Александр Перепечко. СТРАТЕГИИ. Восточная Европа-2. Что могут миротворцы?

Александр ПЕРЕПЕЧКО

Александр ПЕРЕПЕЧКО

Окончил аспирантуру Белорусского государственного университета и докторантуру Вашингтонского университета (Сиэтл, США). Доктор философии по специальности «Экономическая, социальная и политическая география». Участник международных научно-аналитических программ в Беларуси, России, США и Франции. Эксперт по ГИС, статистическим моделям и Восточной Европе. Консультант по геополитике, геостратегии и элитам в проекте www.geostrategy.info.

В первой части статьи была выявлена связь между территориями в зоне российских A2AD (ракеты малой и средней дальности, крылатые ракеты и другое высокоточное оружие) и пространствами локальных конфликтов в Восточной Европе-2.

Эти конфликты находятся под зонтиками противовоздушных и наземных А2AD систем РФ (Российская Федерация) и с севера, востока и юга охватывают и на большую глубину заходят в Беларусь, Украину, Молдову и Грузию.

На стратегическом уровне Восточная Европа-2 превратилась в специфический театр военных действий (ТВД). В результате малых войн на его прирубежных — более русских (а также абхазских и осетинских) — территориях созданы военные плацдармы: Транснистрия, Абхазия, Южная Осетия, Крым и восточный Донбасс. Сюда введены войска и силы безопасности РФ, в ряде случаев — под флагом ООН. РФ имеет военные объекты в Беларуси.

Во второй части было выдвинуто предположение о том, что родной язык и экономический кризис сами по себе не порождают сепаратистские мятежи. Нужны лидеры, оружие, деньги, пропаганда, разведывательная информация, подпольные сети, организация, планы, лозунги.

После победы Евромайдана в Киеве и бегства Виктора Януковича в РФ на востоке Украины началась война оперативного уровня, суть которой в децентрализованном характере боевых действий и максимальном учете обстоятельств местной оперативной обстановки.

Логика военных действий оперативного уровня породила в восточном Донбассе необходимые условия — триггеры — для политической и военной мобилизации потерявших работу машиностроителей и шахтеров и/или не желавших украинизироваться и европеизироваться русскоговорящих профессионалами из российских спецслужб и армии, сепаратистами и авторитетами криминального мира.

Эта логика определила и характер войны — Bandenkrieg (война бандитских группировок), в которой боевые действия и бизнес-интересы воюющих сторон идут рука об руку. Линия фронта для них не является помехой для бизнеса, в котором цена ухода с позиций определяется в долларах.

Оперативный уровень зависит от уровня стратегического. Прилетят ракеты Iskander-M SRBM с Северного Кавказа — и конец любым операциям в восточном Донбассе! Не зря мы так долго и нудно разбирали А2AD системы в части первой статьи и особенности войны на оперативном уровне — во второй.

Прибытие голубых касок в восточный Донбасс стратегическую ситуацию не изменит. Но они могут повлиять на ход событий на тактическом уровне, а при определенных условиях — и на оперативном. Как именно? Приведет ли это к миру в восточном Донбассе?

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Парадоксы миротворческих сил ООН

 

Парадокс № 1. Миротворцы систематически препятствуют прекращению войны

Практика использования миротворческих сил ООН показывает, что попытки извне навязать прекращение огня и военных действий малым, средним и даже большим странам, как правило, не ведет к прекращению конфликта.

Зона конфликта остается разделенной между враждующими сторонами. Бои могут и прекратиться, но состояние войны продлевается на неопределенное время.

Вместо того чтобы заняться восстановлением разрушенного хозяйства и разорванных социальных тканей, противники используют прекращение огня как передышку для подготовки к следующей войне.

Конфликт оказывается «замороженным», и военное соперничество может длиться десятилетиями, как например, в случае между Индией и Пакистаном или Южной Кореей и КНДР.

 

Парадокс № 2. Умиротворить более сильного, чтобы избежать собственных потерь

Оказавшись вовлеченными в военный конфликт, миротворцы ООН не могут (не имеют права!) принимать участия в боях. Приоритетом для них является избежание собственных потерь. Поэтому командиры голубых касок обычно стараются умиротворить более сильную в данном месте воюющую сторону любой ценой: соглашаются выполнять требования этой стороны, закрывают глаза на ее злоупотребления и даже преступления и т.п.

Поскольку каждое отдельно взятое подразделение войск ООН старается умиротворить более сильную в отдельно взятом месте сторону конфликта, действия голубых касок на тактическом уровне продлевают конфликт. Противоборствующие стороны продолжают вооружаться и перевооружаться.

Если конфликт в восточном Донбассе затянется, то мы наверняка увидим сражения, в которых вооруженная американскими противотанковыми управляемыми ракетами Juvenile украинская армия будет противостоять атакующим на новейших российских танках «Армата» сепаратистам и военнослужащим РФ.

 

Парадокс № 3. Миротворцы препятствуют формированию логического постоянного дисбаланса сил между воюющими сторонами

В чем сущность войны? Это организованное коллективное использование военной (физической, хотя не только) силы друг против друга как минимум двумя противоборствующими сторонами.

