«Цель — нормальные условия для пациентов». Новый радиологический корпус изнутри

В новый радиологический корпус Минского городского онкодиспансера вложили десятки миллионов долларов, здесь установлено современное оборудование и используются уникальные технологии.

Новый радиологический корпус Минского городского онкологического диспансера построен не только с применением новейших технологий, но и с учетом нормальных человеческих потребностей в комфорте.

Naviny.by побывали в новом корпусе и узнали, что с его появлением появилось нового в диагностике и лечении онкологии в Минске.

 

Из четырехместной палаты в двухместную

Переезд в новый радиологический корпус первых больных, которые проходят лучевую терапию в Минском онкологическом диспансере, случился за несколько дней до Нового года. А 29 декабря диспансер посетил Александр Лукашенко.

Многие из этих людей имеют особые потребности в быту, потому что у каждого своя беда — у кого-то стоит стома (кишечник выведен на переднюю брюшную стенку), у кого-то мочеприемник.

Пациенты перешли из старо корпуса постройки начала 70-х годов, где лежали по четыре-пять человек в палате и с одним туалетом на коридор, в новый корпус, где одно- и двухместные палаты со всеми удобствами.

На лучевую терапию в соседний построенный два года назад корпус, где размещены линейные ускорители, больные пока ходят по улице. Однако со временем, когда реконструкция диспансера завершится, все корпуса соединят переходами, рассказала заместитель главного врача по радиологии Минского городского онкодиспансера Галина Сильченко.

Заместитель главного врача по радиологии Галина Сильченко

 

Радиойодтерапия начнется в конце месяца

Палаты, где разместятся больные, которые будут проходить лечение и диагностику радиоактивным йодом, пока пустуют.

Радиойодтерапию временно не проводят, это связано с переездом, необходимостью оформления разрешительных документов и отсутствием в Минске препарата йода, который поставляется из Польши. По словам Галины Сильченко, это обычная практика, когда в период с конца декабря до 7 января терапия не проводится — в Польше рождественские каникулы, производство не работает. Планируется, что поставки йода и процесс лечения возобновится после 15 января.

До начала декабря в Минске лечили и проводили определенный вид диагностики радиоактивным йодом в здании 1961 года строения — розовом одноэтажном здании на улице Академическая. Здание давно непригодно для выполнения своих функций. Еще в 2009 году Управление радиационной безопасности Департамента по ядерной и радиационной безопасности МЧС заявляло, что вопрос строительства современного радиологического корпуса «обострен до предела».

В старом корпусе было 10 мест, бытовые условия не соответствовали современным понятиям о комфорте. Так что для больных раком щитовидной железы, среди которых есть и дети, а некоторые проходят через несколько процедур, появление нового радиологического корпуса — явление историческое без преувеличения.

Заведующий отделением ядерной медицины Минского онкологического диспансера Дмитрий Клименко с гордостью показывает два этажа, где расположились 20 одноместных палат, в том числе для людей, которые передвигаются на колясках — с более широкими дверями, специальными приспособлениями в ванной и туалете.

Заведующий отделением ядерной медицины Дмитрий Клименко

Принцип безбарьерной среды соблюден во всем здании. Во всех палатах есть холодильник, телевизор и wi-fi. На стенах — фотографии с белорусскими пейзажами.

«Есть специальное помещение, где пациентам выдают капсулы лечебного йода, далее они идут в свою палату и не должны выходить из нее, так как являются источником ионизирующего излучения. Период полураспада радиоактивного йода — около восьми дней, но конкретный период зависит от особенностей организма, некоторым людям надо и две недели. Делаются ежедневные замеры, и только когда пациент безопасен для окружающих, после проведения обследования его выписывают. Мы понимаем, что пациент определенное время изолирован, и важно, чтобы человек чувствовал себя комфортно», — рассказал Дмитрий Клименко.

Около двери каждой палаты есть датчик и лампочка, которая сигнализирует, если пациент палату покидает. Сигнал поступает на пульт, который находится в специальном помещении. Туда же на специальный дисплей поступает вызов от пациента, фиксируется время вызова, а также время реагирования персонала. На пульт передается картинка с изображением происходящего вокруг здания и в палатах.

«У пациента, — рассказала Галина Сильченко, — будет радиотелефон для общения с персоналом. Медсестра может заходить в палату, но только по необходимости и с применением специальных защитных приспособлений — свинцовой передвигающейся защитной ширмы и жилета».

Журналистам Naviny.by показывали палату, где проходило кварцевание (обеззараживание помещения ультрафиолетовым излучением кварцевой лампы). Ни мы, ни врачи этого не заметили, но через минуту подошла медсестра, которая увидела на дисплее, что люди находятся в обрабатываемом помещении, и выключила лампу.

На дисплее отображается также работа пульта управления и контроля системы вакуумной канализации.

В связи с особенностью лечения в радиологическом корпусе канализация здесь автономная. В старом корпусе жидкость из канализации выдерживалась определенное количество периодов полураспада йода в специальных отстойниках — бетонных сооружениях на глубине восьми метров.

Канализация в новом корпусе — полностью герметичная компьютеризированная система с многоступенчатой системой фильтрации с двукратным дублированием, которая полностью исключает любое влияние на внешнюю среду и персонал. Такая система в подобных учреждениях есть даже не во всех странах ЕС, говорят минские врачи.

 

Исследование на ПЭТ, которое за рубежом стоит 600-1000 долларов

Еще одна гордость отделения ядерной медицины — новые диагностические возможности.

