«Добры дзень. Я — Кіт»

15 февраля Бориса Кита похоронят на православном кладбище в Висбадене.

Борис Кит из того поколения белорусов, которое впервые получило возможность учиться на родном языке. Это случилось при Польше, в 1920-е годы. В семье знали цену образованию.

Борис родился в 1910 г. в Санкт-Петербурге, где отец работал на почте. Но после революции родители из-за голода вернулись в родную деревню (сейчас улица в г.п. Кореличи Гродненской области).

В 1924-м открылась белорусская гимназия в Новогрудке, и отец, положив на воз мешок картошки, отвез сына из деревни Огородники в Новогрудок и со словами «Это всё, что я могу для тебя сделать» уехал домой.

Борису тогда было уже 16 лет и в кармане лежало свидетельство об окончании начальной школы в Кореличах.

Учителя гимназии заметили способность молодого парня к математике. Окончив гимназию, в 1928 г. он поступил на физико-математический факультет университета им. Стефана Батория в Вильно.

Кит — учитель от бога. Так отзывались о нем ученики и студенты европейского отделения Мэрилендского университета в Гайдельберге (Германия), где он преподавал математику с 1972 по 1993 гг. В персональном архиве Бориса Кита в фондах Новогрудского историко-краеведческого музея хранится полсотни отзывов студентов и благодарностей администрации университета за преданность профессии и выдающийся вклад в развитие высшего образования в одном из самых престижных американских университетов в 1960-1990 годы.

Секрет успеха и долголетия Кита в том, что плюс к таланту он всю жизнь учился сам и получил огромную возможность самореализации, работая на стыке наук: сначала (1956-58) исследователем в космическом отделении Rockwell International в Лос-Анджелесе, которое занималось космическими проектами, начиная с «Навахо», «Аполло» и заканчивая шаттлами, а затем (1958-1963) руководителем научно-исследовательской группы Департамента ВВС США в Вашингтоне, который занимался космическими и военными ракетами.

Здесь ему пригодились все его знания, полученные в Вильно и в университете Людвига Максимилиана в Мюнхене, куда он поступил в 1945 году и где изучал химию.

Эта страница его биографии вызывает удивление и вопросы. Много ли белорусов училось в Германии в 1945-м? Тем более в Западной Германии.

Кит уехал на Запад в 1944-м, сразу после отступления немцев. Почему? Потому что он работал на оккупированной территории. Он учил детей в школе в деревне Лебедево под Молодечно и открыл так называемый Торговый институт в Молодечно, получив на это разрешение гауляйтера Беларуси Вильгельма Кубе.

Он считал, что война не отменяет образования. Дети должны учиться. И он знал, что за это, в лучшем случае, его ждала Сибирь. Не спасет даже тот факт, что он был арестован и целый месяц просидел в тюрьме в Глубоком. Он говорил, что «умирал» там каждый день. Потому что каждый день кого-то из камеры уводили на расстрел.

Спас ученик, который устроил ему побег. Но Кит был свидетелем массовых вывозов жителей Барановичской области в сталинские лагеря в 1940-41 гг., когда никто не разбирался, и людей увозили без суда и следствия. И он уехал.

Сказать, что ему повезло — мало. Он был готов бороться и строить новую жизнь.

В Америке он, что называется, попал в струю. Началось покорение космоса. Советский Союз запустил первый искусственный спутник в 1957 году, а затем космический корабль с человеком на борту в 1961-м. В США оказались многие ведущие ученые, бежавшие от нацистского режима в Германии, которые за океаном продолжили свои исследования.

Президент США поставил задачу догнать СССР, начались активные разработки новых видов ракетного топлива, и Кит руководил группой исследователей, которые занимались жидким водородом. Результатом этого периода стала книга о всех видах ракетного топлива под названием Rocket Prоpellant Handbook, написанная в соавторстве с Дугласом Ивередом в 1960 году. Предисловие к книге написал Теодор фон Карман, которого считают отцом современной аэродинамики и родоначальником сверхзвуковой эпохи. После этого они сблизились и подружились. Кит написал биографию доктора Кармана для журнала «Астронавтика» (1987 г.)

На Бориса Кита возлагают обязанности советника и эксперта по развитию международной астронавтики, в особенности советской космонавтики. Он участвует в подготовке доклада президенту Линдону Джонсону, а также в исторической встрече американских и советских ученых в области космонавтики в Москве, встречается с советскими физиками-ядерщиками, прилетевшими на всемирный конгресс в Рочестере в 1960 г. Кит прекрасно говорит по-русски, и это тоже имеет большое значение.

