«Стоять! Милиция!» Когда силовики научатся этой несложной фразе?

Правоохранительные органы, действуя за гранью закона, сами раскручивают виток ненависти и неприятия со стороны населения.

История Святослава Барановича, который вступился за участников уличной акции и был осужден за нападение на сотрудника милиции, примечательна шквалом критики со стороны оппозиционно настроенной публики в адрес правозащитников, не признавших Барановича политзаключенным.

Святослав Баранович. Фото svaboda.org

Но эта история привлекла внимание и к другой важной проблеме — действиям на уличных акциях силовиков в штатском, которые, не представляясь, хватают людей. Потенциально такая практика может привести к проблемам и для самих сотрудников.

 

Политзаключенным не стал

В марте прошлого года после «Марша нетунеядцев» в Минске на остановке «Площадь Бангалор» произошла потасовка. Сотрудники правоохранительных органов в штатском задерживали группу молодых людей (в их числе были анархисты), которые после участия в разрешенной властями акции собирались уехать на троллейбусе. Несколько человек пытались помочь им отбиться от силовиков, которые были в гражданской одежде.

Барановича через полгода задержали, а 12 марта 2018 года признали виновным в нанесении ударов сотруднику милиции и осудили на три года лишения свободы в колонии общего режима.

Милиционер, который проходил по делу как потерпевший, на суде заявил, что не имеет к подсудимому претензий. Баранович же признал себя виновным.

Белорусские правозащитники отказались признавать Барановича политзаключенным, чем вызвали гнев части политизированной публики.

Объясняя свою позицию, правозащитники, в частности, указывали: политзаключенным не может быть признан человек, совершивший насилие в отношении другого, а тем более в отношении сотрудника правоохранительных органов. Исключение — только если это была вынужденная оборона/самооборона. Но видео инцидента показало, что Барановича никто не атаковал, он напал первым, нанося удары в затылок.

Те же, кто настаивает на признании Барановича политзаключенным, подчеркивают: хватавшие людей сотрудники милиции не имели каких-либо опознавательных знаков. Соответственно, Баранович защищал обычных граждан от нападения неопознанных лиц, а судебный процесс — это, мол, месть за активную гражданскую позицию.

 

Беляцкий: мы придерживаемся стандартов

Председатель закрытого властями правозащитного центра «Весна» Алесь Беляцкий в комментарии для БелаПАН напомнил, что несколько лет назад белорусские правозащитные организации разработали и приняли общие критерии для определения статуса политзаключенного. Именно этим документом они и руководствовались при оценке дела Барановича.

«В этих критериях один из серьезных и важных пунктов говорит о том, что только люди, которые задержаны за мирные акции и действия, не связанные с насилием, признаются нами политзаключенными, — пояснил Беляцкий. — Мы были на процессе. К сожалению, подтвердилось, что Баранович применил силу в отношении переодетых сотрудников милиции, причем понимал, что это были они».

Беляцкий отметил, что в социальных сетях сейчас «идут больше эмоциональные оценки» дела.

«Три года — это достаточно большой срок. Вероятно, все надеялись, что приговор все же будет другим, — отметил правозащитник. — Но ему изменили статью с хулиганства на сопротивление и нападение на сотрудника милиции. В принципе, как раз интрига была в том, насколько он понимал, что это были сотрудники правоохранительных органов. Он подтвердил, что понимал».

«Критика, конечно, ставит нас в неприятную ситуацию, — сказал Беляцкий. — Но мы продолжим придерживаться международных стандартов».

 

Хулиганы или милиция?

При этом Беляцкий обращает внимание на важный аспект дела Барановича: налицо непрофессиональные действия силовиков, которые были в штатском и не представились.

«Эта порочная практика у нас существует много лет. С ней необходимо бороться, потому что люди дезориентируются, когда на них кто-то нападает, задерживает, не представляясь, не по форме. И случаются такие инциденты, когда оказывается сопротивление», — сказал правозащитник.

Беляцкий подчеркнул, что в критериях для определения статуса политзаключенного допускается самооборона, если применяется непропорциональная сила.

«Если сотрудники в штатском не представляются, то часто человек не понимает, кто на него напал — какие-то хулиганы, бандитская группировка, — отметил правозащитник. — Мы будем поднимать вопрос о том, что милиция сама обязана выполнять определенные нормы и законы — сотрудники обязаны перед задержанием представляться и показывать документы».

