Всех построить. Лукашенко озаботился идеологией

Будет референдум или нет — в любом случае надвигаются выборы парламента и президента. И к этим кампаниям логично укрепить идеологический фронт, усилить арсенал борьбы против крамолы…

Александр Лукашенко решил вернуть сокращенную было должность заместителя по идеологии в президентской Администрации. Это амплуа доверено Владимиру Жевняку — бывшему военному, выпускнику Новосибирского высшего военно-политического общевойскового училища.

Причем такой бэкграунд назначенца Лукашенко подчеркнул как достоинство: «Вы человек, можно сказать, военный. Бывших военных не бывает. Это тоже хорошо. Мы уж слишком разглагольствовать по разным вопросам научились вместо того, чтобы брать и делать что-то, создавать систему, требовать».

 

Меньше думать, выполнять приказы

Примечательно, что недавно министром спорта был назначен тоже выходец из военной средыСергей Ковальчук, у которого за плечами артиллерийское училище, Служба безопасности президента.

Да, а назначенный полгода назад министром информации Александр Карлюкевич — выпускник Львовского высшего военно-политического училища. Ныне он отражает атаки критиков проекта поправок в закон о СМИ.

Документ может быть рассмотрен Палатой представителей уже 19 апреля. Многие в независимом журналистском сообществе воспринимают этот апгрейд закона как попытку властей зажать интернет, социальные сети.

Карлюкевич ссылается на мировой опыт, но из него белорусские власти почему-то всегда выковыривают самые жесткие нормы. Например, вместо того чтобы отменить регистрацию газет (ее нет в большинстве демократических стран, равно как нет и министерств информации), хотят ввести еще и регистрацию интернет-изданий.

Пристрастие же Лукашенко к назначению бывших военных на всякие ответственные посты, включая идеологические, эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич объясняет спецификой авторитарной системы.

Военным «не положено много думать, главное — выполнять приказы», отметил эксперт в комментарии для Naviny.by. А это именно то, чего и добивается Лукашенко от своей вертикали.

Правда, при назначении Жевняка 5 апреля президент поставил задачу осовременить систему идеологической работы в стране. В этот же день Лукашенко выказал надежду на новую ступень в развитии БелТА, назначая генеральным директором этого государственного агентства члена Совета Республики, выпускницу Могилевского пединститута Ирину Акулович.

Стоит отметить, что в феврале президент обновил руководство Белтелерадиокомпании, телеканала СТВ, газеты «Советская Белоруссия».

 

Власть теряет поддержку общества

Таким образом, налицо стремление главы государства укрепить то, что он называет идеологической сферой. Проще говоря, усилить воздействие властей на умы электората, взять общественные настроения под более плотный контроль. В эту же логику укладываются и поправки в закон о СМИ: высокому начальству давно не по нутру острые сетевые ресурсы, баламуты-блогеры, злые комментаторы под никами в социальных сетях.

Почему решено вопреки прежней логике экономии, сокращения аппарата вернуть амплуа идеологического зама в Администрации президента?

Во-первых, власть теряет поддержку общества, отмечает Карбалевич. Это видно и по нежеланию людей голосовать на февральских местных выборах, и по дискуссиям в социальных сетях, говорит аналитик.

Во-вторых, предполагает он, видимо, «не вполне потянула» функцию координации идеологической работы пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт.

К слову, вчера Лукашенко, напутствуя Жевняка, подчеркнул, что тот должен видеть своим начальником только главу государства, потому, в частности, «если вам пресс-секретарь президента будет на что-то намекать, вы должны иметь свою позицию».

Лукашенко также предупредил: «…Ваши ошибки, если они будут, они будут только вашими. Не главы Администрации, не пресс-секретаря, не руководителей БелТА или телекомпаний, радио. Это будут ваши ошибки».

Заметьте: дважды сделан упор на размежевание функций, ответственности замглавы Администрации и пресс-секретаря.

 

Концепт — дело второе, главное — контроль

Остается щекотливый вопрос: а в чем, собственно, содержание идеологической работы? Вчера Лукашенко заявил, что «в сфере идеологии нам надо выстраивать хорошую систему», «ездить по трудовым коллективам и с ними вести диалог, разговаривать». И вновь рефрен: «создавать систему, требовать».

Но при этом — ни слова о конкретных идеях, лозунгах, базовых постулатах.

Более того, ранее Лукашенко не раз признавался, что из попыток создать государственную идеологию ничего толкового не вышло. Например, в 2014 году он заявил: «Если честно говорить, я поручал, старался сам что-то изобрести, вот эту государственную идеологию. Но чтобы мне легло на душу — так и не легло».

