Власти могут предложить «Чернобыльскому шляху» формат топтания на месте

Власти позволяют оппозиции праздновать, но нервно реагируют на хождения по городу.

Самая крупная за 20 лет массовая акция белорусской оппозиции состоялась 25 марта в Минске у оперного театра. Она была подчеркнуто непротестной и в значительной степени лишенной политической окраски. Вероятно, и впредь власти будут давать некий простор для общественной активности, но при этом постараются редуцировать активность политическую.

Один из организаторов митинга-концерта «Свята Незалежнасці» Павел Белоус утверждает, что через акцию за день прошло около 50 тысяч человек. Он оспорил цифры наблюдателей из незарегистрированного правозащитного центра «Весна», определивших максимальное количество людей, одновременно находившихся на площадке возле оперного театра, в 11 тысяч.

Независимые СМИ давали разные оценки численности, но все сходились на том, что это была самая массовая уличная акция за многие годы, причем важно, что прошла она в центре Минска.

Акция была проведена в формате городского праздника, лишена черт маргинальности, а сам повод — столетие Белорусской Народной Республики — уже не выглядел полностью запрещенной темой. Власти и государственные СМИ перестали подавать ее исключительно в критическом ключе, хотя глава государства и заявил, что гордиться БНР не нужно.

При этом административно зависимым категориям граждан было рекомендовано игнорировать этот официально разрешенный праздник.

 

День Воли: оппозиционные политики ушли в тень

Власть потребовала от оппозиции отказаться от планировавшихся на День Воли шествий, пообещав взамен бесплатную помощь в обеспечении митинга-концерта техникой и охраной. Свою часть обещания власть выполнила, что может стать одним из кирпичиков в построении доверия.

При этом заявители акции — Партия БНФ, движение «За Свободу», учреждение «Амарока» («Арт Сядзіба»), Объединенная гражданская партия и Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) — со своей стороны согласились придерживаться официальной тематики празднования столетия БНР, а значит отказались от традиционного требования отставки президента. Более того, они фактически слились в тень.

На митинге с речами выступили представители христианских конфессий, было показано обращение руководителя правительства БНР в изгнании Ивонки Сурвиллы, зачитано письмо нобелевского лауреата Светланы Алексиевич, выступили учредитель портала TUT.by Юрий Зиссер и руководитель компании БелаПАН Алесь Липай. А вот белорусские политики вместо выступлений зачитали Третью уставную грамоту БНР (документ, провозгласивший независимость Беларуси). Да, позднее, в ходе концерта, некоторые политики брали слово и делали заявления, но на митинге они не пользовались этой возможностью.

Итак, политики у оперного театра были на виду и при этом в тени, что вряд ли могло произойти случайно. В итоге фокус внимания и все лавры отошли основателю «Арт сядзібы» Павлу Белоусу, блогерам Антону Мотолько и Эдуарду Пальчису, которые действительно добились успеха организацией праздника.

При этом партии и общественные объединения, которые выставили свои палатки на празднике у оперного театра, смогли распространить свою литературу, символику, найти новых сторонников, собрать пожертвования — то есть достигли своих целей. И это безусловный позитивный итог для оппозиционных сил.

 

Президент вспомнил, что было 20 лет назад

Вместе с тем, накануне Дня Воли, 20 марта, Александр Лукашенко на встрече с творческой молодежью заявил: «Не нужны нам сегодня эти демонстрации, уличные шествия. Не потому что я их боюсь. Пройдут по улице, по Минску — переживем. Но один раз, второй, третий раз, а потом будет, как двадцать лет тому назад».

Пожелание президента было исполнено — несанкционированный «Марш чести и достоинства» 25 марта не состоялся: его организаторов превентивно задержали накануне, акция протеста была сорвана, более ста человек задержали в районе места сбора — на столичной площади Якуба Коласа. Отдельно от организаторов этого марша отказ в проведении демонстрации получили заявители «Свята Незалежнасці» — и согласились с запретом.