Для чего? Чтобы согнуть, сломать противника до такой степени, что тот частично или полностью окажется в милости у победителя, который и продиктует условия мира. Иначе говоря, решительные победы и полное истощение сил являются решающими факторами для перехода от войны к миру.

А раз каждое отдельно взятое подразделение войск ООН старается умиротворить более сильную в данном месте сторону конфликта, то это препятствует появлению некоего логического постоянного дисбаланса сил, способного положить конец боевым действиям.

Победа не достигнута, силы не истощены, и война становится эндемическим явлением в регионе.

 

Парадокс № 4. И не друг, и не враг, а так

Типичным является отсутствие интереса голубых касок к тому, что происходит в районе конфликта. Почему? Потому что для них там нет «своих» и нет «чужих».

В восточном Донбассе миротворца из африканского государства ждут незнакомые физический и культурный ландшафты и странные группы вооруженных людей, которые воюют друг с другом утром, а торгуют вечером.

Иное дело — миротворцы из Беларуси. Для белорусов и украинцы, и русские «свои», и белорусы понимают, что происходит в восточном Донбассе. Для украинцев и русских белорусы тоже «свои», да вдобавок еще и «не такие коррумпированные».

Подразделения из Боснии и Герцеговины, куда входят военнослужащие разных вероисповеданий и национальностей, обладающие уникальным опытом участия в межцивилизационной войне в бывшей Югославии, также могли бы принести пользу. Они знают, что такое Bandenkrieg и им не надо объяснять, что война в восточном Донбассе — это часть стратегии ревизионистского государства РФ по возвращению Украины в русский мир.

 

Парадокс № 5. Не способны защитить мирное население

Стремясь избежать боя, голубые каски ООН тем самым оказываются не в состоянии защитить мирное гражданское население, попавшее под обстрел или атакованное одной из воюющих сторон.

В лучшем случае, миротворцы ООН остаются пассивными наблюдателями насилия, а то и открытой резни, как это случилось в Боснии и Руанде. В худшем случае, они могут стать соучастниками — вольными или невольными — этнической чистки, как это случилось с Dutchbat, голландскими подразделениями ООН в Сребреницком анклаве Боснии и Герцеговины в июле 1995 г.

Эти миротворцы фактически помогли армии боснийских сербов под командованием генерала Ратко Младича выделить в отдельную группу мужчин призывного возраста из среды боснийских мусульман; группа была уничтожена...

Нормальной реакцией оказавшегося в опасности гражданского населения является бегство с территории, на которой идут бои. А присутствие войск ООН тормозит эту адекватную реакцию. У сбитых с толку мирных жителей возникает иллюзия, что теперь они находятся под защитой голубых касок и могут оставаться дома. Но ведь опасность остается! Когда граждане, наконец, прозревают, бежать уже поздно.

Война в восточном Донбассе вылилась в 1,7 млн перемещенных лиц и 1,4 млн беженцев в соседние с Украиной страны. Военные действия не прекратились, и люди продолжают уезжать. Как изменятся потоки покидающих родные дома жителей после прибытия миротворцев?

Сегодня этого не знает никто. Известно только, что государства, потенциально готовые принимать беженцев, отказывают в статусе беженца людям, прибывающим из районов, где миротворцы ООН «поддерживают мир».

 

Парадокс № 6. Коррумпированные царьки и мелкие деспоты любят участвовать в миротворческих миссиях ООН

Обычно такие правители преследуют две цели.

Первая цель чисто финансовая. Поскольку участие в составе миротворческих миссий хорошо оплачивается, то авторитарные правители с удовольствием предоставляют недостаточно хорошо вооруженных, слабо подготовленных и плохо оплачиваемых военнослужащих в состав войск ООН. При этом правители могут обязать своих военных жертвовать частью выплачиваемого им ООН жалованья.

Известны случаи, когда участвовавшие в миссиях ООН военнослужащие из бедных стран были уличены в мародерстве и контрабанде.

Вторая цель — политико-финансовая. Деспоты нашего времени известны тем, что обворовывают свои народы и государства и переводят украденное в банки западных (а также восточноазиатских и ближневосточных) стран и на офшорные счета.

Эти правители уничтожают или сажают в тюрьмы своих политических противников, преследуют оппозицию, собирают дань с бизнеса, организованных преступных группировок, наркобизнеса и торговцев людьми, наживаются на незаконных поставках оружия.

Деньги таких правителей могут быть отслежены, скажем, финансовой разведкой США, а затем под давлением Департамента юстиции тех же США — конфискованы. В нужный момент диктатору ставится ультиматум: или делай то, что тебе скажут, или прощайся со своими деньгами! Российский элитолог Сергей Кургинян назвал такие операции «перехватом элит».

Так вот, предоставляя своих военнослужащих в состав миротворческих миссий ООН, царьки некоторым образом рассчитывают на индульгенцию за свои преступления и на возможность воспользоваться наворованным и вывезенным за рубеж. Авось зачтется!

