Праздник или бой с режимом? Оппозиция продолжает ломать копья вокруг юбилея БНР

Власти вбросили компромиссное и вместе с тем коварное предложение: шествие не позволим, но можем разрешить концерт на шикарной площадке…

Стрим, организованный «Радыё Свабода», превратил заседание белорусских оппозиционеров вечером 26 февраля в этакое реалити-шоу. Оргкомитет юбилейного Дня Воли, собравшись в столичном офисе Партии БНФ, битых три часа решал, но так и не смог решить задачку, подкинутую властями.

 

 

Политизированная публика, смотревшая трансляцию, получила сильное впечатление о состоянии умов, уровне взаимного доверия и степени договороспособности противников режима. Судя по комментариям в соцсетях, разочаровались даже те, кто в принципе уже давно разочаровался.

У высокого же начальства был повод поставить перед собой большое картонное ведро попкорна и получать наслаждение, тешась выводом, что с такими противниками можно править еще долго и в ус не дуть.

Впрочем, есть и другой взгляд. «Это нормальная демократия», от которой белорусское общество просто отвыкло, считает эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич. «Такие дискуссии были в Верховном Совете ХІІ созыва», — отметил аналитик в комментарии для Naviny.by.

 

«Будет две тысячи человек, два барда и два сломанных мегафона»

Краткое содержание предыдущих серий таково. Еще в январе представители 13 партий и организаций подали в Мингорисполком заявку на шествие, митинг и концерт в центре столицы в День Воли 25 марта.

Причем в нынешнем году на этот традиционно отмечаемый оппозиционерами день приходится столетие провозглашения Белорусской Народной Республики — первой попытки создать независимую Беларусь. В общем, дата для оппозиции и всей национально акцентированной публики — сакральная.

Власти же пока по обыкновению тянут с официальным ответом, а неофициально вбросили предложение: дадим организовать митинг и концерт у Большого театра (место, сразу скажем, шикарное), но — никакого шествия.

Вот вокруг этого предложения и разгорелась буча на оргкомитете. Одно крыло во главе с известным вождем уличной борьбы Николаем Статкевичем (также активно выглядел Вячеслав Сивчик) стояло на том, что отказаться от шествия значит капитулировать перед режимом. Второе крыло (лидеры Партии БНФ Рыгор Костусёв, Алексей Янукевич, соучредитель культурного центра «Арт Сядзіба» Павел Белоус и другие) настаивали на том, что сверхзадача — устроить безопасный красивый праздник, на который придет много людей.

«Для меня это не праздник», — бросил в сердцах Статкевич. Потом смягчил: «Не только праздник».

«Если мы не договоримся о месте проведения концерта до 5 марта, будете проводить и петь сами… Будет две тысячи человек, два барда и два сломанных мегафона», — мрачно пророчествовал, урезонивая максималистов, блогер Эдуард Пальчис.

 

Риск упустить драгоценное время

Суть дискуссии внутри оргкомитета сводится к тому, чем является День Воли — праздником или днем протеста, отметил в комментарии для Naviny.by председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько.

По его словам, стратегический подход ОГП заключается в том, что «это должен быть праздник», для протестных же акций есть много других дней в календаре. А чтобы праздник получился красочным, уже сегодня нужно иметь договоренности со Змитром Войтюшкевичем, Лявоном Вольским и другими знаковыми исполнителями, подчеркнул Лебедько.

На вчерашнем оргкомитете именно это — что нужен запас времени, чтобы решить вопросы с артистами, аппаратурой, разрекламировать событие и пр. — подчеркивал Белоус, известный организатор инициатив с национальным колоритом.

Иначе говоря, чем раньше будет ясность с форматом, тем лучше. На разрешенное мероприятие охотно пойдут семьями, с детьми, не опасаясь попасть под раздачу. Легальное многотысячное шоу в центре столицы — такого у сторонников демократической европейской Беларуси давно не было. И для всех, кто хочет перемен, это был бы мощный посыл на фоне фатализма и уныния последних лет.

Но на сумбурном заседании 26 февраля лишь создали разношерстную группу для переговоров с горисполкомом, причем ее полномочия жестко ограничили. Например, наказали не только настаивать на шествии, но и принципиально не соглашаться на установку заграждений вокруг места концерта. Мол, если режим поставит «загородки», то это жестоко оскорбит чувства его оппонентов. Хотя это стандартный прием обеспечения безопасности. Да, не очень приятно, но что — из-за этого ставить под удар весь юбилейный план?

Как минимум велик риск потратить драгоценное время на малоэффективные переговоры. В худшем же случае каждое из крыльев оппозиции может выйти на День Воли со своим сценарием.

 

 

Для давления нужна сила

«Власти в последнее время боятся шествий», — отмечает Карбалевич. Вместе с тем, добавляет он, представители режима, придерживаясь политики мягкой белорусизации, «не хотят создавать впечатление, что они категорически против празднования столетия БНР».

