«Едешь, как по морю». Репортаж из кабины комбайна

Уборочная кампания в Беларуси в самом разгаре. За ней пристально следит Александр Лукашенко. Naviny.by взяли пример с президента.

Нынешняя уборочная кампания в Беларуси, по мнению Александра Лукашенко, проходит отнюдь не гладко. На прошлой неделе президент собрал специальное совещание и устроил жесточайший нагоняй. Naviny.by решили воочию посмотреть, как проходит уборка хлеба в хозяйстве с романтическим названием «Восход» в агрогородке Атолино под Минском.

 

Телефон агронома разрывается от звонков — уборочная в самом разгаре

На месте нас встретил главный агроном Игорь Протасеня, который согласился побыть нашим гидом. Прыгаем к нему в машину и без лишних слов рвем в поле. Пока едем, мобильник агронома просто разрывается – не успевает он завершить один разговор, как тут же идет новый звонок: где-то что-то надо привезти, где-то разгрузить, где-то технику подготовить, где-то контейнеры для хранения освободить.

Под вот такой аккомпанемент сельскохозяйственных бесед подъезжаем к полю, где вовсю работают комбайны. Насчитываем шесть штук. На бортах написано Lexion 560 или 570 – техника явно не «Гомсельмаш».

«Немецкие комбайны», — подсказывает мне фотограф, который не первый год ездит по полям.

Вал звонков Игорю Протасене прекращается, и он, наконец, может уделить внимание нам и первой же своей фразой многое проясняет:

«Мы с вами находимся в республиканском унитарном сельскохозяйственном предприятии «Восход» Управления делами президента».

После этих слов понимаю (до поездки мы не знали о принадлежности хозяйства к Управделами), что предприятие наверняка будет образцовым и никаких проблем, о которых говорил президент на совещании, мы тут не найдем. Сначала немного расстраиваюсь по этому поводу, а потом про себя думаю, что, может быть, даже к лучшему, что так вышло. В конце концов, что нынче за страсть и мода такая стараться откопать что-то негативное? Ведь, по сути, положительные примеры и достойны того, чтобы о них писать. И, может быть, посмотрев, как и что организовано в хозяйстве «Восход», другие, менее сильные, смогут перенять опыт.

 

«Не припомню, чтобы в нашем хозяйстве кто-то хоть раз попадался выпившим»

Как оказалось, Игорь Протасеня трудится в «Восходе» уже девять лет, а в сельском хозяйстве – 30 лет! В «Востоке» 720 га зерновых культур и 200 га кукурузы на зерно. По словам агронома, за девять лет работы в этом хозяйстве, проблем с уборочной никогда не возникало.

Для Игоря Протасени уборочная кампания является любимым отрезком в году.

— При надежной технике, при таких кадрах квалифицированных все происходит быстро, да и площади у нас небольшие. За сезон намолачиваем около 5 тысяч тонн зерновых и 2 тысячи тонн кукурузы, — говорит он.

— Какие бывают трудности в уборочной кампании? — интересуемся у специалиста.

— Я не понимаю слово «трудности» . Лично я получаю удовольствие, когда идет уборочная, для меня это один из любимых отрезков в году. Главное к нему хорошо подготовиться: техника исправная, наличие горюче-смазочных материалов, проверенные кадры и хорошее питание.

— Президент как-то упоминал, что с кадрами в сельском хозяйстве есть проблема. Как вы подобрали свою команду?

— Они со мной вместе пришли девять лет назад. Несколько человек поменялись, но весь костяк сохранился. Люди очень опытные, надежные. Благодаря тому, что команда у нас постоянная, не меняется, за каждым человеком закреплена своя техника: грузовик или комбайн. Это увеличивает нормы выработки. Ведь известно, что техника любит одни руки, а люди эту самую технику, на которой трудятся много лет, вдоль и поперек знают. Да и относишься к технике по-другому, если понимаешь, что она только твоя.

— Нередко из хозяйств поступают сигналы о том, что пьянствуют работники, даже во время уборочной пьют. У вас как с этим?

— Вообще нет такой проблемы. Все чуть ли не ежедневно проверяются на алкотестере. Не припомню, чтобы в нашем хозяйстве хоть раз кто-то попадался выпившим во время работы. Да и предупреждены все – если что, сразу увольнение по статье.

— В этом году, как отмечают специалисты, погода подгадила уборочной кампании. Согласны?

