Лукашенко нашел в Беларуси каторжных людей

Кнут, угроза тюрьмы — эффективный инструмент, чтобы держать в страхе вертикаль, народ. Но кнутом не построишь IT-страну…

Как ни готовились в Орше к приезду президента, от громов и молний это не спасло. «Не любите вы людей, не любите вы завод. Если уже делаете тут какую-то показуху, сделайте бордюр, но зачем в траву класть асфальт», — распекал сегодня Александр Лукашенко поникших местных начальников на Оршанском инструментальном заводе. Строг был президент и на других предприятиях района.

Фото: пресс-служба президента

Почему внимание официального лидера так приковано к Оршанщине? Ну, во-первых, здесь, в Копыси, он родился. Во-вторых, в апреле прошлого года с трибуны Овального зала президент дал конкретное поручение: Барань, Болбасово, Орша (это всё один район) «должны быть подняты из руин и пепла»

Понятно, про руины и пепел было сказано метафорически, для пафоса.

А вообще правительству было велено показать, «как в короткий промежуток времени нужно развивать крупный и очень сложный регион». Лукашенко пообещал регулярно контролировать вопрос.

 

Показуха стала частью системы

Прошло почти полтора года, но и сегодня президент увидел там довольно печальную картину. По крайней мере, информация его пресс-службы и репортажи белорусских телеканалов донесли грозный тон.

«Разве это рабочие места?! Темница какая-то! Каторжные люди работают за 200 долларов в месяц!» — негодовал Лукашенко на том же инструментальном заводе.

Надо сказать, что в минуты гнева нет более мощного критика отечественных реалий, чем глава государства. Сыплет такими эпитетами, что писаки с оппозиционных сайтов нервно курят в сторонке. А картинки официальной пропаганды, какая у нас сильная и процветающая страна, начинают выглядеть особенно нелепо. Ведь мест с такими же каторжными условиями труда, с теми же двумя сотнями долларов заработка — до черта и больше.

Лукашенко не первый раз разоблачает показуху. Это выглядит эффектно, работает на идеологему про хорошего царя и плохих бояр. Но задумаемся: это ведь означает, что показуха стала органической частью нынешней белорусской модели. Точнее, продолжается еще советская традиция: красить только фасады, закрывать щитами с наглядной агитацией развалюхи да мусорные ямы.

Это означает, что система фальшивая. Главное — пустить пыль в глаза самому большому начальнику. А то, что простой народ каждый день видит изнанку, все прелести задних дворов — так народ перетопчется, а найдутся крикуны — мы их быстро заткнем.

 

И здесь модернизация проваливается?

Сегодняшние взбучки в Оршанском районе, который было решено сделать образцовым, говорят о том, что «еще один крупный модернизационный проект, похоже, проваливается», отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

Ранее Лукашенко так же сурово контролировал модернизацию ряда отраслей промышленности. Показательна в этом плане эпопея с деревообработкой. В нее вложили колоссальные деньги. Был издан «крепостной» указ, запрещавший работникам отрасли увольняться. Несколько директоров, в частности руководитель «Борисовдрева» Владимир Мальцев, оказались на скамье подсудимых. Однако и сегодня отрасль не хватает звезд с небес.

Показательно, как в апреле прошлого года Лукашенко объяснял плохое положение на Оршанском инструментальном: мол, завод далеко от столицы и «мы им никогда не занимались». Добавил: «Если надо купить и поставить станки, это недорого обойдется, если мы этим займемся централизованно, не будем откаты, взятки брать и так далее».

Вот интересно: в Германии тоже так — плохо работают заводы, которые далеко от Берлина и до которых не дошли руки у Ангелы Меркель?

Или все же закавыка в том, что там на автомате работает рыночная экономика, а у нас она по-прежнему совковая? Получается, что без надзора с самого верха в отечественном госсекторе непременно творится бардак: откаты, взятки и пр. Частник же наверняка сам, без вмешательства сановных контролеров, постарался бы провести переоснащение с наименьшими затратами. Но приватизацию белорусский президент не любит.

Что, впрочем, не мешает впрягать крепких бизнесменов в подъем отстающих предприятий. Например, заниматься развитием Оршанского молочного комбината поручили основному владельцу брестского «Савушкина продукта» Александру Мошенскому.

В то же время шефство правительства над Оршанским районом, как видим, к прорыву не привело. Ну, предположим, туда вбухают еще кучу денег (в прошлом году сообщалось, что только на модернизацию Оршанского инструментального завода понадобится более 60 млн долларов) — и каких-то сдвигов добьются. Родному району президента повезет. А другим, неродным? На всех же таких денег не наберешься.

То есть в масштабах Беларуси, где немало депрессивных регионов, все равно получится показуха.

 

При этой модели без ручного управления не обойтись

Сегодня президент в Орше давал конкретные поручения, где латать крышу, откуда поставлять оборудование и т.п. Невозможно представить, что так руководит американской экономикой Дональд Трамп (при том что он сам бизнесмен) или британской — Тереза Мэй.

Неужели белорусский официальный лидер не понимает, что ручное управление экономикой в ХХІ веке — анахронизм, что оно не может быть эффективным?

«Другие варианты — это смена социальной модели. А на такую смену Лукашенко не может пойти, поскольку нынешняя оптимальна для удержания власти», — поясняет Карбалевич.

А чтобы нынешняя модель сохраняла какую-то работоспособность, нужны постоянные пинки сверху, угрозы, обещания посадить в тюрьму, добавляет собеседник Naviny.by. «Если бы Лукашенко этого не делал, все развалилось бы гораздо раньше и быстрее», — считает аналитик.

Сегодня президент на месте «вынес приговор» министру промышленности Виталию Вовку. «Скорее всего, министра сюда направим к тебе работать. У него выбор один: или тюрьма, или сюда — публично об этом говорю», — заявил президент директору инструментального завода Владиславу Бардюкову.

 

Кнутом IT-страну не построишь

Однако такие методы, когда белорусское начальство управляет экономикой с помощью кнута, принимает импульсивные, волюнтаристские решения, игнорирует право, плохо влияют на инвесторов, отмечает Карбалевич. Он напоминает, что недавно по указанию Лукашенко был национализирован Оршанский авиаремонтный завод. Украинского инвестора просто выбросили.

«Собственника уже здесь нет. Собственники — вы. Все собственники, которые здесь были, они отказались сами от этого завода. Поэтому действуйте. Это государственное предприятие с сегодняшнего дня», — сказал Лукашенко оршанским авиаремонтникам 11 июля.

При этом президент украинского АО «Мотор Сич» Вячеслав Богуслаев заявлял в интервью для Naviny.by, что потерял в Беларуси 13 миллионов долларов и был вынужден выйти из состава акционеров Оршанского авиаремонтного завода под давлением белорусских властей.

И это не единственный пример национализации, изгнания инвесторов «именем революции». Можно вспомнить истории кондитерских фабрик «Спартак» (Гомель) и «Коммунарка» (Минск), столичного завода «Мотовело».

Однако как бы ни старалось руководство Беларуси сохранить и даже прирастить госсектор, роль бывших флагманов социндустрии в нашей экономике будет снижаться. Наверху это в какой-то степени, видимо, осознают. Не случайно был принят указ о создании IT-страны. Но кнутом IT-страну не построишь.