«У нас безработные мигранты богаче». Французы приехали в Беларусь и удивились

Супруги Ален и Эдит третий год подряд приезжают из Франции на родину предков, на Слонимщину.

Газета Слонимская спросила об их связи с Беларусью, жизни во Франции и впечатлениях от нашей страны.

Эдит впервые приехала на родину деда в 2016 году. «Приезжая в Беларусь в третий раз, я чувствую себя как дома», — сказала при встрече в редакции женщина.

Фото: gs.by

Мы ощутили, что жизнь за последние два года в Беларуси стала дороже

— Мне говорили, что в белорусском детском саду у воспитателей вообще зарплата 150 рублей. И мы заметили, что в Беларуси очень высокие цены на продукты. Мы ощутили, что жизнь за последние два года в Беларуси стала дороже, особенно с того момента, когда поменяли деньги. У нас то же самое получилось, когда с франка на евро перешли.

 

— Во Франции мигранты вообще не работают, живут на пособие. Сегодня они богаче, чем белорусы, которые работают. Каждый член семьи получает пособие, и они чувствуют себя прекрасно. Сегодняшние мигранты шикуют, это не те переселенцы, которые приезжали во Францию в 1940 году, бедные, измученные. А сегодняшние мигранты сидят в парках, гуляют, у них есть современные мобильные телефоны, деньги, им хорошо.

В Беларуси все сыры на один вкус

— Франция — это одна из стран мира с лидирующей экономикой. Но сегодня присутствует печальная статистика: в среднем каждый день сельскохозяйственный рабочий заканчивает жизнь самоубийством. Многие фермеры не могут сами справляться со своими проблемами, им необходима помощь государства. Во Франции килограмм свинины стоит 1 евро, литр молока — 20 сантимов (пятая часть евро). А чтобы вырастить поросенка, необходимы большие затраты. Поэтому фермеры теряют деньги. Да, у нас очень большой ассортимент товаров, качество отменное. Одних сыров в магазинах множество сортов, а в Беларуси все сыры на один вкус.

— Эйфелева башня очень красивая, но сейчас вокруг нее, ради безопасности, установили заграждения, из-за которых вся красота теряется. Нам было стыдно, что гости увидят эти заграждения, мигрантов, которых столько много. Нам было неудобно, что родственники увидят грязь, которую оставляют туристы, потому что сами французы люди чистоплотные. Мы живем в страхе оттого, что в любой момент туристы могут начать стрелять или бросить бомбу. Мы были свидетелями того, как мигранты сняли заграждения, прошли к Эйфелевой башне, разослали коврики и стали молиться. Представьте, если бы мы в центре Слонима в сквере расстелили коврики и начали молиться.

— Во Франции три месяца уже бастуют железнодорожники: два дня работают, а два дня бастуют. Студенты из-за этого даже не могут поехать и сдать экзамены. К бастующим присоединяются хулиганы, которые бросают коктейли Молотова, устраивают погромы магазинов, банкоматов. Тюрьмы переполнены.

— Во Франции проблема наркоторговли стоит очень остро. В некоторых городах есть районы, куда опасно заходить. Даже полиция, пожарные и медики боятся ехать туда. Ведь от наркоманов можно ожидать чего угодно. А у нас такие законы, что полиция стрелять не имеет права. В то же время преступники вооружены. Был такой случай, когда муж и жена бросали коктейли Молотова в витрины магазинов, а потом подожгли и заблокировали машину, в которой находились полицейские.

— В нашем районе, где мы живем, было раньше 240 семейных врачей, 10 лет спустя осталось всего 140. Пенсионный возраст с 65 лет повышают до 70 лет. Семейный врач знал всю семью и лечил ее. Прием вел в кабинете и дома. Сегодня молодые медики не хотят работать в деревне. Однажды я заболела, у меня была высокая температура, муж был на работе. Я вызвала своего врача, а он категорически отказался приехать ко мне домой. И мне пришлось собраться и самой на машине поехать к врачу.