Вадим Можейко. ГОРОД. Спонтанность креативных пространств

Джентрификация в белорусской столице идет в духе мировых тенденций, но пока всем участникам этого процесса не хватает опыта и системного подхода.

Вадим МОЖЕЙКО

Вадим МОЖЕЙКО

Кандидат культурологии, магистр управления. Эксперт по культуре и образованию «Либерального клуба», амбасадор сообщества Press Club Belarus.

За последние годы в Минске на развалинах советского промышленного наследия как грибы после дождя выросли культурные кластеры, лофты, арт-площадки и прочие креативные пространства. Завод «Горизонт» начали обживать в 2011 году «Арт Сядзіба» и выставка «Радиус нуля», а сегодня там пространства «ВЕРХ», «Корпус» и много арт-бизнесов поменьше. На заводе «Калибр» — «Столовка XYZ» и стартап-хаб Imaguru, в помещениях МЗОРа на Октябрьской — Space, SQUAT, Ok16 и другие проекты.

Несмотря на кажущуюся внезапность, это уже долгая история, со своими финишами и рестартами. Например, фотошкола Studio67 создавала одноименную площадку в бывшем заводском кинотеатре на Партизанском проспекте, потом закрыла ее и перешла к созданию «Корпус 8», который теперь, в свою очередь, переродился в «Культ. центр «Корпус». Дважды открывался и закрывался «ЦЕХ», теперь его команда пытается накраудфандить на третью реинкарнацию.

До сих пор большинство таких площадок возникало спонтанно: в том смысле, что это была инициатива отдельных людей, порой удачный грант. Владельцы площадей пока редко понимают, в чем смысл таких креативных пространств, и вместо привлечения арендаторов порой парадоксально враждуют с ними.

Так, BelSwissBank как собственник старого заводского корпуса выгнал «ЦЕХ» из первого помещения, не продлив договор аренды (как замечала через несколько лет куратор «ЦЕХа» Юлия Дорошкевич, сдать то помещение банк впоследствии так и не смог). Не лучше начал свой путь культурного кластера «Горизонт», расторгнув договор с «Арт Сядзібай» якобы за нарушение противопожарной безопасности и временного режима — потом управляющей компании «Горизонт-Белинвест-Девелопер» придется самим выходить на арендаторов с предложениями взять у них площади под культурную площадку (так возникнет «Корпус 8»).

Конечно, стратегия борьбы тут бессмысленна. Джентрификация — естественный для всего мира процесс, когда невостребованные помещения и непрестижные районы из-за низкой аренды становятся привлекательными для небогатых творческих профессионалов. Они обживают пространство, частично реконструируют, но главное — с помощью культуры превращают в центр притяжения для креативных индустрий, хипстеров, богемы и богачей.

Впрочем, мало поставить на фабричных руинах знак «Здесь будет модное креативное пространство», важно организовать все как следует — включая такие технические аспекты, как бюджетное отопление огромного старого цеха.

Чтобы не изобретать велосипед, наступая на грабли, можно, например, воспользоваться «Пособием по дизайну для культурных центров». Архитектор из Словакии Петер Лений собрал там 123 истории и интервью про 30 кейсов трансформации старых фабрик, заводов, железнодорожных станций и даже кораблей в современное творческое пространство. А благодаря программе «Культура и креативность» пособие доступно бесплатно, онлайн и даже на белорусском языке.

Уже, впрочем, нарабатывается и белорусский опыт стратегического бизнес-подхода к джентрификации. Пожалуй, первый случай, когда крупный бизнес в Беларуси целенаправленно покупает площадку для ее использования как креативного пространства — «Белгазпромбанк», выкупивший в марте 2017 года три производственных цеха МЗОРа на Октябрьской, 16 за 3 млн долларов и готовый вложить туда еще столько же. В результате возник инкубатор культурных проектов Ok16, который рассчитывает на эффект синергии и стремится «не нарушить и поддержать ту среду и тот дух, который уже был сформирован на Октябрьской».

Помимо похвальной любви «Белгазпромбанка» к культуре как таковой, у вложений в раскрутку помещения на Октябрьской, 16 есть и логичный бизнес-резон. Если стремиться поддерживать дух улицы, то это будет способствовать притоку творческих людей, формировать славу «места для продвинутых горожан» — и, в конечном счете, повышать стоимость актива.

Вот почему привлечение арендаторов из креативных индустрий должно кровно интересовать владельцев площадей любого умирающего белорусского завода: культурные пространства генерируют поток прогрессивных горожан и в перспективе повышают ценность помещения, которое занимают.

И если на красных директоров надежды мало (хотя и она умирает последней), то частным владельцам старых цехов уж тем более стоит присмотреться к опыту Ok16, почитать европейские книжки и постараться привлечь к себе достойных арендаторов с арт-пространствами.

Впрочем, ничто не вечно под луной — и это к лучшему. Джентрификация — процесс цикличный, в соответствии с «эффектом Сохо»: сперва художники приходят в забытый богом район и делают его модным местом, но благодаря этому там взлетают цены на аренду и кофе, и самим художникам место становится уже не по карману — как это и произошло с районом Сохо в Нью-Йорке.

Возможно, когда-нибудь такая же судьба ждет и район улицы Октябрьская в Минске. А креативные индустрии отправятся покорять новые районы столицы.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

 

 

  • Джентрификация, накраудфандить и проч. от некоего кандидата культурологии. И эти люди требуют от меня выучить белорусский язык...
  • Джентрификация, накраудфандить и проч. от некоего кандидата культурологии. И эти люди требуют от меня выучить белорусский язык...
  • Holland Rika, если вы не знакомы с терминами "джентрификация" и "краудфандинг", то при чем тут белорусский язык?
  • Holland Rika, если вы не знакомы с терминами "джентрификация" и "краудфандинг", то при чем тут белорусский язык?
  • Holland Rika, если вы не знакомы с терминами "джентрификация" и "краудфандинг", то при чем тут белорусский язык?