Почему адвокаты в Беларуси живут в атмосфере страха

«Адвокат — это единственная сила между человеком и репрессивным аппаратом государства».

Чтобы адвокаты в Беларуси стали независимы, необходимы изменения в законодательстве. Таков основной вывод экспертов, подготовивших доклад «Беларусь: контроль над адвокатами ставит под угрозу права человека».

 

«Адвокатское сообщество должно быть саморегулируемым»

Независимость адвокатуры — часть независимого справедливого суда, которое в Беларуси не реализуется, сказал заместитель председателя закрытого властями правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович на презентации доклада «Беларусь: контроль над адвокатами ставит под угрозу права человека» 29 июня в Минске.

Доклад был подготовлен Парижской коллегией адвокатов, Международной федерацией за права человека и правозащитным центром «Весна».

Представитель Международной федерации за права человека Илья Нузов отметил, что общая репрессивная политика, подавляющая критиков власти, ставит адвокатов в противоречие с профессиональной этикой.

А давление на адвокатов, занимающихся неудобными для власти делам, может привести к лишению лицензии, так как законодательная база дает Министерству юстиции полномочия контролировать выполнение профессиональных обязанностей, а также регулировать деятельность самих адвокатских коллегий.

Нузов отметил, что в 2011 году, когда после процессов по делу о массовых беспорядках 19 декабря 2010 года были приняты изменения и дополнения в закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», а также новая редакция правил профессиональной этики, «влияние исполнительной власти на коллегию адвокатов усилилось, а адвокаты живут в атмосфере страха».

У Минюста есть и полномочия по избранию председателя Республиканской коллегии адвокатов, и право приостанавливать решения общих собраний. Кандидатуры председателей адвокатских коллегий на всех уровнях также согласовываются с Минюстом.

Для изменения положения вещей в Беларуси необходимы изменения в законодательстве. В частности, сказал Нузов, необходимо сделать должности председателей коллегии адвокатов полостью выборными и отменить внеочередные аттестации адвокатов:

«Адвокатское сообщество должно быть саморегулируемым, контролироваться адвокатской коллегией, а не исполнительной властью. Это вопрос соблюдения принципа верховенства закона, разделения властей».

 

Квалификационные комиссии — центральное звено давления на адвокатов

В докладе отмечается, что «центральным элементом системы возможного давления на адвокатов является право властей вызвать адвокатов на аттестацию, которая может проходить в Квалификационной комиссии, формируемой Минюстом».

Юлия Уанон

Сотрудник Международной федерации за права человека Юлия Уанон отметила, что законодательство, регулирующее деятельность комиссии, слишком общо определяет ее функции, а максимальное количество ее членов не определено.

Нет и четкого описания тематических рамок вопросов, а также их количества, времени, в течение которого может длиться собеседование.

Юлия Уанон обратила внимание, что такие условия создают возможности для лишения адвокатов лицензии за нарушения технического характера, как это случилось с известным адвокатом Анной Бахтиной в 2017 году, а ранее в 2011-м сразу с несколькими адвокатами.

Анна Бахтина — известный в Беларуси специалист с 13-летним прокурорским стажем и 25-летним стажем адвокатской деятельности. Последние десять лет она защищала многих фигурантов резонансных дел с политической окраской.

В частности, представляла интересы Эниры Броницкой, обвиненной в 2006 году в деятельности от имени незарегистрированной организации — объединения наблюдателей за выборами «Партнерство», журналистки Ирины Халип — в деле о массовых беспорядках после президентских выборов 2010 года, создателя остросоциального ресурса 1863x.com Эдуарда Пальчиса.

 

«Адвокаты боятся»

Тамара Сидоренко

Тамара Сидоренко в 2011 году защищала Владимира Некляева и Алеся Михалевича, сейчас является юристом Белорусского Хельсинкского комитета. До 2011 года она считала, что делает свою работу также, как, например, врач свою, и не о чем беспокоиться.

«Я даже удивлялась, когда в отношении меня начались проверки Минюста (три проверки за полгода), когда мне ставили в вину, что я рассказала СМИ о том, что меня не допускали в течение нескольких дней к подзащитному Некляеву. Меня лишили лицензии по формальному поводу. Некоторое время я считала (это была не наивная вера, а вера юриста), что суд разберется, ведь дважды два всегда четыре. Однако этого не случилось», — сказала Сидоренко.

