Лукашенко и Европа: испортит ли малину Москва?

Белорусский президент отклеил ярлык последнего диктатора Европы, но демократом не стал. Впрочем, Евросоюзу важнее геополитический эффект…

Сегодня — два года с того момента, как Евросоюз вывел из-под санкций Александра Лукашенко и 169 персон из его вертикали, а также несколько белорусских предприятий. От давления на режим Брюссель перешел к «втягиванию».

После Крыма все к этому и шло. Еще в марте 2015-го в интервью Bloomberg белорусский президент позволил себе поиронизировать: «Я больше не последний диктатор Европы. Есть диктаторы немного хуже, чем я, не так ли? Я уже меньшее зло».

Оправдала ли себя новая политика Евросоюза по отношению к Беларуси? Кто больше выиграл — Брюссель или Минск? А кто больше всего проиграл? И наконец, не прихлопнет ли всю эту оттепель Кремль?

 

Геополитический расчет оправдался

У Евросоюза было две задачи, отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич. Первая — поддержать стремление Беларуси дистанцироваться от Москвы, занять нейтральную позицию в конфликте России с Украиной и Западом. И «в принципе, здесь итог позитивный».

Второй задачей, по словам аналитика, было содействие демократизации. И вот здесь «успехи минимальные».

На сегодня в Беларуси нет людей, которых Брюссель считал бы политзаключенными (при том что в списках белорусских правозащитников и оппозиции есть несколько таких персоналий). В конце прошлого года власти предпочли прекратить нашумевшее дело «Белого легиона», напомнил собеседник.

Он делает вывод, что «власти проводят репрессии с оглядкой».

 

Репрессии с оглядкой, выборы «в лучших традициях»

Действительно, репрессивный цикл прошлого года, когда режим нервно среагировал на «дармоедские» протесты, оказался более коротким и дозированным, нежели после разгрома Площади в 2010 году (вследствие чего, собственно, Брюссель и ввел санкции против верхушки и наиболее старательных функционеров режима).

Сейчас власти стараются не перегибать палку, но никакой демократизацией не пахнет. Рецидивы уличной активности душатся тактикой мелкого фола: оппозиционеров прижимают штрафами и краткосрочными административными арестами. Поправки в закон о массовых мероприятиях таят в себе дополнительные капканы.

Преследуются журналисты телеканала «Белсат», блокируются особенно раздражающие верхушку режима политические сайты («Белорусский партизан», «Хартия-97»). Втайне от общественности готовится новая редакция закона о СМИ, которая предположительно сильнее зажмет интернет, социальные сети.

Наконец, Лукашенко не пошел даже на косметические изменения избирательного законодательства. Нынешние местные выборы проходят не только по старым правилам, но и «в лучших традициях»: оппозицию почти тотально отсекли от избиркомов, досрочное голосование (к которому у внутренних критиков режима и ОБСЕ — серьезные претензии) зашкаливает (за два дня — более 11%).

Причем председатель Центризбиркома Лидия Ермошина (тоже, к слову, выведенная из-под санкций ЕС два года назад) даже не скрывает, что «государственная, учебная, административная власть использует все рычаги для того, чтобы стимулировать избирателя прийти на участки и проголосовать».

Глава ЦИК считает, что это «стимулирование в рамках закона». Наблюдатели-правозащитники тем временем заявляют о «каруселях».

Еще в период заморозки санкций ЕС перед их отменой Ермошина, как давно мечтала, побывала в Париже, сходила в «Мулен Руж». Париж ее не особо впечатлил, зато понравился Рим.

В целом же после того, как чиновникам Лукашенко открылся гордящийся демократией Старый Свет, в проведении выборов у нас, как видим, европейскости не добавилось. У нас тут свой «Мулен Руж», и все знают, кто заказывает музыку.

 

Оппозиция: пакет акций уменьшился

Оппозиция в нынешних выборах участвует довольно вяло, малыми силами. В общем-то, больших сил и нет. При этом в оппозиционной среде популярен мотив с нотками обиды, что Европа-де отступила от демократических ценностей, пошла на соглашение с режимом в духе реалполитик, оставив борцов против диктатуры наедине с ней, без поддержки.

Да, «пакет акций оппозиции сократился», соглашается Карбалевич. Он отмечает: «У Евросоюза есть свои геополитические интересы, которые не всегда совпадают с интересами белорусской оппозиции». Но, задается риторическим вопросом аналитик, многого ли добилась оппозиция в пору, когда Брюссель активно ее поддерживал и, напротив, изолировал Лукашенко?

Демократизация — это задача прежде всего не Брюсселя, а самого белорусского общества, резюмировал Карбалевич.

В любом случае то, что «Евросоюз, несмотря на свои внутренние проблемы, так или иначе присутствует в Беларуси», важно для ее дальнейшей судьбы, заявил в комментарии для Naviny.by политолог, один из лидеров зарегистрированного в Литве общественного движения «Дзея» Алесь Логвинец.

По его мнению, взаимодействие с ЕС, возникновение новых двусторонних проектов поддерживает в нашей стране «позитивный европейский дискурс». Даже госорганы сейчас имеют планы сотрудничества со структурами ЕС, написания заявок на гранты. Все это развивает горизонтальные связи, «немножко больше открывает страну».

