Как отличить праздношатающегося от прогуливающегося. Камера наблюдения в помощь!

С 2004 года охрана общественного порядка в Минске осуществляется с помощью системы видеонаблюдения. А в обозримом будущем система вырастет до уровня глобального видеомониторинга. Прообраз этой системы в экспериментальном порядке уже работает в Солигорске.

Фото pixabay.com

 

Как все начиналось

В 2004 году на центральных улицах столицы было установлено 36 видеокамер, мониторы которых вывели в дежурную службу ГУВД Мингорисполкома. Для нашей страны система видеонаблюдения (СВН) была новинкой, и белорусские милиционеры с легкой завистью говорили о том, что Вильнюсе, население которого в то время составляло 600 тысяч человек, установлено 54 видеокамеры.

В первый год работы СВН в Минске на «глазах» видеокамер было совершено 28 хулиганств, из них 25 были раскрыты благодаря кадрам, запечатлевшим злоумышленников. СВН оценили и водители, особенно те, кто не виновен в ДТП: камера бесстрастно фиксирует, кто и как ехал.

Теперь, конечно, смешно вспоминать цифру 36. За прошедшие 14 лет собственными системами видеонаблюдения обзавелись практически все учреждения и организации, независимо от формы собственности. Не возбраняется установка видеонаблюдения и в подъездах жилых домов, на дворовых территориях и в садовых товариществах. Да и международные стандарты диктуют свои требования: еще до реконструкции минский стадион «Динамо» был оснащен СВН по требованию УЕФА.

Что касается системы видеонаблюдения под патронатом правоохранителей, то она значительно расширилась накануне чемпионата мира по хоккею-2014, проходившего в Минске.

 

На смену «наружке» придет интеллектуальное видео

У законопослушных граждан есть некоторые опасения относительно всевидящего ока. Например, современные камеры, а вернее их программное обеспечение, позволяет так приблизиться к человеку, что оператор может различить цвет глаз. А если, допустим, камера установлена напротив жилого дома, где гарантия, что она не заглянет в квартиры людей?

Опасения вполне резонные, потому что почти десять лет системы видеонаблюдения никак не регламентировались. Правоохранители работали по своим внутренним инструкциям, все остальные владельцы систем видеонаблюдения по своему разумению использовали полученные материалы.

Указ № 527 «О вопросах создания и применения системы видеонаблюдения в интересах обеспечения общественного порядка» был подписан конце ноября 2013 года.

А вот регламент доступа к системе распознавания лиц, ряду других специфических функций, ответственность за незаконное распространение или халатное отношение к сохранности информации установлены указом № 187 «О республиканской системе мониторинга общественной безопасности», который подписан в мае прошлого года. Он предусматривает преобразование действующих в стране комплексов видеонаблюдения в централизованную систему мониторинга.

Но вернемся к опасениям людей, что система видеомониторинга может проникнуть в частную жизнь. По умолчанию, каждый из нас понимает: оказавшись в общественном месте, он попадает и в поле зрения городских видеокамер, и граждан, которые снимают что-нибудь на смартфон, а иногда и фотокорреспондентов. С этого момента очень важно, кто и как распорядится видео.

Человеческий фактор обычно самое слабое звено даже в самой мощной системе. Ведь, допустим, теперь записи СВН безвозмездно доступны всем правоохранительным органам. А другие организации могут приобрести за деньги интересующие их записи. Возникает вопрос, не выйдут ли они за рамки правового поля, этических норм, используя это видео.

«Существуют должностные инструкции, четко регламентирующие что можно, а что нельзя. Мы, как разработчики, тоже придумали сложные многоступенчатые системы с разграничением уровня доступа и полномочий. Проще говоря, все обращения к системе фиксируются в электронном журнале, — говорит технический директор компании «Мультисервисные системы» Иван Кузьмич. — То есть, если сотрудник будет искать информацию в своих целях, об этом станет известно. А чтобы такого соблазна не было в принципе, можно настроить систему оповещения и автоматическую блокировку доступа в случае несанкционированного обращения. Насколько я знаю, в правоохранительных органах далеко не каждый сотрудник имеет доступ к различным базам данных. А круг лиц, имеющий доступ к видеоинформации по фактам правонарушений, достаточно узок, чтобы минимизировать процесс утечки».