— Для нашего хозяйства и наших небольших площадей погода вряд ли способна сорвать уборочную.

— А какая была самая сложная кампания на вашей памяти? Не обязательно в «Восходе».

— В «Восходе» сложных не было. А самая проблемная уборочная была в середине 90-х годов, когда я еще в Крупском районе работал. Почти не переставая шли ливни и из-за них зерно проросло.

— Какие потери при уборке урожая?

После этого вопроса Игорь Протасеня резво двигается к полоске, где только что прошелся комбайн, неожиданно для меня по-мальчишески ложится на землю и начинает разгребать руками солому и осматривать землю.

— Раз, два... три… Вот, три невыполненных щуплых зернышка нашел. Разве это можно назвать потерями? — спрашивает он у меня.

 

За уборочную комбайнер рассчитывает заработать тысячу рублей

Возле нас останавливается комбайн. К нему тут же подъезжает грузовик и начинается переброс зерна из бункера комбайна в кузов машины.

— Василий, сделай перерыв небольшой, иди к нам! — кричит комбайнеру агроном.

Фамилия у Василия Ерёмин. Ему 41 год, 28 из них он провел в кабине комбайна.

— С 13 лет в поле. Начинал помощником комбайнера. Связал свою жизнь с этой работой, потому что нравится. Когда в поле, усталости вообще не замечаешь, хоть и работаешь в сутки по 12 часов, с 9 до 22, — рассказывает мужчина.

— Вот вы говорите удовольствие, а президент жалуется, что не хватает кадров, — уточняем у комбайнера.

— Да, не хватает. По всей стране беда такая. Не очень хотят оплачивать наш труд. Молодежь не загнать в сельское хозяйство.

— А сколько зарплата у вас?

— По-разному. Зависит от того, сколько тонн намолотил.

— И сколько вы рассчитываете заработать за уборочную?

— 1 000 рублей (уборочная длится 3,5 недели — ред.)

— Как техника? Не подводит?

— У нас не белорусские комбайны, немецкие, поэтому все хорошо. Посмотрите на мой – 11-й сезон в поле, а как новый. Бывает, конечно, по мелочи что-то полетит: подшипник, цепь, ремень. А в целом, конечно, очень надежная машина. Пойдемте, прокатимся.

Мы поднимаемся в кабину. В ней на удивление прохладно и свежо. Оказалось, работает кондиционер. Василий заводит машину, и мы начинаем движение.

Василий Еремин работает на комбайне с 13 лет.

— Если ломается…

— Сам и ремонтирую.

— Как это сам?

— Очень просто. Это обыденное дело для меня уже за столько лет, — отвечает комбайнер.

— Знаете, наблюдая из кабины, как мы срезаем колоски, мне начинает нравиться ваша работа.

— Вы не представляете, что я испытываю, когда нахожусь в комбайне. Едешь, как по морю… Эх, вам не понять. Смотришь на этот хлеб, как он идет в комбайн, как бункер наполняется… Хлебное море!

— А сами любите хлеб?

— Очень! Даже картошку с хлебом ем.

 

Кормят вкусно, как дома!

Кстати, о еде. Пришло время обеда. Вся техника съезжается к кромке поля. Туда же подъезжает «обеденный» микроавтобус. После мытья рук, девушка в белом халате и колпаке начинает раздавать еду. На первое – щи, на второе – поджарка с картошкой, на третье – березовый сок. Все очень вкусно, как домашнее. А еще всем работникам, занятым на уборке, в день полагается по два литра минеральной воды.

Работа работой, а обед по расписанию.

После трапезы интересуюсь у Игоря Протасени, куда отвозят грузовики собранное зерно.

— Процесс такой: комбайн – грузовик — зерноток. Там семена высушиваются до влажности 13-14% , засыпаются в хранилище и ждут своего часа, — поясняет главный агроном и добавляет: – А, что рассказывать, поехали, покажу.

И показал.

Привезенное с поля зерно

А потом отвез нас на остановку маршрутки.

Понятно, что по материальной базе «Восходу» могут позавидовать большинство белорусских хозяйств. Но далеко не всё определяется техникой. На этом предприятии я увидел профессионалов и настоящих фанатов своего дела. И это, на мой взгляд, намного важнее немецких комбайнов. Ведь именно человек заставляет технику работать.

 

Фото Сергея Балая




Оставьте комментарий (0)