Денис Мельянцов: белорусская власть стала более «отзывчивой»

Впервые на форум в рамках «Минского диалога» придет Лукашенко.

В Минске 23-25 мая пройдет международная конференция «Восточная Европа: в поисках безопасности для всех», организованная экспертной инициативой «Минский диалог». Она соберет более 350 человек из 40 стран, здесь будут представлены ведущие мировые исследовательские центры в области внешней политики.

В форуме ожидается участие президента Беларуси и действующего генерального секретаря ОБСЕ.

Денис Мельянцов

О ситуации в регионе и важности конференции для Беларуси Naviny.by побеседовали с координатором программы «Внешняя политика Беларуси» экспертной инициативы «Минский диалог» политологом Денисом Мельянцовым.

— В недавно вышедшем втором выпуске «Минского барометра» — периодического исследования вашей инициативы, отмечается, что ситуация в регионе в ближайшие месяцы останется относительно напряженной, но стабильной, а основной риск для Беларуси составляют последствия конфликта на востоке Украины, а также перераспределения транзитных потоков в регионе. О каких возможных последствиях идет речь?

— Здесь речь идет о том, что переход контроля над операцией на востоке Украины от украинских спецслужб к военным потенциально влечет за собой опасность эскалации конфликта. Кроме того, всегда есть опасность «расползания» оружия из зоны конфликта в приграничные регионы Беларуси, а также возвращение в страну граждан, воевавших на Донбассе.

Существуют опасности и не связанные напрямую с этим конфликтом. Например, продолжение политики России по строительству обходных (вокруг Беларуси и Украины) путей транзита природного газа в Евросоюз. Это чревато утратой как дополнительного дохода для нашей страны, так и еще одного рычага влияния на политику Кремля.

— В исследовании также сказано, что ожидания Беларуси от сотрудничества с Россией остаются завышенными и неисполнимыми. При этом с российской стороны доносятся мнения, что уровень поддержки, которую Минск оказывает Москве, недостаточен. Спустя год после достижения последних белорусско-российских договоренностей в экономической сфере (по нефти, газу и продовольствию), можно ли говорить о том, что ситуация становится разбалансированной? В каких сферах здесь наибольшие риски?

— Как мы видим по недавнему всплеску конфликта, связанного с поставками в Россию белорусской молочной продукции и попытками российской стороны навязать так называемое «одно окно» для белорусских экспортеров, ситуация в белорусско-российской взаимной торговле до сих пор до конца не урегулирована. И пока единый рынок в рамках ЕАЭС не заработает в полную силу так, как это было задумано, конфликты будут продолжаться.

Проблема заключается в том, что российская сторона рассматривает единый рынок как расширение для российского рынка, а не наоборот — как рынок сбыта для продукции союзников.

Развитие конфликта показало, что Россия добивается не столько ограничения поставок молочной продукции, сколько согласия Минска передать товарные потоки крупным российским импортерам — с соответствующим распределением прибыли от продаж.

Непростая ситуация и с военно-техническим сотрудничеством двух стран. Россия продолжает воздерживаться от предоставления своему западному союзнику новейшего вооружения, вероятно, ожидая постепенной деградации белорусских вооруженных сил, чтобы их потом заместить своими военными базами. Отсюда — усиление военного сотрудничества Беларуси с Китаем.

— Говоря о развитии отношений с Европейским союзом, эксперты «Минского диалога» отмечают, что ситуация с переговорами по подготовке приоритетов партнерства Беларуси с ЕС сложилась патовая. Чем, на ваш взгляд, это объясняется и влияет ли как-то на состояние региональной безопасности?

— Я здесь, наверное, не раскрою большую тайну, если скажу, что главным препятствием на пути согласования приоритетов партнерства с ЕС на 2018-2020 годы стала позиция Литвы (и вслед за ней — солидарная позиция ЕС в целом) относительно строительства белорусской АЭС, которая заключается в том, что Беларусь фактически должна следовать требованиям ЕС в области атомной энергетики, не являясь при этом членом ЕС и не получая соответствующих выгод.

Естественно, что на такие условия Минск идти не соглашается. Поэтому переговоры идут с большим трудом. На состояние региональной безопасности такое положение дел большого влияния не оказывает. Однако, без сомнения, это препятствует дальнейшей нормализации отношений Беларуси с Евросоюзом.

— Предстоящий форум «Минского диалога» станет самым представительным из состоявшихся в последние годы в Беларуси международных мероприятий с точки зрения участия в нем НАТО и ОБСЕ, а также международных экспертов. Несколько лет назад такое сложно было себе представить. В чем, на ваш взгляд, заключается мотивация западных партнеров для диалога в Минске на столь высоком уровне?

— Здесь новизна не только в мотивации западных политиков и экспертов. Наш форум — это первый случай в истории Беларуси, когда и белорусский президент, и иностранные участники высокого уровня (не только западные), собираются на площадке, организованной независимой экспертной инициативой. Вот это действительно трудно было себе представить даже год назад.

На сегодня и в Беларуси, и вокруг нашей страны сложилась уникальная ситуация, способствующая таким дискуссиям.

Во-первых, у международных экспертов по безопасности и международным отношениям сложился устойчивый запрос на объективную информацию о регионе и спокойную, вдумчивую дискуссию о том, как не допустить дальнейшего разрастания конфликтов. Беларусь постепенно стала рассматриваться международными экспертами как легитимная площадка для таких дискуссий.

Во-вторых, сама белорусская власть стала более «отзывчивой» и открытой к независимым инициативам в этой области, ощущая потребность в новых идеях, нестандартных ходах и, в немалой степени, в закреплении имиджа Беларуси как страны, содействующей миротворчеству.

Поэтому идея форума «Минского диалога» о безопасности в Восточной Европе была поддержана на самом высоком уровне в Беларуси и привлекла большое количество иностранных исследователей и практиков.