Нервное отношение белорусского руководства к уличной активности граждан легко понять. Прошлогодние «дармоедские» протесты весьма впечатлили высокое начальство, привыкшее к покорности и апатии электората.

С одной стороны, властям явно не хотелось бы повторять брутальный разгон Дня Воли, который неприятно поразил Европу в прошлом году. С другой стороны, эксперименты с откручиванием гаек, судя по всему, решено прекратить: народ быстро смелеет, политизируется.

Так что сделанное оппозиции неформальное предложение выглядит и некоей уступкой (в том числе Западу), и хитрым ходом. Если вертикаль рассчитывала посеять очередной раздор в стане оппонентов, ослабить эффект их мероприятий, то она своего на сегодня добилась.

В принципе же раздор в оргкомитете Дня Воли отразил стратегический раскол в белорусской оппозиции. Ее бескомпромиссная, максималистская часть делает ставку на уличную борьбу. Недавние местные выборы дали приверженцам бури и натиска новые поводы для насмешек над теми, кто «участвует в фарсе»: ну что, мол, выкусили?

Да, местные советы оказались стерильными, оппонентов режима не пустили туда даже в микроскопических дозах, как бывало раньше. Так что вроде как облом. Но ведь и жанр несанкционированных шествий оказался в глубоком кризисе после подавления «тунеядских» протестов. Назвать жиденькие акции давлением на режим язык не повернется.

Поскольку победами не может похвастаться ни более радикальная, ни более умеренная часть оппозиции, то «нет критерия, чья стратегия эффективнее», отмечает Карбалевич.

 

Точки над і так и не расставлены

Статкевич прав, когда говорит, что без давления режим ни одной позиции не уступит. Да, вялое участие оппозиции в выборах во многом носит ритуальный характер. Но столь же ритуально выглядят и уличные акции с сотней-другой участников.

В идеале противникам режима следовало бы сочетать участие в электоральных кампаниях с мощным уличным давлением. Так и происходят в автократиях выборы, которые политологи называют опрокидывающими.

Но такой эффект невозможен без базовых вещей — взаимного доверия в оппозиции и ее консолидации (плюс момент кризиса верхов, условной революционной ситуации, который предвидеть практически невозможно).

Вчерашний же стрим оставил у многих тяжелое впечатление: договороспособность почти нулевая, иные персонажи не то что не доверяют друг другу, а просто терпеть друг друга не могут. Кое-кто, похоже, законсервировался в лозунгах и реалиях 90-х годов прошлого тысячелетия. Кому-то блеснуть своей непримиримостью важнее, чем использовать шанс на красивое событие исторического значения.

Между тем политическое чутье должно подсказывать, когда время разбрасывать камни, а когда время их собирать. По идее, вчера нужно было четко определиться: юбилейный День воли — это праздник или повод для очередного боя с режимом?

Показательно, что представители гражданского общества — Белоус, Пальчис, блогер и общественный активист Антон Мотолько — на вчерашнем заседании однозначно выступали за праздник. Реакция демократического сегмента соцсетей — преимущественно в том же духе.

Но точки над і так и не расставлены. Если оргкомитет будет долго торговаться с исполкомом и ломать копья в междоусобных спорах, то, во-первых, оппозиция еще больше дискредитирует себя, а во-вторых, праздник получится не особо масштабным.

Не исключено, что адепты бури и натиска в пику «соглашателям» организуют несанкционированное шествие, которое вряд ли окажется многолюдным. Возможно, обойдется без дубинок, но картинка окажется маргинальной. А распри внутри оппозиции перекочуют в грядущие электоральные кампании.

 

 




Оставьте комментарий (0)
  • То есть лепите ярлыки просто так?
  • На баррикады мы все пойдем! За свободу мы все покалечимся и умрем! (Даниил Хармс)
  • Всё проорали и проср@ли.Ни чему вас не научили прошедшие годы,вы всё делите шкуру не убитого осла
  • " Базовые вещи " - это не взаимное доверие и консолидация оппозиции " , а доверие и поддержка народа , которых нет и не будет , т.к. у оппозиции нет за душой ничего кроме мифов и лозунгов , да и те русофобские , а русофобов во власти люди видеть не хотят .. А каким " многотысячным " будет шоу , посмотрим .
  • А в чем русофобия?
  • А в чем русофобия?
  • Лучше Вы мне назовите хоть одну точку соприкосновения . Но это все же честнее , чем шкура хамелеона . Только вот народ категорически не приемлет .
  • Лучше Вы мне назовите хоть одну точку соприкосновения . Но это все же честнее , чем шкура хамелеона . Только вот народ категорически не приемлет .
  • Сменим хомут Януковича, на нацистскую петлю Порошенко.