Какие у Лукашенко вопросы к спецслужбам — российским и своим?

Сразу вспоминаются похищение украинца Павла Гриба в Гомеле, ставшие шоком для властей весенние протесты «дармоедов», сказки о лагерях боевиков для подготовки белорусского Майдана…

В сотрудничестве разведывательных органов Беларуси и России есть определенные вопросы, заявил Александр Лукашенко 17 октября. «У нас сегодня есть возможность обсудить эти проблемы», — сказал белорусский президент гостю — директору российской Службы внешней разведки (СВР) Сергею Нарышкину.

Председатель КГБ Валерий Вакульчик и директор СВР Сергей Нарышкин — партнеры или соперники?

Пассаж о проблемах был тщательно упакован в стандартную риторику о плодотворном взаимодействии разведслужб, за которое Лукашенко Нарышкину благодарен.

«Скрывать тут нечего: мы работаем в теснейшем контакте… Мы защищаем интересы наших государств и народов — так, как и все специальные службы в любом государстве», — рассуждал Лукашенко на встрече. Он подчеркнул, что разведслужбам двух стран стоило бы лучше координировать работу по защите национальных интересов.

Принципиальный момент, однако, заключается в том, что интересы Минска и Москвы отнюдь не тождественны, а временами расходятся настолько, что порождают острые конфликты — вплоть до нефтегазовых, информационных и прочих войн. На внешней арене разница интересов стала особенно бросаться в глаза после Крыма.

Поэтому наивно думать, что спецслужбы Беларуси и России так уж идиллически взаимодействуют и прозрачны одна для другой.

 

Кто подбрасывал страшилки?

Главная претензия со стороны Лукашенко к сотрудничеству между КГБ и СВР «связана с качеством разведывательной информации, касающейся Беларуси, которая поступает от СВР белорусским коллегам по официальным каналам в соответствии с двусторонними договоренностями».

Такое мнение высказал в комментарии для Naviny.by директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) Арсений Сивицкий.

В частности, по его словам, «именно российская сторона сразу же после начала российско-украинского конфликта в 2014 году начала выдумывать сценарии дестабилизации обстановки в Беларуси, якобы инспирированные западными спецслужбами, и ретранслировать их белорусским коллегам».

Эти надуманные сценарии, полагает аналитик, в частности, легли в основу донесений президенту Беларуси во время «тунеядских» протестов февраля — марта нынешнего года.

Напомню: тогда спецслужбы и государственные СМИ упорно навязывали версию о лагерях для подготовки боевиков в соседних странах — якобы с целью повторить в Беларуси украинский сценарий, устроить здесь кровавый майдан. Судя по всему, был инсценирован прорыв некоего джипа с оружием якобы со стороны Украины. На основе «разоблачений» загадочной фрау А. из Берлина состряпали дело «Белого легиона», которое потом рассыпалось.

В общем, ошарашенная белорусская публика стала свидетельницей целого парада фейков.

«Очевидно, что эта информация настолько противоречит реальной действительности, особенно на фоне приглашения Лукашенко на саммит Восточного партнерства в Брюссель, что не могла не вызвать вопросы у высшего руководства страны», — заключил Сивицкий.

 

Похищение Павла Гриба и проезд НОД по Минску

Если же брать другую мощную спецслужбу России — ФСБ, то у официального Минска наверняка возникли к ней серьезные вопросы после августовского похищения в Гомеле украинца Павла Гриба. Потом он обнаружился в краснодарском следственном изоляторе. Выяснилось, что юноша находился в розыске по статье 205 Уголовного кодекса РФ (террористический акт), а инициатором розыска являлось управление ФСБ по Краснодарскому краю.

