Незыгарь: наши источники — в очень высоких кабинетах белорусской власти

Авторы телеграм-канала, который сообщил о болезни Лукашенко, рассказали, откуда берут информацию и почему интересуются Беларусью.

Незыгарь — телеграм-канал на 162 тысячи подписчиков публикует якобы инсайды из кулуаров российской и белорусской власти. 30 июля этот источник сообщил об инсульте у Александра Лукашенко, что опровергла пресс-секретарь президента Беларуси Наталья Эйсмонт.

Фото pixabay.com

30 июля телеграм-канал Незыгарь сообщает, что у Александра Лукашенко случился инсульт. Уже на следующий день эта новость расходится по белорусским, украинским и российским СМИ. Авторы новости утверждают, что из-за болезни руководитель Беларуси не поехал в Гомель, хотя такая поездка была намечена.

Через два дня Лукашенко появляется в публичном пространстве, а правдивость информации этого канала ставят под сомнения блогеры и журналисты.

Например, журналисты «Еврорадио» нашли, что новость могла пойти от комментариев на сайте Хартия-97, а блогер Пальчис даже придумал фейк для Незыгаря, который телеграмм-канал опубликовал.

Авторы Незыгаря на условиях анонимности согласились рассказать Naviny.by, откуда у них информация о состоянии здоровья Лукашенко и почему канал так много пишет о Беларуси.

Вся переписка велась через почту, которая обозначена в контактах канала.

В Беларуси новость о болезни Лукашенко вызвала ажиотаж. Откуда у вас появилась такая информация?

— Замечательно, если думают, что 64-летний человек не может заболеть. К сожалению, в странах постсоветской системы тема болезни первого лица слишком табуирована. Семья и ближайшее окружение пытаются скрыть любое недомогание. При том, что уже продолжительное время известно о довольно серьезной болезни у первого лица, и понятно это генерирует разные слухи. Инструмент один — не скрывать информацию, а умело работать с ней.

Много ли у вас в принципе достоверных источников или вы полагаетесь на интуицию своих авторов?

— Хотели бы предостеречь, что не стоит нас обвинять в каких-то вбросах. Незыгарь пользуется разговорами и информацией, которая ходит среди ваших чиновников. Мы ретранслируем всё, что внутри вашей власти. Если большой Минск говорит, значит, и мы пишем об этом. 

— Много ли у вас источников среди белорусской власти?

— Про источники — их у нас сегодня достаточно в официальном Минске. Совершенно в разных кабинетах, и в очень высоких.

Мы стараемся раскрывать нашим читателям  атмосферу повседневной жизни  политического класса. Всё, что вы читаете в Незыгаре, — всё это действительно обсуждают люди при власти.

В последнее время Незыгарь постит много новостей о Беларуси, хотя раньше такого не наблюдалось, с чем это связано?

— Нам интересны страны, которые находятся в стадии транзита власти. В Белоруссии процесс самобытный и острый. Есть запрос на смену власти, на обновление. И есть махровый архаичный тренд удержать власть в семье. 

Кроме того, президент Лукашенко — яркая интересная персона, который еще пару десятков лет назад сам активно шел в российскую новостную повестку. Теперь наоборот.

Каких политических взглядов придерживается проект Незыгарь? Поддерживаете политику Кремля?

— Скажем так — Кремль слишком большой. Впрочем, как и Минск не маленький.

Наша задача быть хроникерами и наблюдателями; рассказывать о скрытых процессах в элитах; раскрывать информацию и делать открытыми те разговоры, которые ведет элита. В любом случае, политический процесс должен быть видимым для всех нас с его ошибками и глупостями.

Как авторы Незыгаря относятся к Беларуси? Как к отдельному государству со своей культурой и историей или как к сателлиту России?

— С большим уважением мы относимся к Белоруссии. Но давайте скажем прямо, все игры в национальные квартиры давно уже устарели. Вызов — в интеграции, в сетевом мире.

Откуда вообще возник ваш проект, есть в вашей команде профессиональные журналисты?

— Проект возник в Телеграме. У нас много авторов с громкими именами. У нас на канале есть новости и есть аналитика. У нас много слухов. У нас огромная сеть информаторов в хорошем смысле слова.

Почему все-таки Белоруссия, не Беларусь?

— Нам так удобнее. Белоруссия совершенно не оскорбительное название страны. Более того — название гордое и объемное. Оно придает величие и статус вашей стране.

Если бы мы были информационным агентством, то корректировали название с вашей Конституцией.

На вашем канале много новостей о том, что Беларусь сейчас очень важна для Кремля. Как далеко может зайти желание Кремля держать Беларусь в своей сфере интересов?

— Белоруссия, как и Украина, — крайне важные составные части. Это переплетение культур и, если хотите, европейский стержень в огромной Евразии.

Нам надо стараться, чтобы не Кремль держал Белоруссию в сфере своих интересов, а Белоруссия и Россия находили синергию в преодолении постсоветской фазы.

К сожалению, некоторые вороватые и глупые представители элиты начинают манипулировать, играть в национал-фашизм. И тем самым общество скатывается к примитиву, тормозится развитие, утрачивается темп. И мы все оказываемся в проигрыше.

— Незыгарь опубликовал инсайд о связи главы МИД Макея и оппозиционера-эмигранта Пазьняка. Выяснилось, что этот «инсайд» сочинил блогер Эдуард Пальчис. Как так получилось, что вы опубликовали этот фейк?

— Мы его удалили, когда узнали об авторстве информации осведомителя минского КГБ Пальчиса.

Кстати, этот человек предлагал свои услуги не только сотрудникам генерала Вакульчука (видимо, имеется в виду председатель КГБ генерал-лейтенант Вакульчик. — Naviny.by). Провокатор всегда таким остается.

Проходят ли новости, которые вам присылают, верификацию. Если да, то каким образом?

— Про верификацию у нас все сказано в описании канала. Прочитайте. (В описании канала действительно сказано, что новости нуждаются в верификации. — Naviny.by)

Почему сразу за информацией от Пальчиса о вашем канале вы опубликовали информацию о нем самом?

— Процитируем вам Юлиана Семенова: 

«Агента звали Клаус. Его завербовали два года назад. Он сам шел на вербовку: бывшему корректору хотелось острых ощущений. Работал он артистично, обезоруживая собеседников искренностью и резкостью суждений. Ему позволяли говорить все, лишь бы работа была результативной и быстрой».