Система видеомониторинга, по большому счету, мало что изменит для лиц, находящихся в поле зрения силовиков. Традиционно за ними ходит «наружка», но в ХХI веке ее во многом заменит техника. Система видеомониторинга с функцией распознавания лиц — это то, что нам показывают в кино. Но что в реальной жизни?

Например, такая система позволит деликатно решить проблему розыска граждан, которым кассиры банков выдали лишние деньги. Теперь их фото публикуются в СМИ, а при возможности распознавания лиц банкирам и правоохранителям не придется просить помощи у всей страны.

Кроме того, нужно понимать, что практически 99% информации с видеокамер не представляет интереса для пользователей, будь то милиция или охрана завода. Видеоаналитика позволяет уменьшить нагрузку на каналы связи, высвободить людей и сократить архивирование за счет фильтрации ненужных данных.

 

«Пробная версия»

Самое время познакомиться с работой системы видеомониторинга в Солигорске. Этот город выбран как пилотный для апробирования систем централизованного видеомониторинга в реальных условиях.

Пробная версия дает возможность как разработчикам, так и потребителям выявить в системе недостатки и устранить их. В городе шахтеров установлено чуть более тысячи видеокамер. А кто все это смотрит?

«Система видеоаналитики для того и создается, чтобы человеку не нужно было постоянно смотреть в мониторы, — поясняет Иван Кузьмич. — Система фиксирует номера автомобилей, въезжающих и выезжающих из города. Она сама среагирует на номер, находящийся в розыске. То же самое с распознаванием лиц. Системе все равно, что вы пошли в салон красоты. А вот когда человек, находящийся в розыске, попадет в после зрения видеокамер, сразу поступит соответствующий сигнал».

В Солигорске текущая информация видеомониторинга хранится 30 суток, а запись ДТП, хулиганства и прочих конфликтов с законом — значительно дольше.

Система видеоаналитики настраивается таким образом, что реагирует на некие события, а уж их параметры задает пользователь.

На пешехода система видеоаналитики не обратит внимания, но подаст сигнал, если заметит человека, пытающегося влезть в окно

«Один из детекторов позволяет распознавать праздношатающихся лиц. Но давайте сразу расставим точки над і, — предлагает Иван Кузьмич. — Обыватель под праздношатанием понимает безделье, некую примитивную форму досуга. С юридической точки зрения праздношатание — это пребывание в определенном общественном месте в течение длительного времени без законного на то основания.

А теперь рассмотрим примеры. Человек прогуливается по скверу или идет вдоль забора какого-либо предприятия. Пока систему ничего в его поведении не настораживает. Но как только этот человек или группа лиц остановится возле забора того же завода и простоит там, допустим, больше пяти минут, система подаст сигнал тревоги. Скорее всего, готовится перебрасывание сообщниками через забор каких-либо материальных ценностей либо несанкционированное проникновение на территорию предприятия.

Человека, вышедшего на рельсы, система видеоаналитики идентифицирует как опасность и подаст сигнал

Или такой пример: один человек идет по проспекту медленным шагом домой, а второй зигзагами ходит возле проезжей части. Система обратит внимание на второго, так как его поведение потенциально опасно для него самого и водителей».

 

Минимизировать человеческий фактор и расходы

Система видеоаналитики, которую разработала компания «Мультисервисные системы», задумана не только в помощь правоохранителям. Ее возможности бесконечны. От сигналов сотрудникам МЧС в случае пожаров и прочих нештатных случаев до регулирования потоков автотранспорта.

Главное преимущество видеоаналитики перед обычным видеонаблюдением в том, что она фактически без участия человека отбирает тревожные события по заданным параметрам из большого потока информации, рассылает их по нужным адресам и собирает статистику.

Также немаловажно и то, что такая система обходится дешевле ручного видеонаблюдения и опять же минимизируется человеческий фактор, что ускоряет реагирование на чрезвычайное событие.

 

Всего лишь элемент современного мира

Нужна ли нашей стране система видеомониторинга общественного порядка, мы спросили у разных людей.