Беляцкий напомнил, что в 90-е годы для предотвращения инцидентов на акциях оппозиции создавались большие общественные дружины, которые охраняли мероприятия.

«Много было случаев, когда они такие конфликты останавливали — или сами, или содействовали тому, чтобы все обходилось мирно. Но сейчас мероприятия проходят без такой охраны общественных дружин, что не плюс организаторам», — подчеркнул Беляцкий.

 

«Показать, что ситуация находится в рамках правового поля»

В свою очередь, руководитель аналитического центра Belarus Security Blog, бывший следователь Андрей Поротников в комментарии для БелаПАН подчеркнул: бывают обстоятельства, когда оказавший сопротивление не мог знать, что перед ним сотрудник милиции или полиции. В таком случае человека освобождают от ответственности, сказал эксперт. Исключение, по его словам, составляют ситуации, когда причинен тяжкий ущерб здоровью, имуществу. Тогда все решается по факту причинения вреда.

Поротников отметил, что во всем мире распространена практика, когда сотрудники оперативных служб действуют без обозначения себя на местности.

«Но с момента начала действий, направленных на пресечение нарушения, на задержание кого-то, сотрудники должны себя обозначить. Как минимум должно прозвучать «милиция», — подчеркнул собеседник.

Обстоятельства могут физически не позволить сотруднику представиться, сообщить свое звание, должность, фамилию. «Но он должен обозначить свою принадлежность к правоохранительным органам, показать, что ситуация находится в рамках правового поля и что он не хулиган», — сказал Поротников.

«Если не обозначают себя, то это нарушение. Если человека хватают какие-то неизвестные, не объясняя причины своего поведения, не обозначая себя в качестве представителей государства, то законное право этого человека — оказывать сопротивление», — заметил эксперт.

 

Соблюдать правила нужно и для безопасности самих силовиков

Злоупотребляют ли сотрудники правоохранительных органов Беларуси своим правом работать в штатском? Здесь необходимо разделять фактическое и юридическое положение дел, говорит Поротников.

Он предполагает, что «по бумагам там всё отлично», а сотрудники дают показания, что с момента начала задержания они себя обозначили как представителей власти. Фактически — силовики в штатском на акциях просто хватают людей, не представляясь.

«Для решения таких спорных моментов должно быть в стране нормальное независимое правосудие, а не то, что мы имеем под вывеской судов сейчас», — заявил собеседник БелаПАН.

При этом, подчеркнул он, свои ошибки белорусская власть признавать не любит и не хочет. «А МВД — это часть системы государственного управления. Эта система в принципе не позволяет себе признавать собственные ошибки, считая это проявлением слабости и подрывом авторитета власти», — сказал Поротников.

По его словам, «шансы изменить ситуацию есть, если эта тема будет на повестке дня общественности, если она не будет забываться и затираться».

«Необходимо сформулировать четкое требование к власти: если вы говорите о каком-то верховенстве закона, то сами будьте любезны действовать в рамках правового поля, которое вы и создали. Если вы работаете под прикрытием, то работайте так, чтобы вы могли в сжатые сроки практически моментально обозначить себя на местности», — говорит эксперт.

В качестве примера он привел КГБ. «Я видел оперативную съемку, когда они просто сбрасывают гражданские куртки, а под ними у них тонкие ветровки с надписью «КГБ Беларуси», сзади идет какой-то из их людей, который эти куртки собирает. Все понятно, люди обозначены, — сказал Поротников. — А разговоры о том, что кто-то что-то крикнул, то не факт, что все это услышали».

Поротников подчеркивает, что урегулировать вопрос обозначения сотрудников в штатском — в интересах не только обычных граждан, но и МВД.

«Если и дальше будут продолжать без представления просто набрасываться на людей, то могут столкнуться с ситуацией, когда у кого-то из этих людей чисто случайно в кармане окажется нож. И моральная ответственность за последствия будет на правоохранительных органах», — считает собеседник.

По сути, добавляет он, «такие действия подставляют и сотрудников милиции, которые не получили надлежащие инструкции и действуют на грани как минимум административного правонарушения. А людей провоцируют на то, чтобы раскручивать виток ненависти и неприятия к милиции, подрывая тем самым авторитет власти».