«Саша и Сирожа» 2.0: Это голос народа

Автор знаменитого проекта Алексей Хацкевич возродил «Сашу и Сирожу» в картинках.

«Саша и Сирожа» — культовый видеопроект, в котором два простых парня из глубинки рассуждали на злободневные темы, возродился. Теперь это картинки на злобу дня, в которых отражаются актуальные события. Язык героев комиксов Хацкевича — знакомая по предыдущей версии проекта трасянка.

Naviny.by поговорили с автором Алексеем Хацкевичем о новой жизни проекта, изменениях в персонажах, сотрудничестве с Сергеем Михалком, цензуре и юморе белорусов.

— Почему вы сейчас решили взяться за возрождение проекта?

— Я просто пошел к своему знакомому, а он говорит, что это был хороший бренд и не стоит его забывать. «Сашу и Сирожу» хорошо знают не только в Беларуси, но и в Украине, и в России. И те, и другие следят за картинками. Я смотрю, что лайкают и питерцы, и москвичи. У них проблемы похожи на наши, коррупция та же. Если делать только касательно Беларуси, то через неделю это будет уже неактуально. Хочется затрагивать какие-то глобальные моменты. Поэтому я хочу брать разные жизненные ситуации, возможно, советы. Чтобы можно было потом майки сделать или альбом какой-то. Кстати, все совпадения в моей графике можно считать случайными. Это абстрактная территория, и каждый видит то, что он хочет видеть. Ничего конкретного.

— Почему в графике, ведь раньше «Саша и Сирожа» выходили в видеоформате?

— Раньше я рисовал комиксы, но потом понял, что и комиксы осваивать сложно. У людей сейчас клиповое сознание, и такой формат удобнее всего. Мне проще этим заниматься. Я ни от кого не завишу. А если делать мультик, например, то это затратно, ты зависишь от других людей. У кого-то получается, у кого-то нет, можно не попасть в сроки. А тут я сам себе хозяин. Делаю сколько хочу и про что хочу.

— Много времени один выпуск сделать от идеи до картинки?

— Немного, часа три нужно.

— А где сейчас выходит проект?

— Я выкладываю его в социальных сетях, и иногда он выходит на «Радыё Свабода». Почему-то регулярно делать не получается, но нужно стремиться к этому, народ уже ждет, что будет каждый день выходить или через день. А так я открыт к предложениям.

— Раньше вы вели проект с Сирожай, который Сергей Михалок, а сейчас он как-то участвует?

— Я с ним не общаюсь с 2008 года. Когда проект закончился, то я первое время пытался ему приветы передавать, но это была такая игра в одни ворота. Я подумал, что если человек не хочет общаться, то зачем его заставлять.

— Не думали собрать денег на краудфандинге, сделать сайт про «Сашу и Сирожу»?

— Сайты сейчас не нужны, потому что все в соцсетях сидят. Это лучше всяких сайтов. К тому же, в белорусские краудфандинги я не верю.

— Хватает ли у нас в СМИ юмора и иронии?

— Нет. У нас СМИ не такие свободные, как в Украине. Страх людей потерять свое рабочее место, страх, чтобы к тебе не приехали. Это тормозит. Все эти попытки вроде «Наша Белараша», это все такой тухляк. Видно, что хочется шутить, но нельзя, боятся.

— А как вообще с чувством юмора у белорусов?

— Я думаю, что хорошо. У нас отлично у ребят с юмором. Проект «Саша и Сирожа» был очень популярен и в Украине, был признан лучшим сериалом в 2006 году. Надо просто не загонять себя в какие-то рамки. Понятно, что внутреннее табу какое-то должно быть, не шутить над болезнями, ветеранами, какими-то горестями. А над тупостью чиновников почему бы не пошутить.

— Как вообще начинался проект «Саша и Сирожа»?

— Это началось в 1985 году, я еще в школе рисовал комиксы, было два персонажа, парни из глухой деревни, тогда была большая грань между городом и деревней. Это сейчас интернет все постирал. Мы придумывали какие-то ситуации, как парни из деревни реагируют на мегаполис. Потом, в 2000 году мы сделали мультик из комиксов, Сергея Михалка пригласили на озвучку этих мультиков. Это все было весело, интересно, он с удовольствием подписался на это дело.  Потом программа вышла на «Первом музыкальном канале», потом мы выходили на БТ. Но вскоре это запретили, и мы начали выходить в Украине, наверное, с 2004 года, выходили каждый день в прайм-тайм на музыкальном канале, который был популярен. Люди в офисах так разговаривали и думали, что мы украинцы. Потом пришел момент, когда мы подумали, что выговорились. Тогда было мало юмористических программ. В основном, мы не писали сценарии, играли в такой словесный пинг-понг. Для каких-то программ сценарии были.

— А почему в Беларуси запретили, это была какая-то цензура?

— Нас приехали снимать для программы на РТР, хотели снять про культурную жизнь Беларуси, мы дали интервью. Мы тогда выходили на БТ с программой «Достань звезду». А нас смонтировали в одном сюжете с оппозицией, с бел-чырвона-белыми флагами. И нас запретили. Заодно сказали, что мы не рейтинговые.

— А сейчас ваши герои поменялись?

— Не сильно. Это мнение народа и реакция на все происходящее. Что говорят в народе по поводу той или иной ситуации.

— Если бы сейчас предложили вернуться в телеформат, согласились бы?

— Да, в принципе. Но у нас же было шоу на двоих, не знаю, насколько сейчас согласится Сирожа.

— Я так понимаю, что это хобби, а чем вы занимаетесь?

— Я художник, работаю в Большом театре художниом-декоратором.

— Если взять пространство бывшего СССР, какое юмористическое шоу вам нравится больше всего?

— Мне нравится «Наша Russia» больше всего. Галустян, Ургант, Слепаков, вот эта команда. КВН мне никогда не нравился, а вот эти ребята интересные, хоть они и выходцы из КВН. У них свеженький взгляд такой. Из белорусских юмористов я не знаю особо никого.

 

Фото svaboda.org и со страницы Алексея Хавцкевича в Фейсбуке




Оставьте комментарий (0)