Напрашивается вывод, что создание системы контроля над общественными настроениями и является самоцелью. Миссия идеологической вертикали — обеспечивать лояльность населения, пресекать всяческую крамолу.

Образно говоря, чтобы все были построены и щелкали каблуками. Вот и вся идеология белорусского государства: будь как все, не высовывайся, не задирайся с начальством, поменьше рассуждай, выполняй команды. Потому, видимо, и по душе президенту на идеологическом фронте люди с военной выправкой.

Идеологическая вертикаль может работать и без идеологии как таковой, потому что ее главная функция в белорусской системе — «контроль над текущими вопросами», заявил в комментарии для Naviny.by политолог Сергей Николюк.

Что же касается некой концептуальности, то, по мнению собеседника, в свое время идеологи нащупали тезис «государство для народа». Однако сейчас социальные блага урезаются. Но парадокс в том, что чем больше будет сворачиваться социальное государство, тем сильнее властям придется убеждать через СМИ население, что все идет в правильном направлении, считает Николюк.

 

Получит ли больше простору национальное?

Лукашенко — человек советской закалки, он придерживается взгляда, что одной из причин кризиса СССР было ослабление идеологической работы, отметил в комментарии для Naviny.by руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

Ну а как Лукашенко думает эту работу осовременить, освежить?

По мнению Поротникова, «с учетом приватизации Россией постсоветского исторического наследия», а также исходя из задачи сохранить независимость страны белорусская госидеология может развиваться в направлении, «которое условно можно назвать пронациональным».

«Глубина этого условного национализма и белорусизации может быть разной, но такой пронациональный и проевропейский дискурс остается единственным открытым, и есть надежда, что процесс будет потихоньку двигаться по этой тропинке», — сказал Поротников.

Карбалевич в этом плане более скептичен. Он отмечает, что если в начале года представители властей — глава Администрации президента Наталья Кочанова, министр внутренних дел Игорь Шуневич, депутат Палаты представителей Валерий Воронецкий и другие — в целом положительно высказывались о столетии Белорусской Народной Республики, то заявления самого Лукашенко на встрече с творческой молодежью в Минске 20 марта обозначили в этом плане явный откат.

Напомню, что тогда официальный лидер назвал события, связанные с провозглашением БНР в 1918 году, печальной страницей нашей истории, посоветовал ими не гордиться.

При этом прозвучала интересная ремарка: «Не надо это педалировать, подставляться нельзя. Как это сделала Украина. Ну зачем надо было костылять русских, русский язык...»

Действительно, российские СМИ время от времени бомбят Лукашенко за якобы потакание русофобам, местным «необандеровцам». Участников праздника независимости 25 марта у оперного театра в Минске (где было много семей с детишками, вообще аполитичной публики) московская Lenta.ru назвала и вовсе «батькиными нацистами».

 

Сверхзадача — удержать власть, потому будут зажимать гайки

Можно ли сделать вывод, что Лукашенко демонстративно посуровел к националистам, чтобы не раздражать Москву? Конечно, фобии у нее пустые, но рука тяжелая…

Да, есть и оглядка на Кремль, но «скорее, здесь сработали внутренние барьеры, страх, что национальная идея может мобилизовать общество, усилить ряды оппонентов режима», считает Карбалевич.

Действительно, специфика белорусской политической системы такова, что на первом плане — вопрос удержания власти нынешней правящей элитой. Лукашенко недавно так и наставлял вертикаль: «Помните одно: власть растопыренными пальцами никто не держит. Власть должна быть в одном кулаке. Как только мы где-то дрогнем, упустим процессы из-под контроля, мы получим вариант, как у наших соседей» (видимо, имеются в виду украинские события).

А это значит, что здесь срабатывают прежде всего охранительные инстинкты. Их логикой объясняется и специфика новой редакции закона о СМИ: учреждается фильтр регистрации для сетевых изданий, усиливаются контрольные полномочия Министерства информации, вводится идентификация комментаторов на сайтах и пр.

Не исключено, что все эти шаги по укреплению идеологической сферы делаются с прицелом на референдум с ключевым вопросом о семилетнем сроке президентских полномочий. Насчет вероятного плебисцита сейчас много спекуляций, вызванных, в частности, недавними заявлениями главы Центризбиркома Лидии Ермошиной.

Впрочем, будет плебисцит или нет — неизбежно надвигаются выборы парламента и главы государства. И к этим кампаниям с точки зрения властей в любом случае логично поджать гайки в идеологии, предусмотреть дополнительный инструментарий для искоренения крамолы.