Гомельчанке, которой детсад угрожал постановкой на учет, отказали в иске

Суд не смог установить, какая норма законодательства была нарушена администрацией детсада.

Суд Советского района Гомеля 27 июля отказал молодой матери Наталье Белой в удовлетворении иска к детскому саду № 160, администрация которого угрожала поставить ее семью в социально-опасное положение. Также ответчиком по иску выступал отдел образования Советского района.

Жительница Гомеля посчитала, что действия администрации, которая прислала ей письмо с подобными угрозами, нанесли ей моральный вред, и требовала материальную компенсацию в размере тысячи рублей.

Наталья Белая

 

«Грубое вмешательство в частную жизнь»

Поводом к обращению в суд стало письменное уведомление из д/с № 160 (его посещает малолетняя дочь Натальи) о том, что в семье выявили критерий социально опасного положения: молодая мать не работала с 18 мая.

Заведующая детским садом предписала Наталье Белой срочно трудоустроиться, иначе семья будет поставлена на учет как находящаяся в социально опасном положении (СОП).

До отправки письма представители детского сада побывали в квартире у молодой матери и убедились, что там всё в порядке — санитарно-гигиенические нормы не нарушены, есть продукты, одежда и игрушки, девочка досмотрена, мать занимается ее воспитанием, не состоит на учете.

После письма из дошкольного учреждения представители отдела образования выступили на страницах государственных изданий, где раскрыли подробности личной жизни Натальи Белой — развод с мужем, пропуски ребенком детского сада и т.д.

Такие действия вызвали у жительницы Гомеля, согласно ее иску, страдания, унизили человеческое достоинство, она была «поставлена в условия отчаянности и безысходности».

Наталья Белая напомнила, что труд не является обязанностью гражданина, каждый для себя самостоятельно решает, работать или нет. Временная незанятость молодой матери не повлияла на материальное положение семьи.

Письмо из детсада её встревожило и напугало. Наталья Белая боялась, что у неё заберут дочку.

Действия детского сада она расценила как грубое вмешательство в частную жизнь.

 

«Исключительно в интересах ребенка»

Представители отдела образования на суде иск не признали, заявив, что действовали исключительно в интересах ребенка и проводили «социальное расследование», итог которого — «рекомендательное письмо».

До отправки письма с угрозами постановки на учет представители детского сада написали запросы по месту жительства и регистрации молодой матери, ее бывшему мужу, а также нанимателю. Они составляли акты, предписания, документы о продлении срока социального расследования. Все эти бумаги представители отдела образования приложили к делу.

Наталья Белая на суде говорила, что заведующая садом не единожды угрожала ей постановкой на учёт. Представители отдела образования ссылались на то, что Наталья вела себя «неконструктивно» с администрацией сада — ее дочка не занималась с дефектологом.

«Дочка жаловалась, что дефектолог обзывала ее глупой, и поэтому она не хотела ходить на занятия. Я просила заведующую сменить дефектолога, но тщетно», — пояснила истица.

Администрация детского сада ссылалась, что девочка часто не посещала дошкольное учреждение.

26 июля на заседании адвокат Анна Журавлева, которая представляла в суде интересы детского сада, предложила сторонам пройти процедуру медиации — досудебного урегулирования спора. Тем более в суде Советского района реализуется пилотный проект по медиации. Но Наталья Белая отказалась.

«Реальных критериев социально-опасного положения в моей семье не было выявлено, следовательно, не было оснований слать мне письма с угрозами и обязывать меня трудоустроиться. Представители отдела образования упрекают меня в некорректности, а корректно ли было угрожать мне СОП, приравнивая к алкоголикам и наркоманам? Разве корректно было представителям системы образования публично выступать и распространять ложные и позорящие меня сведения, что я не забирала ребёнка из садика, не водила его к врачу? Подобные заявления — ложь и клевета», — заметила на суде 26 июля Наталья Белая.

Судья Кошкина уточнила: «Каким образом письмо из детского сада принесло истице моральный вред? Какие права истицы были нарушены данным письмом?».

«Письмо — это был шантаж!» — ответила Наталья Белая.

Адвокат молодой матери Петр Борисов добавил, что письмо из детсада — «это вмешательство в личную жизнь, это искажение права на труд, когда ей в письме фактически приказали трудоустроиться».

«Исходя из содержания данного письма, можно сделать вывод, что семья Белой приравнивается к неблагополучным семьям, к алкоголикам, наркоманам. Сотрудники детского сада не выявили критериев неблагополучия, не было вообще оснований для написания данного письма», — пояснил Петр Борисов.

 

В иске отказать

Судья Алина Кошкина вынесла решение отказать в удовлетворении иска, так как не установлено, какая норма законодательства была нарушена и как именно были причинены нравственные страдания.

«Само по себе заявление о страданиях не может быть основанием для выплаты материальной компенсации морального вреда, а истица не доказала причинную связь между действиями садика и ее страданиями», — посчитала судья.

Наталья Белая считает, что она доказала факт нравственных страданий — когда получила письмо с угрозами, и когда ее семью «прировняли к алкоголикам и наркоманам».

После ознакомления с решением суда Наталья Белая примет решение, обжаловать его или нет.