Белорусское будущее: бурный рост или долговой кризис

Долги являются серьезной угрозой для экономики, но главная проблема не в них.

На прошлой неделе правительство обсуждало сценарии официального прогноза на 2019 год, согласно которому национальная экономика будет постепенно разгоняться. В свою очередь, независимые эксперты видят риск, который может привести не к росту, а к экономическому спаду.

 

Долговая проблема стала хронической

В бюджет на 2019 год власти планируют заложить рост белорусской экономики на 2,8%, а чтобы выполнить показатели пятилетки, власти хотят обеспечить рост ВВП в будущем году на 4,1%.

Независимые эксперты считают, что при благоприятной внешней конъюнктуре выйти на эти цифры можно. В аналитической записке, которую на днях опубликовал Белорусский экономический исследовательско-образовательный центр (BEROC), приводится прогноз, близкий к планам правительства.

По оценкам BEROC, в 2018-2020 годы национальная экономика может расти ежегодно на 2,5%, а при благоприятной внешней конъюнктуре и увеличении экспорта рост может составить даже 4%.

Правда, наряду с таким прогнозом приводится оговорка, что ситуация может оказаться совсем иной, если реализуется негативный сценарий. Эксперты BEROC полагают, что накопленные долги государства и госпредприятий, в случае, если их станет тяжело обслуживать, могут вернуть страну в состояние рецессии.

Судя по официальным цифрам, накопленные долги еще долго будут оставаться головной болью государства. По данным Минфина, в 2019-2023 годы наша страна должна на обслуживание и погашение госдолга направлять ежегодно 3,5-4 млрд долларов (при сохранении нынешних размеров экономики это эквивалентно более 5% ВВП).

Следует отметить, что долговая проблема характерна не только для государства, но и для корпоративного сектора.

Нацбанк опубликовал ежегодный отчет о финансовой стабильности, где говорится, что доля всех обязательств государственных предприятий, которые с высокой вероятности не смогут рассчитываться по ним самостоятельно, составляет 14% (!) по отношению к ВВП.

Тем не менее, несмотря на сформировавшийся существенный долговой навес, правительство рассчитывает на ускорение экономики и увеличение ВВП до 100 млрд долларов в 2025 году.

 

Сможет ли Беларусь догнать Чехию?

Первый вице-премьер Василий Матюшевский, выступая в парламенте в конце мая, отмечал, что размер белорусской экономики пока гораздо меньше, чем в странах Евросоюза, которые сопоставимы по численности с Беларусью.

В частности, он обратил внимание, что ВВП Чехии, которая сопоставима с Беларусью по численности населения, в разы больше, чем у нашей страны.

«Получить высокие темпы роста на горизонте до 2025 года нельзя без новой инвестиционно-промышленной политики, без новой структуры экономики», —  констатировал Василий Матюшевский.

Обеспечить ускорение экономики власти хотят за счет «максимальной отдачи от модернизированных предприятий в традиционных секторах экономики», а также создания «новой экономики» (которая включает Парк высоких технологий и индустриальный парк «Великий камень»). Однако в индустриальном парке только в этом году начнется производство продукции, а экспорт ПВТ в прошлом году преодолел лишь первый миллиард долларов.

Белорусские экономисты пока не видят предпосылок для ускорения темпов экономического роста, благодаря которым ВВП страны в 2025 году составит 100 млрд долларов.

«Правительство еще с 2012 года пытается создать параллельную экономику. Вероятно, какой-то положительный эффект от деятельности Парка высоких технологий, индустриального парка «Великий камень» экономика почувствует, но не видно предпосылок, которые обеспечат высокие темпы экономического роста», — говорит старший научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук.

Также эксперты сомневаются в том, что драйвером роста белорусской экономики станет промышленный сектор, в котором 80% продукции производят предприятия с госкапиталом.

По расчетам Исследовательского центра ИПМ, производительность труда в белорусской промышленности в 2,5 раз ниже, чем в Чехии, а по сравнению с Венгрией — в 2,4 раза.

Кроме этого, эксперты обращают внимание, что в Чехии, которую сейчас в пример приводят белорусские власти, растет доля высокотехнологичных производств. В то же время в Беларуси, согласно официальным данным, за 2011-2016 годы существенно выросла (с 29,7% до 41,9%) доля низкотехнологичных производств в структуре добавленной стоимости обрабатывающей промышленности.

«С учетом той структуры промышленности, которую мы сейчас имеем, сложно рассчитывать на высокие темпы экономического роста», — отмечает научный директор Исследовательского центра ИПМ Ирина Точицкая.

При отсутствии внешних шоков белорусская экономика может расти ежегодно примерно на 2,5% в год, считают эксперты. Причем этот прогноз разделяют не только экономисты внутри страны, но и эксперты разных международных организаций — в частности, Всемирного банка, Евразийского банка реконструкции и развития.

«Среднегодовой рост на 2,5% нельзя считать удовлетворительным. Чтобы Беларусь могла улучшать свои позиции в Центральной и Восточной Европе, наша экономика ежегодно должна расти на 5-7%», — полагает Дмитрий Крук.

Серьезный риск, по его мнению, для белорусской экономики состоит в том, что в случае ухудшения внешней конъюнктуры может обостриться проблема накопленных долгов, и страна может столкнуться с долговым кризисом. В этом случае вместо экономического роста будет наблюдаться рецессия, предполагает эксперт.

Но даже не этот риск больше всего беспокоит белорусских экономистов, а то, что никаких значимых шагов для решения накопленных проблем в госсекторе пока не предпринимается.

«Главный барьер на пути ускорения белорусской экономики — низкая эффективность многих госпредприятий, а накопленные долги — лишь следствие этой проблемы. Такое ощущение, что пока с этой ключевой проблемой никто в государстве ничего делать не хочет. Но сама она не исчезнет», — резюмировала Ирина Точицкая.