Новое правительство: шанс на реформы есть

Александр Лукашенко выполнил свое обещание и сменил всю верхушку Совета министров. Он показал, что президент – не хромая утра, что Акела не промахнулся, а является безусловным лидером вертикали.

На взлете: новый премьер-министр Беларуси Сергей Румас

Старое руководство Совмина превратилось для президента в токсичный актив, который стал копировать его поведение и выполнять функцию смотрящего, а не работающего, принимающего трудные, но давно назревшие решения.

Андрей Кобяков и все вице-премьеры (Василий Матюшевский исключение) слишком сильно срослись с номенклатурно-краснодиректорскими кланами. Они дискредитировали себя выполнением приказа «всем по 500», не сумели оздоровить госсектор, увеличили зависимость страны от внешних и внутренних кредитов, полностью провалили диверсификацию экономики и развитие предпринимательства.

Вероятно, что последней публичной соломинкой, которая сломала терпение Александра Лукашенко, был Минздрав-гейт и реакция на него руководства Совмина и вице-премьера Василия Жарко.

Президент получил мощный удар по репутации и рейтингу из-за вопиющих провалов в системе госуправления и блеяния/молчания номенклатурных «ягнят».

А поскольку до парламентских и президентских выборов рукой подать, то он принял решения о чистке Совмина именно для того, чтобы через два года можно было отчитаться о достижениях, чтобы поддержать репутацию непреклонного борца с коррупцией и чтобы не допустить еще большего роптания и саботажа номенклатуры всех уровней.

 

Премьер-министр Сергей Румас

Новый премьер-министр Сергей Румас по всем параметрам гораздо лучше подходит на этот пост, чем его предшественник.

Руководил государственным аграрным банком, побывал вице-премьером как раз в тот момент (2010-2012 гг.), когда экономика страны рухнула в инфляционно-девальвационную спираль в результате действия тех же государственных банков.

Затем шесть лет возглавлял Банк развития. Именно под руководством Румаса эта структура получила целый букет привилегий и большой кусок бюджетных денег.

У Банка развития не получилось стать структурой по управлению токсичными активами предприятий-участников госпрограмм, но вышел еще один государственный финансовый институт.

Он вроде бы выполняет задачи правительства, но одновременно должен был следить за качеством инвестиций.

Как банкир, Румас наверняка сказал немало «лестных» слов в адрес авторов и реализаторов госпрограммы по деревообработке, потому что Банку развития пришлось вплотную заниматься этой проблемой. Ресурсы под них выделили, очередную порцию льгот выбили, реструктуризацию долга получили, но пока всё оставили в госсобственности.

Сергей Николаевич встретит свое 50-летие на посту премьер-министра. Это аванс и шанс ему, как руководителю, проявить себя в условиях той самой точки бифуркации, когда по-старому, т.е. по-советски, как признал сам Лукашенко, уже нельзя, а путь к новому устлан многими сложными задачами трансформационного периода. Главная из которых — приведение в чувство, в порядок и желательно в состояние устойчивой конкурентоспособности государственного и коммерческого секторов.

Сергей Румас глубоко знает не только все болячки, слабости и особенности государственных предприятий, концернов и холдингов. При желании и наличии политической воли он может легко парировать все запросы «красных директоров» и их VIP-номенклатурных партнеров на бюджетные дотации, субсидии или льготные кредиты.

Как банкир, он прекрасно знает все уловки, в том числе на уровне финансовой отчетности, которыми манипулирует директорат.

В дополнение к главе Нацбанка Павлу Каллауру с его командой он может стать мощным ситом против бесконечного, хронического субсидирования тупиковых коммерческих проектов под честное номенклатурное слово.

Вкупе с активизацией антикризисного управления, внедрения в госсекторе норм и стандартов международного корпоративного управления новый премьер может начать расчищать авгиевы конюшни коммерческих проектов, в первую очередь, в промышленности и АПК. Инструменты у него есть, знания — тоже.