Есть здесь гамма-камеры, которые позволяют после введения специального препарата увидеть на мониторе, поражены лимфоузлы или нет.

Галина Сильченко пояснила: «Допустим, у женщины рак молочной железы, и нужно определить состояние лимфатических узлов. От того, есть ли изменения в лимфатических узлах, зависит объем операции по удалению опухоли. Если лимфоузел поражен, определяется его точное местоположение, делается биопсия во время операции. Если есть раковые клетки, хирург удаляет лимфоузлы».

Для проведения радиодиагностики, радиотерапии вот-вот начнет использоваться позитронно-эмиссионный томограф (ПЭТ), совмещенный с компьютерным томографом (КТ).

Такого аппарата в Минске нет, в стране подобные три имеются только в РНПЦ онкологии и радиологии им. Александрова. Именно оттуда — из циклотронного комплекса ПЭТ-центра РНПЦ — будут поставляться изотопы для сканера в Минске. Работа с изотопами будет вестись с привлечением специального оборудования, что исключает воздействие радиации на персонал.

Исследование на этом приборе позволяет, говоря простым языком, ввести изотоп в организм и увидеть все имеющиеся у человека опухоли или метастазы. Диагностика на ПЭТ признана более чувствительной в сравнении с другими методами. А совмещение с КТ позволяет точно определить, где опухоль находится.

«Бывает, — рассказала Галина Сильченко, — что у пациента находят меланому небольшого размера. Однако при этом стоит задача исключить удаленные метастазы. Чтобы не делать большое количество исследований на компьютерном томографе, проводится одно исследование на ПЭТ. Такая процедура стоит за рубежом 600-1000 долларов».

В Беларуси, согласно законодательству, вся онкологическая помощь оказывается гражданам страны бесплатно, разве что за палату повышенной комфортности можно заплатить. Минские онкологи планируют зарабатывать на иностранцах — после получения соответствующей лицензии.

Есть и другие технологии, но все они направлены на то же самое — выявить опухоли. Для этого будет делаться томография с использованием эмиссионных томографов, совмещенных и не совмещенных с КТ.

Обследовать таким образом можно различные органы на разные заболевания, не только онкологические. Например, проверить, как работают почки, нервная система. Ряд исследований проводятся амбулаторно. Оборудование уже готово к использованию и скоро начнет работать.

 

Большие планы

У Минского онкологического диспансера большие планы — снесут старый радиологический корпус, на его месте построят многоэтажное здание. За счет этого планируется расширить службу дистанционной лучевой терапии и модернизировать операционные (дополнительно появится пять залов).

В 2018 году начнется реконструкция поликлиники. Сейчас проходят проектные работы, рассказал Naviny.by главный врач Минского городского клинического онкодиспансера, главный внештатный онколог комитета по здравоохранению Мингорисполкома Владимир Караник.

Главврач Минского городского онкодиспансера Владимир Караник

«Наша цель — доступность и уменьшение очередей, нормальные условия для пациентов, — сказал он. — В реконструированном здании появятся лифты, а безбарьерная среда будет полностью реализована. Потребность в поликлинических услугах возрастает, ведь количество пациентов, состоящих на учете в Минском онкологическом диспансере, увеличилось на 30% и достигло 64 тысяч человек. Чем мы лучше лечим, тем больше пациентов находятся под нашим наблюдением и нуждаются в контрольных осмотрах и диспансеризации».

В целом затраты на проект по переоснащению и реконструкции диспансера планировались в размере 153 млн долларов, рассказал Владимир Караник.

Только на строительство нового радиологического корпуса уже израсходовано более 50 млн рублей. Практически все оборудование, которое поставлено в новый радиологический корпус новое, и его цена порядка 30 млн долларов.

Владимир Караник отметил, что десятки тысяч людей, которые прошли через лечение онкологических заболеваний, не очень любят рассказывать о своем диагнозе и вспоминать о своей болезни, вот и создается впечатление, что люди не вылечиваются:

«Среди ваших знакомых есть люди, которые прошли успешное лечение рака, просто вы об этом не знаете. А вот если кто-то поздно обратился, и врачи ничего не смогли сделать, это активно обсуждается. Это большая социальная проблема, это потрясение для родственников. Вот и создается ощущение, что онкологическое заболевание — это приговор. На самом деле 55% онкологических пациентов, состоящих на учете, живы более пяти лет с момента установления диагноза. Чаще всего если в течение этого периода болезнь не вернулась, пациент будет жить и дальше».

А среди 45% умерших многие люди ушли по причинам, не связанным с онкологическим заболеванием, сказал врач. Прежде всего, потому, что рак — это в большинстве случаев болезнь пожилых.

Например, в диспансере удалили опухоль молочной железы женщине в возрасте 101 года, а мужчине сделали операцию на кишечнике в 96 лет. Такие пациенты могут умереть от старости, от инфаркта и инсульта, говорит Владимир Караник.

Согласно прогнозу онкологической заболеваемости, связанной с демографической структурой населения, в целом по стране с 2010 по 2020 год рост заболеваемости раком составит около 86%, а по Минску — около 92%.

«Переоснащение онкологической службы и было сделано для того, чтобы служба была готова к увеличению числа заболевших раком и не допустила увеличения смертности. В настоящее время в Минске при росте заболеваемости смертность уменьшается», — заключил Владимир Караник.

 

 

Фото Сергея Балая

 




Оставьте комментарий (0)
  • Мммм...а у народца есть деньги там лечиться? Медицина то в бульбингеме, условно бесплатная.