 

Парадокс № 7. Проклятье мультилатерализма

Рассмотренные парадоксы связаны с еще одним парадоксом, являющимся «родовой травмой» сил ООН.

Поскольку все государства ООН de jure равноправны, считается apriori, что все войсковые подразделения в составе военных миссий ООН обладают одинаковыми боевыми качествами. Здесь дело не только в вооружении и боевой выучке: военнослужащих из любой страны можно прекрасно обучить и оснастить самым современным оружием.

Проблема в том, что в силу института многонационального командования, осуществление качественного контроля над войсками, предоставляемыми в состав сил ООН разными государствами, как и введение единых тактических и этических стандартов, невозможно.

 

Что реально могли бы сделать миротворцы в восточном Донбассе

1) Исключительно важно, чтобы голубые каски получили мандат ООН, дающий право не только присутствовать и наблюдать... На сегодняшний день трудно представить такого рода «миротворческую» миссию. Пока что известны только прецеденты несанкционированного применения оружия голубыми касками.

2) Всякое нарушение соглашений о прекращении огня следует наказывать по меньшей мере санкциями, а еще лучше — судебным преследованием со стороны Международного уголовного суда. Тогда голубые каски могли бы выполнять функции, связанные с мерами по соблюдению санкций и по исполнению решений суда. Впрочем, представители РФ в ООН вряд ли на это согласятся.

3) Несмотря на соглашения, подписанные в Минске (Минск II), военные действия в восточном Донбассе продолжаются. Поэтому жизнь гражданского населения в местах, где идут бои, и в населенных пунктах, подвергаемых обстрелу, зависит от гуманитарной помощи. Это именно те случаи, когда миссия ООН становится звеном в обеспечении помощи, а также посредником в переговорах между ведущими бои сторонами.

4) В зоне конфликта около 3,8 млн человек нуждаются в гуманитарной помощи. В то же время Bandenkrieg все больше захватывает восточный Донбасс. В этой связи помощь голубых касок в распределении гуманитарной помощи и ее доставке в наиболее отдаленные и изолированные уголки региона становится неоценимой.

5) Исходя из масштаба и сложности конфликта становится очевидным, что размещения голубых касок только вдоль линии прекращения огня и украинско-российской границы недостаточно. Сегодня обсуждается возможность введения подразделений ООН на всю территорию восточного Донбасса. Может понадобиться несколько десятков тысяч голубых касок, что впрочем вряд ли выдержит бюджет операций ООН по поддержанию мира.

Естественно, первым шагом в этом направлении должен быть полный вывод армии и сил безопасности РФ из зоны конфликта.

 

Кто или что, помимо миротворцев, может принести мир в восточный Донбасс?

I. В РФ прекрасно понимают, что оперативный уровень зависит от уровня стратегического. Поэтому там и придают большое внимание A2AD системам, считая их ключом для успешного ведения малых войн в Восточной Европе-2.

Размещение в январе этого года второго дивизиона ракет земля-воздух S-400 (A2AD система) в Севастополе в дополнение к размещенному прошлой весной первому дивизиону под Феодосией поставило воздушное пространство на южном фланге Украины под еще больший контроль РФ.

Буквально на днях в Калининградской области появились ракеты Iskander-M.

Достижение стратегического баланса A2AD систем РФ и НАТО на восточном фланге НАТО и в ТВД Восточная Европа-2 является необходимым условием для установления мира в восточном Донбасе, Крыму, Транснистрии, Абхазии и Южной Осетии. Это прекрасно понимают в администрации Дональда Трампа. Покупка американских ракетных оборонительных комплексов Patriot Польшей на сумму 10,5 млрд долларов и Румынией на сумму 3,9 млрд является важным шагом к ликвидации стратегического преимущества РФ в A2AD системах в Восточной и Центральной Европе. Эти сделки уже утверждены Государственным департаментом США.

Также в ближайшее время Польша и Румыния могут получить системы THAAD. Со временем системы THAAD возможно будут заменены системами AEGIS Ashore, являющимися по сути наземным вариантом корабельных AEGIS BMD.

II. Значительные по территории ДНР, ЛНР, Транснистрия, Абхазия, Южная Осетия и Крым — порождения войн оперативного уровня. Эти войны никогда не были и не могли быть автономными. Действия офицеров спецназа, армии РФ и сепаратистских сил в этих регионах зависели и зависят от более масштабных взаимодействий вооруженных сил РФ, действующих как единое целое на всем ТВД Восточная Европа-2.

Вывод армии и сил безопасности РФ из восточного Донбасса, а также Транснистрии, Абхазии, Южной Осетии и Крыма лучше начать сегодня, а не ждать пока в Восточной Европе-2 появятся войска НАТО. А это может произойти, если их туда пригласят.

III. Создание Украиной современной армии по образцу армий на Западе позволит обескровить силы сепаратистов в боях и одержать решительную победу на оперативном и тактическом уровнях. Это и есть достаточное условие перехода от войны к миру в восточном Донбассе.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».