В этот период он встречается и сотрудничает в научном плане с Вернером фон Брауном, немецким ученым, конструктором ракет, который был одним из руководителей германского военно-исследовательского ракетного центра в Понемюнде. В Германии под его руководством была создана ракета А-4, в США он с 1945 года и руководит разработкой ракет «Редстоун», «Юпитер» и ракеты-носителя «Сатурн».

Америка, как известно, собрала лучшие умы после окончания Второй мировой войны. В круг друзей Бориса Кита входит профессор Фредерик Ордвей, основатель Международной федерации астронавтики, по рекомендации которого Кит стал академиком Международной академии астронавтики. Совместно с Ордвеем Кит пишет книгу «История и современное состояние советской астронавтики» (1964 г.)

В 1963 г. он переходит работать в космический отдел International Telephone and Telegraph Corporation, занимается разработкой спутниковой связи и становится советником президента кампании. В 1964-м — в Национальное бюро стандартов, где на протяжении четырех лет занимается вопросами стандартизации аэрокосмической продукции. Затем два года работает в Департаменте армии и участвует в разработке стратегий военной тактической спутниковой связи.

И завершает свою карьеру в США в качестве исследователя-аналитика в Департаменте транспорта.

У него семья — жена Нина, на которой он женился в Беларуси перед самой войной, и двое сыновей — Владимир и Виктор.

С 1972 года начался новый этап в жизни Бориса Кита. Он уходит на пенсию, переезжает в Германию во Франкфурт-на-Майне и становится преподавателем математики в европейском отделении Мэрилендского университета в Гайдельберге.

В возрасте 73 лет в университете в Регенсбурге Кит защищает докторскую диссертацию «Антоний Зыгмунт. Его жизнь и вклад в развитие математики ХХ века». Известный польский математик возглавлял математическую школу Виленского университета, когда Борис Кит был студентом.

В Германии он встретил Тамару Казевич. У нее были украинские корни и она говорила по-русски. Красивая, с точеной фигурой и походкой балерины, Тамара стала второй женой Кита, хотя они продолжали жить раздельно. Кит — в своем однокомнатном номере в отеле, а Тамара — в трехкомнатной квартире. И каждый день Борис Владимирович садился на трамвай и ехал к жене на обед, часто покупая по дороге букет цветов.

Германия гораздо ближе к родине, чем Америка. В 1992 году он приехал в Беларусь, впервые после эмиграции в 1944-м. И, конечно, приехал в Новогрудок.

Мы его ждали, готовились к встрече в музее, который еще только создавался и экспозиция не работала. Кит появился на день раньше, чем мы ожидали. Открылась дверь. На пороге стоял мужчина в кепке и с портфелем в руках.

«Добры дзень. Я — Кіт». В свои 82 года он взбежал на Курган Мицкевича, минуя серпантинную дорожку. Борис Владимирович привез с собой коллегу, профессора химии Битину Хайнц. У нее были светлые волосы и славянское лицо. Позже он сказал, что она была похожа на его первую любовь, девушку из Новогрудка, которой он давал частные уроки математики.

Он приехал еще раз в 1994 г. Тогда по решению Новогрудского горисполкома ему было присвоено звание почетного гражданина города. Он стал первым, кто получил это звание. И оно значило для него также много, как и высшие награды в области астронавтики — Золотая медаль Всемирной академии астронавтики и Золотая брошь германского астронавтического общества им. Вернера фон Брауна.

Кит хотел, чтобы в Новогрудке появился университет европейского типа. Он готов был сам читать в нем лекции и приглашать других известных ученых. Он хотел создать сеть таких университетов в малых городах Беларуси. Чем хуже Новогрудок Гёттингена, в котором учился Теодор фон Карман?

Он искал поддержку своей инициативы в Беларуси и во всем мире. Передал в Новогрудский музей свой личный архив, который сейчас насчитывает более тысячи единиц хранения.

Он помог Новогрудку установить партнерские отношения с городом Ляйменом, из которого на протяжении десяти лет в белорусский райцентр поступала гуманитарная помощь. Он всегда был рад, когда к нему приезжали гости из Беларуси. И хотел быть похороненным на родине. И никогда не забывал, что он белорус, несмотря на американское гражданство.

 

Фото предоставлены Новогрудским историко-краеведческим музеем из персонального фонда Бориса Кита

 

* Тамара Вершицкая, создатель Новогрудского историко-краеведческого музея и Музея еврейского сопротивления

 




Оставьте комментарий (0)