СК не нашел нарушений прав «смертника» Игоря Гершанкова

Мать приговоренного к смертной казни «черного риелтора» Игоря Гершанкова Людмила Гершанкова обратилась в Следственный комитет с информацией о нарушениях законодательства во время предварительного следствия по делу и избиении ее сына в местах лишения свободы. Следователи не нашли подтверждения словам женщины.

СК не нашел нарушений прав «смертника» Игоря Гершанкова

21 июля 2017 года Могилевский областной суд признал фигурантов дела Семена Бережного, а также супругов Игоря и Татьяну Гершанковых виновными в совершении убийств и приготовлении к убийствам, похищении человека и приготовлении к похищению, а также в мошенничестве, разбое, вымогательстве, хищении или уничтожении документов.

Гершанковы также признаны виновными в незаконном обороте наркотиков или психотропных веществ (хранение без цели сбыта).

Четвертый фигурант дела Борис Колесников был обвинен в разбое, пособничестве при совершении убийства и при похищении человека.

Бережного и Игоря Гершанкова облсуд приговорил к смертной казни, Татьяну Гершанкову — к 24 годам лишения свободы, Колесникова — к 22 годам и одному месяцу заключения.

20 декабря 2017 года Верховный суд оставил без изменения приговоры фигурантам дела, а апелляционные жалобы их и их защитников без удовлетворения.

Несмотря на отклонение апелляционной жалобы, Игорь Гершанков продолжает утверждать, что не виноват в убийствах и его вынудили, применяя физическую силу и психологическое давление, писать явку с повинной. Об этом свидетельствуют письма осужденного матери Людмиле Гершанковой, предоставленные ею БелаПАН. Согласно им, побои, нанесенные во время его нахождения в изоляторе временного содержания и в тюрьме в Могилеве, не фиксировались, хотя имеются факты его обращений в медицинские структуры.

Кроме того, по словам Гершанкова, написанное его рукой заявление о явке с повинной было сделано под воздействием физической силы и психологического давления, и это легко можно было бы установить, сравнив с его обычным почерком. Однако следователь, который вел данное дело, по утверждению осужденного, не передал на почерковедческую экспертизу образцы его обычного почерка. Тем самым, по мнению осужденного, по отношению к нему было совершено преступление.

Кроме того, в корреспонденции, датированной 20-ми числами декабря, Гершанков заявляет, что Верховный суд необоснованно отклонял его ходатайства. «Как предоставлять доказательства своей невиновности и непричастности к тем эпизодам, если Верховный суд отклоняет все ходатайства и заявления?» — пишет Гершанков в письме к родным.

Как заявила БелаПАН Людмила Гершанкова, сын пытается жаловаться в различные инстанции, но его жалобы не доходят до адресатов, соответственно никто не реагирует, поэтому ей приходится самой писать и отправлять обращения. «Хотя бы оставили живым его, не убивали, легче было б на душе. Я инвалид II группы, муж мой III группы, хоть бы самим концы не отдать», — сказала она.

Как сообщил БелаПАН начальник отдела информации и связи с общественностью Следственного комитета Сергей Кабакович, следственные органы провели дополнительную проверку информации, предоставленной матерью Игоря Гершанкова о нарушениях прав ее сына, однако изложенные женщиной данные не нашли подтверждения.

В августе 2017 года Людмила Гершанкова заявила об угрозах сыну со стороны милиции, его избиении при нахождении под стражей, и обратилась с жалобой в различные инстанции. Однако, по ее мнению, «рука руку моет», поэтому никакие приведенные ею факты угроз и избиения официально не подтвердились. В то же время, как ранее отмечала мать осужденного, после этих обращений подобные действия в отношении ее сына прекратились.

Евросоюз осудил смертные приговоры фигурантам дела «черных риелторов» и вновь призвал официальный Минск ввести мораторий на смертную казнь.

 




Оставьте комментарий (0)