Коммивояжеры из МИДа кассу не сделают

Внешнеполитическому ведомству не по силам обеспечить значительный рост и диверсификацию экспорта — нужны экономические реформы.

Во внешнеэкономической деятельности хотя и есть сдвиги к лучшему, но проблемы отнюдь не рассосались. Правда, виноват в этом не МИД, на который возложена миссия продвигать белорусский экспорт по всем азимутам.

Развитие внешнеэкономической деятельности обсуждали на днях Александр Лукашенко и министр иностранных дел Владимир Макей.

Глава внешнеполитического ведомства на этой встрече сообщил, что по итогам прошлого года экспорт вырос на 23%. По словам Макея, на две трети это произошло за счет роста цен, но в остальном — за счет увеличения физического объема, и министр считает, что такие результаты можно оценить положительно.

 

Повезло с конъюнктурой

Действительно, сама по себе такая динамика похвальна. Вот только некоторые детали делают картину не особо радужной.

Во-первых, нынешний рост впечатляет лишь на фоне весьма значительного падения в 2015-2016 годах. За 11 месяцев 2017-го было продано за рубеж товаров на 26,4 млрд долларов, экстраполяция на весь год дает 28,8 млрд. Между тем три года назад, по итогам 2014-го, показатель, по данным Белстата, составлял 36,1 млрд, за год до того — 37,2 млрд, а еще годом ранее — вообще 46,1 млрд!

Таким образом, даже до возвращения на прежние рубежи еще очень и очень далеко.

Во-вторых, не видно серьезных изменений в структуре экспорта: как и прежде, доминирует статья «минеральные продукты», доля которых по сравнению с прошлым годом повысилась с 21,9% до 24,1%. Доля машин, оборудования и транспортных средств осталась практически на прежнем уровне — было 18,0%, стало 18,2%, а удельный вес продукции химической промышленности и продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья даже снизился — соответственно с 20,2% до 18,6% и с 17,6% до 16,7%.

Следует также принять во внимание, что рост мировых цен на нефть позволил подзаработать России, основному потребителю нашей продукции. Поэтому у восточной соседки расширились возможности покупать белорусские несырьевые товары. Иными словами, и здесь немаловажную роль сыграло изменение мировой конъюнктуры.

Отсюда вытекает вывод, что в случае нового падения цен сегодняшние успехи окажутся под ударом.

 

Торгуем в минус, с диверсификацией слабо

Далее, несмотря на рост экспорта, отрицательное сальдо увеличилось с 3,4 до 4,2 млрд долларов, поскольку импорт вырос еще больше.

Наконец, по-прежнему практически не удается приблизиться к решению задачи, которая поставлена в утвержденной правительством Национальной программе поддержки и развития экспорта на 2016-2020 годы.

К концу этого срока необходимо обеспечить равное распределение экспортных поставок между тремя рынками: Евразийский экономический союз, Евросоюз и страны так называемой дальней дуги (Азия, Африка, Ближний Восток, Латинская Америка, Океания).

Фактически экспорт в страны ЕАЭС составляет сейчас 47,1%, в ЕС — 26,2%, так что на «дугу» приходится около 26,7%.

При этом львиная доля нашего экспорта в Европу по-прежнему приходится на нефтепродукты. Прорыва на европейские рынки с другим товаром так и не произошло. При том что Брюссель отменил почти все экономические санкции в отношении Беларуси и к тому же снял ограничения на поставки текстиля, на что прежде пенял официальный Минск.

 

Китайский дисбаланс

Наибольший же перекос наблюдается в торгово-экономических отношениях с Китаем.

В недавнем интервью агентству «Синьхуа» Владимир Макей в качестве выдающегося достижения привел тот факт, что за 25 лет дипломатических отношений двусторонний товарооборот вырос почти в сто раз.

Звучит, конечно, впечатляюще. Однако числами такого же порядка можно охарактеризовать экономическое взаимодействие с очень многими странами. Просто потому, что четверть века назад у только что получившей независимость Беларуси это взаимодействие либо находилось на минимальном уровне, либо вообще отсутствовало.

В любом случае нынешний объем товарооборота с КНР выглядит внушительно. Но он может однозначно радовать лишь в том случае, если не вспоминать о колоссальном отрицательном сальдо в 2,2 млрд долларов. Белорусский экспорт в Китай составляет всего 1,2% от общего объема, из стран «дуги» даже в Бразилию мы продаем больше (1,6%).

Разумеется, декларированное стратегическое партнерство, пусть не очень внятное, с одним из мировых лидеров сильно греет душу, однако в какие-то конкретные дивиденды, в первую очередь экономические, оно как-то не трансформируется.

 

Проблема — в конкурентоспособности товаров

В целом же можно только пожалеть внешнеполитическое ведомство, на которое взвален такой груз ответственности. Его загранпредставители фактически вынуждены выполнять функции коммивояжеров, при том что конкурентоспособность белорусской продукции, за редким исключением, оставляет желать лучшего.

И тут хоть из кожи вон вылезь, чудес не сотворишь. Как в случае с Китаем, где посольство возглавляет весьма профессиональный экономист Кирилл Рудый.

Причина же, по которой белорусский товар теряет конкурентоспособность, хорошо известна: остро не хватает зарубежных инвестиций, особенно в сфере современных технологий. Это, в свою очередь, стало следствием общей внутренней политики белорусского режима, в том числе торможения экономических реформ.

Вдобавок, как сообщил Макей, в рамках «оптимизации деятельности МИД и системы дипломатической службы в целом» центральный аппарат ведомства сокращен примерно на треть, загранучреждения — на 15%. Так что выполнять неблагодарную миссию станет еще труднее.




Оставьте комментарий (0)