Лукашенко перед встречей с Путиным бросил камешек в российский огород

«Как будто мы вассалы у них», — возмутился белорусский президент в Гомеле…

В весьма хлестких выражениях охарактеризовал Александр Лукашенко 10 августа поведение России в рамках Евразийского экономического союза. Прозвучало даже, что «россияне ведут себя варварски по отношению к нам».

«Я хочу сохранить «Гомсельмаш», понимаете? У нас сейчас тяжелый период — россияне ведут себя варварски по отношению к нам. Публично об этом говорю. Они просто не хотят видеть… Они от нас требуют чего-то, как будто мы вассалы у них, а в рамках ЕАЭС, куда они нас пригласили, они выполнять свои обязательства не хотят», — передал телеканал СТВ заявление официального лидера в Гомеле.

Также Лукашенко заявил, что не намерен приватизировать предприятие, продавать его иностранному инвестору (известно, что на «Гомсельмаш» давно имеет виды «Ростсельмаш»).

 

Как хоронили «интеграционные проекты»

Упрямство белорусского руководителя в плане продажи активов россиянам — не новость. Сегодняшние высказывания в Гомеле вызывают эффект дежавю.

В 2013 году Лукашенко не менее хлестко высказался о проекте слияния МАЗа с КамАЗом: «Я на эту акцию бандитскую не пойду».

По его версии, за проектом стояли игроки, заинтересованные «здесь нас опустить, закрыть. Не надо им лишней конкуренции, будем выпускать какую-нибудь полуось или кабину варить вручную».

А в 2015 году холодным душем для российских партнеров прозвучали слова Лукашенко по поводу Минского завода колесных тягачей (МЗКТ). «Никакой игры в продажу, перепродажу… Имейте в виду: ваша задача, любого руководителя, не продать предприятие, приватизировать его или еще как-то, а сохранить...» — велел тогда президент новому директору.

Между тем и МАЗ, и МЗКТ фигурировали в пакете пяти интеграционных проектов, которые Минск и Москва обсуждали аж с 2011 года. Лоббистами этих проектов были российский президент, а затем премьер Дмитрий Медведев и человек из его команды, тогдашний вице-премьер России Аркадий Дворкович.

Но уже и Дворковича на том посту нет, и на пакете интеграционных проектов, похоже, поставлен крест.

Правда, в феврале белорусский вице-премьер Владимир Семашко обмолвился, что правительства двух стран снова думают над совместными проектами и теперь Минск готовится предложить четыре таких проекта. Но развития, по крайней мере в публичной плоскости, эта тема не получила. Сегодняшние эскапады Лукашенко на «Гомсельмаше» вряд ли добавляют энтузиазма лоббистам этой кооперации.

«Лукашенко не хочет продавать государственные предприятия не только российским, но и белорусским бизнесменам, он вообще против приватизации», — отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

По его словам, белорусский руководитель уверен, что контроль над экономикой — это контроль и над общественно-политической жизнью. «Предприятия в Беларуси — это не только субъекты хозяйствования, но и политические субъекты, с их помощью обеспечивается лояльность работников нынешнему режиму», — поясняет аналитик. Так что, делает он вывод, президент держится за неэффективный, обремененный долгами госсектор ради незыблемости своей власти.

В случае же с продажей предприятий российским олигархам белорусский руководитель опасается, что, «получив контроль над ключевыми субъектами хозяйствования, Россия усилит контроль над Беларусью», заключил Карбалевич.

Заявления Лукашенко в адрес России, прозвучавшие сегодня в Гомеле, первый зампред комитета Госдумы по делам СНГ Константин Затулин прокомментировал на радио «Говорит Москва» так: «Этими наездами примитивными он пытается выторговать какие-то экономические преференции от России».

 

О чем пойдет разговор в Сочи?

Между тем российские комментаторы великодержавного толка нагоняют страху перед ожидаемой встречей Лукашенко с Владимиром Путиным в Сочи.

Предложение Путина встретиться прозвучало еще 23 июля. Вполне вероятно, что президенты пока не пересеклись по чисто техническим причинам (дела, графики). Однако московские ресурсы вроде телеграм-канала «Незыгарь» навязывают версию, что Лукашенко тянет резину, поскольку Путин вознамерился-де ребром поставить неудобные вопросы, вплоть до требования отказаться от власти.

Эти вбросы очень напоминают элементы психологического давления на белорусское руководство. Во всяком случае, становится все очевиднее, что прилет Путина в Минск 19 июня на саммит Союзного государства не развязал узлы двусторонних противоречий.

Сегодня же вполне респектабельное агентство Рейтер со ссылкой на имеющиеся в его распоряжении копии документов «Белнефтехима» сообщило, что Россия приостанавливает выдачу Беларуси кредитов и намерена ограничить поставки нефтепродуктов и сжиженного газа.

Правда, Минфин России поспешил заявить, что «информация о приостановке Российской Федерацией кредитования Белоруссии не соответствует действительности». Однако факт то, что два последних транша (в сумме 400 млн долларов) кредита Евразийского фонда стабилизации и развития, который контролирует Москва, уже давно подвешены. Белорусский Минфин рассчитывал получить эти деньги еще в первом квартале, но пока — по нулям.

Отметим, что намерение ограничить с четвертого квартала 2018 года беспошлинные поставки в Беларусь нефтепродуктов и сжиженного газа Москва и вовсе пока не опровергает.

 

Москве нечего тревожиться, что Лукашенко «переметнется на Запад»

Короче, в отношениях с Россией Минск переживает не лучшие времена. И в этой уязвимой ситуации, казалось бы, крайне недальновидно затевать «дело БелТА», которое Евросоюз, Совет Европы, США расценили как атаку на независимые СМИ, свободу слова в Беларуси.

Впрочем, инициаторы этой атаки достаточно хорошо все продумали, считает руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.

В комментарии для Naviny.by он высказал мнение, что журналистов и не планировали арестовывать, задержание же на три дня было элементом психологического давления.

Сегодня все, кто попал под каток «дела БелТА», выпущены. Вряд ли им станут давать сроки лишения или ограничения свободы, но изъятая из компьютеров информация, возможно, позволит давить на конкретных людей и редакции в перспективе, полагает собеседник.

Целью этих действий силовиков было «запугать журналистское сообщество», при этом власти учитывали, что западные бюрократические структуры не слишком оперативны в плане неких серьезных мер, заключил Поротников.

Вместе с тем, эта история еще четче показала: политический режим в Беларуси таков, что России нечего тревожиться за слишком серьезное сближение Лукашенко с Западом.

Белорусский руководитель может костить Москву в хвост и гриву, как сегодня, но потом опять полетит договариваться к заклятому союзнику.