— С участка моего загородного дома, несмотря на приличный забор, местные мелкие жулики нередко находили, чем поживиться. Как только я поставил несколько камер, повесил предупреждающие таблички, кражи прекратились, — рассказывает заслуженный артист БССР, солист группы «Белорусские песняры» Валерий Дайнеко. — Сейчас есть очень хорошие системы бытового видеонаблюдения, через смартфон я вижу в реальном времени, что происходит вокруг моего дома. Программа настроена так, что подает сигнал в случае попытки проникновения на территорию. Качественное видеонаблюдение полезно и для города. Это точно сдерживающий фактор для хулиганов, автоворов, нарушителей порядка.

Мне кажется, эта система у нас уже развита, во всяком случае я как-то получил «письмо счастья» — очень хорошо помню почему: просто задумался за рулем. Да, нарушил правила, но рядом не было ни машин, ни людей, никому вреда не причинил. Первая реакция на штраф — досада, но с другой стороны, видеоглаз дисциплинирует на дороге, и это правильно.

В Москве, Америке и Китае видеокамер несравнимо больше, чем у нас. Там законопослушные люди просто не обращают на них внимания. Это всего лишь неизбежный и иногда очень полезный элемент современного мира.

Олег Слепченко, подполковник милиции в запасе, в начале 2000-х — пресс-секретарь ГУВД Мингорисполкома. Именно он организовывал первые встречи журналистов с сотрудниками главка, отвечавшими за работу систем видеонаблюдения.

— Система видеонаблюдения — не белорусское изобретение, это уже давно мировой тренд. Последнее обстоятельство, на мой взгляд, значительно облегчает отечественным правоохранительным органам процесс грамотного, прежде всего с юридической точки зрения, использования этой системы. Т.е достаточно внимательно изучить опыт использования подобных комплексов в развитых странах, к примеру, Европы, после чего с минимальными потерями адаптировать под нашу действительность, — полагает Олег Слепченко. — Считаю, что бояться нецелевого использования белорусской системы видеонаблюдения не стоит. Во-первых, как к управлению данной системой, так и к полученным результатам, местам их хранения допущен узкий круг специалистов, облеченных определенной властью, но и серьезной ответственностью за разглашение конфиденциальной информации.

Во-вторых, камеры такого типа (автоматически управляемые, с хорошим разрешением и т.п.) стоят недешево, потому и устанавливать их будут не везде, а лишь в тех местах, где, в соответствии с анализом криминогенной обстановки, чаще всего или вероятнее всего может быть совершено преступление или правонарушение.

В-третьих, законодательство нашей страны вполне себе защищает права наших граждан от необоснованного вмешательства в их личную жизнь и уж тем более незаконного хранения или распространения конфиденциальной информации о них. Кстати, рассматриваемый сейчас законопроект о защите персональных данных во многом призван усилить чувство защищенности у белорусов в данном вопросе.

В целом такая система сегодня просто необходима современному крупному городу, коим является Минск. Даже при скудости камер в так называемые нулевые, когда я работал в столичной милиции, данное ноу-хау позволяло раскрывать десятки преступлений, среди которых были и тяжкие (разбои, грабежи, ДТП со смертельным исходом и т.п.).

А ощущение постоянного контроля за тобой… От этого в современном мире никуда не денешься. Просто нам всем, постоянно находясь под пристальным вниманием видеообъективов, придется сначала постоянно сверять свои действия с существующими требованиями закона и морали, ну а потом такое поведение просто станет нормой.

Николай Шалимо, член Минской областной коллегии адвокатов шутит, что «к камерам видеонаблюдения еще никто исковых требований не предъявлял». А если серьезно, то адвокат убежден, что за интеллектуальными технологиями будущее, и нашей стране негоже отставать.

— Системы видеонаблюдения общественного порядка разрабатывались и применяются на благо каждого законопослушного гражданина и общества в целом. Сама по себе аппаратура вреда никому принести не способна, — говорит Николай Шалимо. — Просто это один из инструментов, используемых в работе по охране общественного порядка, материальных ценностей и имущества государства и граждан, а также телесной неприкосновенности и жизни человека.

Вопрос не в том, что есть энное количество видеокамер и где они установлены, а в том, как используется полученная с их помощью информация — во благо или во вред правам и законным интересам человека. Но это уже вопросы административной и уголовной ответственности обладателя информации. Как-то больше говорят о том, что видеомониторинг фиксирует правонарушения, я хочу сказать, что видеофиксация тех или иных событий может подтвердить и невиновность человека.