При этом Евросоюзу важно взаимодействовать не только с госструктурами, но и с гражданским обществом, «наполнять оба сосуда», чтобы в итоге формировались условия для диалога между независимым сообществом и властями внутри страны, резюмировал Логвинец.

 

Путин после выборов возьмет в оборот?

При этом ряд белорусских аналитиков, в частности директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) Арсений Сивицкий, считает, что Владимир Путин, переизбравшись в марте, возьмется за суровое воспитание союзника, который, согласно популярному в Москве мнению, отбился от рук, не демонстрирует должной лояльности.

Действительно, разве не обидно: у Лукашенко с Западом теперь мир, дружба, жвачка, а вот Россию эти проклятые западники обкладывают все новыми санкциями. Вчера министр финансов США Стивен Мнучин дал понять, что «кремлевский список» — не шутка и Вашингтон активно работает над санкциями в отношении приближенных к Путину олигархов и высших чиновников.

В опубликованном же днем ранее докладе директора Национальной разведки США Дэниэла Коутса отмечается: «Россия рассматривает Беларусь как критический буфер между собой и НАТО и будет стремиться испортить любое потепление между Минском и Западом».

Напомню, что даже решение Лукашенко не лететь в ноябре на саммит Восточного партнерства в Брюссель вызвало трактовки типа: все ясно, Путин не разрешил.

 

Коридор для маневра, скорее всего, сохранится

Представляется, однако, что все сложнее. Есть, конечно, и оглядка на Москву, велика зависимость от нее. Но Лукашенко сам — и в силу внутренних убеждений, и, главное, в силу специфики созданной им системы — не готов брататься с Европой. Разрушать так любовно отстроенный режим личной власти в угоду этим гнилым либеральным заморочкам — ага, сейчас.

«Лукашенко не пересекает красные линии. Нет бурного развития отношений Минска с ЕС, которое вызвало бы гнев Москвы», — считает Карбалевич.

Он также обращает внимание на то, что обычно Минск и Москва наиболее остро конфликтовали в нефтегазовой сфере, сейчас же вопросы поставки российских энергоносителей в Беларусь на ближайшие два года урегулированы.

В следующем году сторонам предстоит договариваться о продлении аренды Россией двух ее военных объектов на белорусской территории — РЛС «Волга» под Ганцевичами и узла связи ВМФ под Вилейкой. Но здесь спор если и будет, то о цене, полагает Карбалевич.

Вчера министр обороны Беларуси Андрей Равков заявил, что благодаря этим объектам «белорусы имеют несколько сотен рабочих мест, где хорошо платят». Также, отметил министр, белорусская сторона получает дивиденды в виде информации (надо понимать военного характера) и бесплатного использования полигона Ашулук в Астраханской области (туда ездят стрелять наши ракетчики).

В то же время от размещения российских военных баз (не нынешних сооружений с циклопическими антеннами, а именно баз — с вооружением и боеготовым личным составом) Лукашенко наверняка будет отбиваться, как отбился от авиабазы в 2015 году.

Насколько сильно решит давить Кремль — вопрос открытый. В ближайшие год-два у Минска, скорее всего, сохранится коридор для маневра.

 

 




Оставьте комментарий (0)
  • Тут и трепыхаться нечего как мотылек у лампы. Пример соседней "самостийной" у всех на виду. Движение в "Европу" за свой счет Там всего завались и сразу
  • А почему кавычки? Вас украинский язык так дергает или независимость?
  • (Подавляя зевоту) очередное тех же щей, да пожиже влей по теме как Россия Синеокую и аннексировать не хочет и в Европу не пущает...
  • Так это самоназвание "независимой" якобы Украины
  • Это имперский пропагандистский сленг.
  • Как вам будет угодно. Советую посоветоваться по этим вопросам с Польшей
  • Как вам будет угодно. Советую посоветоваться по этим вопросам с Польшей
  • Как бы ни распиналась Беларусь перед "свободной" и "цивилизованной" Европой, для нее она всегда будет Неправильной страной, но только лишь до тех пор, пока не запляшет под их дудку... Пример - "смелая, свободная, молодая украинская демократия". Запад в восторге от нее!!! (аплодисменты) А вот Путин не делает исключения никакой стране бывшего СССР - самостоятельность полная! Хотите сотрудничать - Пожалуйста, не хотите - До свидания.
  • А где вы видите в мире современности полную независимость от всего и от всех? Так не бывает! мы сами выбираем (как лично, так и как правительство) от кого и чего больше хотели бы зависеть, а от кого дистанциироваться. речь должна идти не о зависимости, а о ВЗАИМОЗАВИСИМОСТИ. О зависимости говорят слабаки!
  • Если вы хотите быть независимыми то на свои ресурсы и торгуйте по рыночным ценам. Самая независимая это Сев. Корея. Милости просим. Пока что вы живете на льготной российской нефти и российских кредитах и трепитесь о независмости
  • Если вы хотите быть независимыми то на свои ресурсы и торгуйте по рыночным ценам. Самая независимая это Сев. Корея. Милости просим. Пока что вы живете на льготной российской нефти и российских кредитах и трепитесь о независмости