«Белсат» перестал быть каналом только для белорусской оппозиции

Аудитория телеканала за прошедшие десять лет существенно изменилась.

Вещающий на Беларусь польский телеканал «Белсат» в начале декабря отметил десятилетие. К юбилею он подошел в непростой ситуации: практически весь этот год было непонятно, удастся ли решить вопрос с финансированием — МИД Польши планировал существенно сократить расходы. К этому стоит добавить бесконечный конвейер штрафов белорусским журналистам, которые сотрудничают с телеканалом.

«Белсат» оказался в замкнутом круге — власти Беларуси не дают телеканалу аккредитацию, вынуждая своих же граждан работать нелегально, а потом выписывают им за это штрафы.

За десять лет работы здесь «Белсат» пережил и обыски с конфискацией техники, и задержания сотрудников с последующими административными арестами. По количеству штрафов журналисты «Белсата» вообще стали лидерами среди коллег.

 

Через тернии

«Белсат» является структурным подразделением Польского телевидения (TVP). Он был создан в 2007 году по договору между TVP и МИД Польши как телеканал, который вещает на Беларусь со спутника.

Начиная работу, «Белсат» подал документы для регистрации корпункта в белорусский МИД, но получил отказ из-за якобы неверно оформленных бумаг. Последующие попытки легализовать свой статус в Беларуси оказались также безуспешными — причиной отказа назывался тот факт, что сотрудники телеканала работают в стране без аккредитации. Получился замкнутый круг — власти не дают аккредитацию, вынуждая своих же граждан работать нелегально, а потом выписывают им за это штрафы.

Сначала белсатовцев не штрафовали, им лишь выносили предупреждения за работу без аккредитации. Дело в том, что Кодекс об административных правонарушениях предусматривает за работу без аккредитации лишь такое наказание.

Но с апреля 2016 года заработало «ноу-хау»: к журналистам «Белсата» начали применять часть 2 статьи 22.9 КоАП (незаконное изготовление продукции СМИ), штрафы по которой варьируются от 20 до 50 базовых величин.

Юридическая служба Белорусской ассоциации журналистов неоднократно подчеркивала, что к физическим лицам, то есть журналистам, статья 22.9 применяться не может — ее действие распространяется только на юридические лица.

Впрочем, были и радостные моменты: в 2016 году на фоне потепления отношений между Беларусью и Западом несколько белорусских журналистов, работающих на «Белсат», получили временную аккредитацию как сотрудники TVP.

Но после протестов февраля-марта 2017 года журналистов, сотрудничающих с иностранными СМИ без аккредитации, снова стали наказывать штрафами. В основном их получают именно белсатовцы.

 

Финансирование на 2018 год есть

Вдобавок весь год была тревожной и ситуация с дальнейшим финансированием — польский МИД решил на две трети сократить финансовую поддержку телеканала. Причиной называлось увеличение расходов на польские консульские службы и поддержку сирийских беженцев. Несколько месяцев шло обсуждение судьбы телеканала.

В начале декабря стало известно, что финансовая комиссия сената Польши одобрила поправки, которые позволят Министерству финансов выделить для «Белсата» средства на следующий год. Формально за это решение еще должны проголосовать депутаты на пленарной сессии, но в положительном исходе мало кто сомневается.

По словам представителя «Белсата» в Беларуси Алексея Минченка, телеканалу планируют выделить 20 млн злотых (около 5,6 млн долларов). «Эта сумма позволит нам функционировать на том же уровне, что и сейчас», — сказал он в комментарии для БелаПАН.

Кроме того, «Белсат» получит дополнительное финансирование в рамках совместной программы Польши и Великобритании по противодействию российской дезинформации в регионе. Бюджет программы составит порядка 10 млн фунтов, в равных долях внесенных обеими странами.

Минченок считает, что, несмотря на все сложности, за десять лет «Белсату» удалось многого добиться: «К своему десятилетию «Белсат» подошел как нормальный телеканал. Нас смотрят и нас боятся — исполняются два необходимых для телевидения критерия. Боятся чиновники. Об этом свидетельствуют нон-стоп-суды, которые сейчас продолжаются над нашими журналистами. В этом году около 50 тысяч рублей (25 тысяч долларов) наши журналисты заплатили за то, что просто делают свою работу».