Показательно, что правящий режим был категорически против любых массовых демонстраций в День Воли и сумел заставить своих оппонентов отказаться от этого формата уличной активности. Но чего именно боится Лукашенко? Что такое было в Беларуси 20 лет назад?

17 октября 1999 года оппозиция вывела на «Марш свободы» около 20-30 тысяч человек. Тогда завершился срок полномочий, на который Лукашенко был избран в 1994 году (власти же отодвинули выборы, мотивировав это тем, что в связи с изменением Конституции в 1996 году президентский срок якобы обнулился), еще были свежи в памяти исчезновения видных деятелей оппозиции Юрия Захаренко и Виктора Гончара.

В те годы уличные акции протеста проходили довольно регулярно и мощно, иногда сопровождались столкновениями демонстрантов и правоохранительных органов (17 октября 1999 года стычки были особенно жестокие). В Беларуси можно было говорить об определенном расколе элит, что обычно свидетельствует о ненулевой вероятности смены власти. Однако Лукашенко сумел удержать власть и консолидировать правящий режим.

«Любые несанкционированные мероприятия, которые мешают жить людям, должны пресекаться мгновенно. Они должны понимать и слышать, что это не выдумка милиции»,потребовал Лукашенко 27 марта на встрече с главой МВД Игорем Шуневичем.

Показательно, что президент публично требует пресекать несанкционированные акции протеста, хотя по всем прикидкам экспертов сегодня оппозиция не способна организовать массовую демонстрацию даже в санкционированном формате, а запрещенные акции не собирают более 100-150 человек.

Такой мизер не может стать угрозой для консолидированного авторитарного режима, а с учетом знаменитой законопослушности белорусов даже о нарушении общественного порядка с выходом демонстрантов на проезжую часть речь не идет — они идут по тротуарам, улицы переходят исключительно в дозволенных местах, при разрешающем свете светофора.

Но высокое руководство, как видим, перестраховывается. Не исключено, что под влиянием неких страшилок из докладов спецслужб.

 

«Чернобыльский шлях»: без политики и манифестации?

В таких условиях оппозиция может попасть в устроенную властями ловушку при организации следующей своей традиционной весенней акции — «Чернобыльского шляха» 26 апреля в Минске.

День Воли — праздник, его можно отмечать митингом и концертом, а вот «Чернобыльский шлях» — это традиционная мемориальная акция в виде шествия. Всякий раз наибольшее количество участников фиксируется именно во время шествия, а до митинга в парке Дружбы народов доходят далеко не все. Судя по высказываниям Лукашенко и Шуневича, власти, скорее всего, предложат оппозиции воздержаться от демонстрации и удовлетвориться митингом. Ну, или митингом и концертом-реквиемом.

Оргкомитет акции 2 апреля подал в Мингорисполком заявку на проведение «Чернобыльского шляха» в традиционном формате. Сбор участников планируется возле здания президиума Национальной академии наук, там же должен состояться митинг, а шествие пройдет по проспекту Независимости, улицам Сурганова и Орловской до памятного знака жертвам Чернобыля (возле церкви иконы Божией Матери «Взыскание погибших»), где также должен пройти митинг с возложением цветов.

Заявку подписали представители семи организаций: Белорусской партии «Зеленые», движения «За Свободу», движения солидарности «Разам», Объединенной гражданской партии, Партии БНФ, Белорусской социал-демократической партии (Грамада), оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия».

Посмотрим, какие аргументы используют власти, чтобы убедить своих оппозиционных визави отказаться от политических лозунгов и политической риторики, но автор этих строк убежден, что такая попытка будет предпринята. Скорее всего, продолжится тренд на дозволенность общественной активности и микширование политической.




Оставьте комментарий (0)
  • Власти могут предложить «Чернобыльскому шляху» формат топтания на месте +++ так з 1988 года шляХУЮЦЬ пара і патаптацца...