Сегодня она считает, что адвокатское сообщество Беларуси не в состоянии само себя защитить в атмосфере, когда есть постоянная угроза потерять профессию.

Адвокаты, сказала Сидоренко вынужденно «включают самоцензуру» и используют житейский расчет, что на практике означает минимум общения с прессой, осторожный подход к выбору дел, боязнь выступать критически по отношению к правоохранительным органам и страх выражать свое мнение в части виновности или невиновности подзащитных.

«Адвокаты боятся, ведь за многими — дети, семьи. Каждый думает: «Потеряю работу, и что?». Поэтому для изменения ситуации приходится надеяться на помощь извне», — сказала Сидоренко.

Марина Ковалевская

Адвокат Марина Ковалевская защищала Андрея Санникова и Дмитрия Дашкевича. Из Беларуси уехала в 2012 году в США на учебу в Гарвард.

В тот период «адвокатское сообщество позволило властям по фиктивным основаниям лишить лицензий моих коллег, работавших по политически мотивированным делам, и окончательно лишилось своей независимости».

Сейчас она так говорит о выборе, который тогда стоял перед ней:

«Суть работы адвоката — представлять интересы своего подзащитного согласно закону и правил адвокатской этики, а не «рекомендациям» и требованиям коллег или властей. У меня был выбор: работать независимо, как положено адвокату, но при этом рисковать своим профессиональным будущим, или руководствоваться «советами» руководства коллегии и властей вопреки законным обязанностям и этическим нормам.

На практике решение выполнять свою работу должным образом для меня означало вынужденную смену трех мест работы. У меня требовали не предавать огласке беспрецедентные нарушения закона в отношении подзащитных, перестать активно отстаивать их права. Когда мне запретили покидать территорию Беларуси по причине «уклонения от мероприятий призыва», адвокатское сообщество, несмотря на мои призывы защитить меня от незаконного давления, не предприняло никаких действий. Мне неоднократно давали понять, что, как минимум, мне не дадут продолжать адвокатскую практику. Поэтому я была вынуждена рассматривать вариант продолжения учебы».

 

Отсутствие независимой адвокатуры — прямая дорога к репрессиям

Марина Ковалевская считает, что в Беларуси изменить ситуацию к лучшему в силах самого адвокатского сообщества, которое должно отстаивать свою независимость:

«Часто приходилось наблюдать, как адвокаты закрывали глаза на незаконное давление на своих коллег, надеясь, что их собственная пассивность — залог профессионального долголетия. Уверена, что отстояв своих коллег и свою независимость в 2010-2011 году, адвокатское сообщество достигло бы куда больших успехов, уважения и влияния в обществе».

Она также отмечает, что до тех пор, пока лицензии на адвокатскую практику будет выдавать Министерство юстиции, у которого есть неограниченные полномочия в отношении адвокатов, а не само адвокатское сообщество, говорить о профессиональной независимости невозможно.

Общество в результате существующего положения адвокатов в Беларуси теряет очень многое, ведь независимость адвокатуры — один из основных элементов демократического общества, отметила юрист:

«Неважно, вы представитель власти, гражданского общества, оппозиции или частного бизнеса, право получить независимую юридическую помощь — одно из ключевых. Когда сталкиваешься с уголовным делом, очень быстро приходит осознание важности данной профессии. Адвокат — это единственная сила между человеком и репрессивным аппаратом государства. Полномочия и функции адвоката добиться, чтобы государство и суд соблюдали закон. Часто именно адвокат — единственный человек на вашей стороне, с которым вы имеете право встречаться, и на помощь которого вы можете рассчитывать».

Марина Ковалевская отметила, что в ситуации, когда человек оказывается в статусе подозреваемого в системе, основная цель которой — доказать вину, помощь независимого адвоката жизненно важна.

«Отсутствие независимой адвокатуры связано с самыми трагичными событиями нашей истории — ссылками, пытками и массовыми расстрелами. Важно об этом помнить и не позволять государству разрушать такие ключевые защитные механизмы как независимая адвокатура», — заключила собеседник Naviny.by.