Этот инцидент, когда комментаторы заговорили, что российские спецслужбы хозяйничают в Беларуси как у себя дома, «создал кризис в белорусско-украинских отношениях, ударил по репутации Беларуси», напомнил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

У белорусского руководства могут быть вопросы к российским спецслужбам и «в связи с появлением активистов НОД в Минске», отмечает, со своей стороны, руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

Напомним: колонна из семи автомобилей, украшенных символикой этой радикальной антилиберальной организации, а также флагами, георгиевскими лентами и изображениями Владимира Путина, беспрепятственно прокатила по Минску вечером 18 сентября. Заметьте: этот демонстративный проезд состоялся в разгар белорусско-российских учений «Запад-2017», когда и так отовсюду неслись неприятные для Лукашенко заявления, что Москва превращает Беларусь в свою вотчину.

«Это секрет полишинеля, что за НОД в России стоят тамошние спецслужбы, что это организация абсолютно подконтрольная и ни о какой самостоятельной инициативе там речи не идет», — подчеркнул Поротников в комментарии для Naviny.by.

 

Что стоит за разбором полетов в ОАЦ?

Похоже, что у Лукашенко действительно накопилось немало вопросов не только к российским, но и к собственным спецслужбам. В минувшую пятницу глава государства сенсационно отстранил от должностей до окончания расследования представленных ему фактов руководство Оперативно-аналитического центра (ОАЦ).

В независимых СМИ возник веер версий. На совещании у президента прозвучал намек на какие-то коррупционные дела, но, может быть, там целый букет претензий? Может, недовольство связано, в частности, с тем, что спецслужбы проморгали весенние протесты «дармоедов», а в их разгар, мягко говоря, не вполне адекватно информировали президента?

А может, за этим стоит раздражение в связи с информационными поражениями в контексте «Запада-2017»? Или с тем, что не анализировалась должным образом обстановка в армии, что привело, в частности, к грандиозному скандалу, связанному с трагической гибелью солдата Александра Коржича?

«Претензии к ОАЦ могут быть связаны с тем, что его деятельность не вполне соответствует целям и задачам, которые ставились перед структурой. По сути, ОАЦ превратился в технический орган, регулирующий интернет», — замечает Сивицкий.

Между тем, по словам аналитика, замышлялось, что это будет особая спецслужба вроде американского Агентства национальной безопасности. И что она будет контролировать все телекоммуникации в стране, включая те, в которые вовлечены чиновники, представители других спецслужб, превентивно разоблачать преступные поползновения, пресекать коррупцию и пр.

Но так не получилось. «Выпала также аналитическая составляющая», — подчеркивает Сивицкий.

 

Увлеклись борьбой против крамолы, провалили аналитику

Стоит подчеркнуть, что ОАЦ — самая таинственная из белорусских спецслужб, которая считается особо приближенной к официальному лидеру.

Разбором полетов в ней Лукашенко шлет сигнал, что «если уж ближайшая к президенту спецслужба может быть обезглавлена в результате одного заседания, то остальным рассчитывать на снисхождение тем более не приходится», считает Поротников.

По его мнению, президент может быть в претензии к спецслужбам за то, что они проваливают «вопросы, связанные с прогнозированием, аналитическим обеспечением».

«Они слишком увлеклись гонкой за оппозицией, выискиванием политической крамолы, борьбой с откровенным криминалитетом, коррупцией, организованной преступностью, но при этом проваливается непосредственная деятельность, связанная, в частности, с контрразведкой, нейтрализацией активности иностранных спецслужб, в том числе и российских», — считает Поротников.

Так или иначе, можно предвидеть, что Лукашенко будет наводить порядок в спецслужбах самолично. Некогда он с гордостью отмечал, что не поставил их под контроль гражданского общества, потому что это, мол, привело бы к развалу силовых структур.

Но, как видим, и жесточайший контроль сугубо с самого верха не гарантирует от капитальных провалов. В частности, как замечает Карбалевич, «спецслужбы бессильны против пороков, порожденных самой политической системой».

Между тем аналитики прогнозируют, что разбор полетов белорусских спецслужб с суровыми кадровыми решениями может продолжиться.