что пенитенциарная система Беларуси в своей основе остается неизменной со времен сталинского ГУЛАГа, является бесчеловечной по формам и методам обращения с заключенными, а также чрезмерно закрытой от общественности.

 

Международные стандарты

Для того, чтобы показать, насколько мы отстали от современного мира в части условий содержания заключенных, достаточно отослать читателей к Международным стандартным правилам обращения с заключенными, которые были приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1955 году.

Не будем рассматривать и цитировать все минимальные стандартные правила. Затронем только два аспекта: питание и зарплату.

Что касается питания, то в пункте 20 сказано: «Тюремное управление должно в обычные часы обеспечивать каждому заключенному пищу, достаточно питательную для поддержания его здоровья и сил, и имеющую достаточно хорошее качество, хорошо приготовленную и поданную. Каждый заключенный должен располагать питьевой водой, когда он испытывает в ней потребность».

А что происходит в наших колониях и тюрьмах? Согласно «весточке», пришедшей из Мозырской колонии строго режима, заключенные, не имеющие материальной помощи со свободы, не доедают и мерзнут в холодное время года. Так, для нормальной жизнедеятельности человеческого организма необходимо около 80 граммов жира. Однако согласно нормам питания для осужденных, утвержденных Советом Министров Республики Беларусь, заключенный не получает даже половины этого количества.

Минимальные стандартные правила устанавливают, что «за свой труд заключенные должны получать справедливое вознаграждение в рамках определенной системы. В соответствии с этой системой заключенные должны иметь возможность расходовать часть заработных ими денег на приобретение дозволенных предметов личного обихода и посылать часть своего заработка семье. Эта система также должна предусматривать, что часть заработанных заключенным средств остается на хранении администрации, которая передает ему эти сбережения в момент его освобождения».

О том, какие зарплаты получают белорусские заключенные, видимо, читатели знают. Тем, кто интересуется, предлагаю почитать материал «Зарплаты осужденных: рабство в ХХІ-м веке».

В Европе действует Европейские пенитенциарные правила. Позволю процитировать только одну норму: «Цели исправительного воздействия на осужденных состоят в том, чтобы сохранить их здоровье и достоинство, и в той степени, в какой это позволяет срок заключения, способствовать формированию у них чувства ответственности и навыков, которые будут содействовать их реинтеграции в общество, помогут им следовать требованиям законности и удовлетворять свои жизненные потребности собственными силами после освобождения».

Видимо, нет смысла что-то еще приводить из Европейских пенитенциарных правил, поскольку Беларусь — единственная из европейских стран, на которую они не распространяются. До сих пор Беларусь — не член Совета Европы и по вполне понятным причинам власти Беларуси не желают выполнять европейские стандарты, в том числе в сфере обращения с заключенными. А жаль: много хороших правил предусматривается в европейских документах в отношении «плохих парней», раздумывающих над своим житьем в местах лишения свободы.

 

Предложения по реформированию

Изучение Рекомендаций, изложенных в Отчете по результатам мониторинга мест принудительного содержания в Республике Беларусь в 2016 году, не позволяет говорить о каком-то реформировании пенитенциарной системы Беларуси. По сути, речь идет об относительном улучшении ситуации в указанной сфере. Что предлагается? Вывести Департамент исполнения наказаний из подчинения Министерства внутренних дел с передачей в подчинение министерства юстиции; департаменту исполнения наказаний периодически в течение года публиковать данные о количестве и составе заключенных, о количестве заключенных в каждом исправительном учреждении с указанием норм его наполняемости; министерствам здравоохранения и образования публиковать данные о количестве лиц, находящихся в закрытых лечебных и учебных учреждениях; государству сотрудничать с международными организациями и предоставлять им актуальную информацию о состоянии дел в учреждениях, исполняющих наказания.

На мой взгляд, выведение ДИН из подчинения МВД и «передача» его в структуру Министерства юстиции мало что изменит. К тому же наше Министерство юстиции не готово к такому «подарку». По всей вероятности, ДИН следует преобразовать в самостоятельное ведомство при Правительстве с последующей его реструктуризацией и чисткой кадрового аппарата.

В основе реформирования белорусской пенитенциарной системы должна быть Концепция, подготовленная знающими и заинтересованными в этом людьми. После ее утверждения на уровне парламента и правительства группа авторов должна осуществить ее на практике.

В числе таких разработчиков-исполнителей я бы назвал Андрея Бондаренко, Василия Завадского, Николая Автуховича, Павла Сапелко, Сергея Скребца. Я также могу подключиться к работе группы и всячески содействовать продвижению проекта.

Наряду с программой создания новой пенитенциарной системы Беларуси, следует подготовить проект нового Уголовно-исполнительного кодекса и Закона о порядке и условиях содержания под стражей. В качестве основы этих законопроектов должны стать вышеназванные международные и европейские документы, а также опыт других европейских стран.

Очевидно, что преобразования в сфере тюремной системы необходимо проводить как составную часть судебно-правовой реформы. В таких случаях сантехники говорят: надо менять всю систему, а не только прокладку.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».




Оставьте комментарий (0)