По словам Минченка, одним из свидетельств того, что телеканал смотрят, является тот факт, что когда белсатовцы — ведущие программ и журналисты — приезжают в районные города, их узнают на улице или в магазине местные жители.

«Для тех групп людей, которые не пользуются интернетом или для которых интернет не является ценным источником информации, наш телеканал является возможностью узнать о том, что происходит в стране и мире», —сказал Минченок.

При этом он отмечает, что телеканал «самим фактом своего существования вносит большой вклад в противостояние российской пропаганде». Собеседник напомнил, что на белорусских государственных телеканалах более 60% составляет контент российского производства, и это беспокоит даже белорусскую власть.

«У нас же основной контент — нашего производства, — сказал Минченок. — По сути, «Белсат» делает за власть ее работу — доносит белорусскую точку зрения на события в стране или мире. Мы помогаем властям справиться с теми задачами, которые они ставят для своих медиа. Поэтому они могли бы так сильно нас и не трогать».

 

Ахиллесова пята

В свою очередь медиааналитик Павлюк Быковский отмечает, что за десять лет работы «Белсат» приобрел новые качества. «Он начинался исключительно как спутниковый телеканал, а сейчас значительную часть своей аудитории получает в интернете за счет онлайн-вещания», — сказал эксперт.

По его мнению, телеканал довольно успешен в производстве документальных фильмов, организации и съемке концертов белорусских музыкантов.

«Некоторые документальные фильмы, которые снимает «Белсат», иногда показывают школьные учителя детям, когда это касается литературных и исторических героев, — отметил Быковский. — Телеканал получил такое признание и играет ту роль, которую мог бы играть специально созданный для этих целей — вещание на культурную тематику — третий канал Белорусского телевидения».

Если брать политический аспект, говорит Быковский, то стримы, которые «Белсат» делал во время весенних акций протеста, показали, что этот формат востребован.

«А журналисты телеканала, несмотря на отсутствие у них официальной аккредитации, не боялись идти на такие несанкционированные акции, делать оттуда включения. Все это востребовано аудиторией», —подчеркнул аналитик.

Он также отметил, что за прошедшие годы изменилась аудитория «Белсата» — он воспринимается уже не как телеканал для оппозиции или представителей контркультуры, круг зрителей значительно расширился.

«У «Белсата» увеличивается число качественных материалов, которые могут вызывать доверие и влиять на восприятие аудитории», — сказал Быковский.

Слабое же место «Белсата», по мнению собеседника, вот в чем: «Ежегодно возникает вопрос о финансировании на следующий год. «Белсат» не имеет юридической самостоятельности. Это все еще проект между TVP и МИД Польши. И в любой момент может возникать конъюнктура, которая прекратит данный проект».

 

Многое зависит от политической конъюнктуры

Перспективы же регистрации «Белсата» в Беларуси, по мнению аналитика, призрачны.

«Хотя прецедент был, когда четыре сотрудника TVP, работающие на «Белсат», получили временную аккредитацию, — сказал Быковский. — МИД не обращал как бы внимания, что это сотрудники именно «Белсата», признавал их сотрудниками TVP. Но, тем не менее, была аккредитация, были даже материалы, сделанные из Дома правительства. Но это был, мне кажется, как какой-то эксперимент, не более того. Это не изменило редакционную политику канала и не дало возможности выстроить отношения с белорусскими властями».

По словам собеседника, у других СМИ, вещающих из-за границы, по-разному решаются вопросы юридического оформления.

«Те проекты, которые находят возможность выстроить отношения с белорусскими властями, либо открывают корпункт, либо получают аккредитацию для своих сотрудников,— сказал Быковский. — И хотя они дальше ходят под угрозой ее лишиться, но в целом защищены больше, чем сотрудники «Белсата».

Белорусские власти показали, что могут принимать прагматичные решения, говорит Быковский. Например, «Радио Свобода» не имеет в Беларуси корпункта, но имеет аккредитованных корреспондентов, у «Еврорадио» есть и корпункт, и аккредитованные корреспонденты.

«Можно найти форму, которая всех бы устроила,— уверен Быковский. — Но сейчас постоянную аккредитацию таким проектам белорусские власти не дают. И в случае с «Белсатом» многое зависит от того, как выстраиваются отношения официального Минска с Варшавой».