Он может рассчитывать на поддержку бизнес сообщества, которое очень недовольно тем, как работают госпредприятия в плане расчетов и режима ведения конкурентной борьбы.

Сергей Николаевич легко найдет общий язык с МВФ, Всемирный банком и ЕБРР. Остается лишь получить карт-бланш на такую работу от главы государства.

Румас должен стать премьером подготовки Беларуси и белорусов к двум важнейшим политическим кампаниям в режиме ручного нащупывания. Ему необходимо найти новый баланс сил и средств: между госсектором, банками, малым и средним бизнесом, иностранными инвесторами и кредиторами, а также населением, которое явно заждалось не только «всем по 500», но и некоего оптимизма на рынке труда и социального обеспечения.

 

Вице-премьеры и министр экономики

Первым заместителем премьер-министра назначен Александр Турчин. Он глубоко изучил механизмы функционирования Совета министров, будучи руководителем Аппарата правительства.

В должности председателя президентского Совета по развитию предпринимательства он воочию убедился, как наплевательски и грубо относятся к бизнесу чиновники, с какими сложностями сталкивается решение даже самых незначительных проблем.

Если теперь, на новом посту он будет смелее и решительнее продвигать идеи, требования и принципы Декрета № 7, то бизнес Беларуси получит в его лице реального партнера.

Вероятно, на посту первого вице-премьера Александр Генрихович будет курировать инвестиции, создание благоприятного делового климата, децентрализацию и региональную политику, а также обеспечивать координацию между Администрацией президента и правительством по решению спорных вопросов.

Главное, чтобы он опирался на мнение ученых, экспертного и делового сообщества, поскольку угроза погрязнуть в номенклатурных, бюрократических разборках высока, как никогда.

Наконец-то может спокойно вздохнуть семья и близкие Владимира Семашко, который курировал в правительстве ТЭК и промышленность. Игорь Ляшенко, как глава «Белнефтехима», безусловно, в теме проблем нефти, газа и энергетики. Перед ним стоит очень сложная задача интегрировать БелАЭС в экономику страны, а также провести сложные переговоры по нефти, нефтепродуктам и газу.

Может, новый вице-премьер отважится на активизацию давно назревшей реформы ТЭКа. Это было бы стратегически важнее, чем погружать себя в сиюминутные переговорные проблемы с российскими партнерами.

Остальные заместители главы правительства будут обычными технократами высокого уровня, но за каждым из них стоит непочатый край работы как в сфере ЖКХ (Владимир Кухарев), так и социальной сферы (Игорь Петришенко).

Особо отмечу позитивное решение отставки министра экономики Владимира Зиновского. Его место занял Дмитрий Крутой. Этот 37-летний специалист должен превратить Министерство экономики в полноценный штаб выработки стратегии системных трансформаций, новых институциональных решений, а также выполнения поставленной Лукашенко задачи «ВВП Беларуси — 100 млрд долларов в 2025 году».

Для этого нужно глубоко встряхнуть не только само министерство, но и те государственные экономические институты, которые обросли тиной, превратившись в интеллектуальный балласт правительства и самого президента.

Перед молодым министром стоят очень непростые задачи, но именно в их выполнении может закалиться и сложится будущие профессиональные кадры для Беларуси.

Нельзя назвать новый состав Совмина либеральным или прозападным. Лукашенко в присущей ему манере пытается соблюдать баланс разных точек зрения, но в очень узком коридоре старых институтов и механизмов принятия решений.

Сам президент должен, наконец, доверить решение множества текущих экономических проблем, в том числе по управлению собственностью и активами новому руководству Совмина. Негоже главе государства опускаться до уровня «построй цех / почини крышу / научись класть асфальт / отдай долги частнику». Это даже проблемы не уровня премьер-министра.

Если Сергей Румас с новой командой сумеют убедить главу государства выстроить новую систему принятия экономических решений, развеют его страх относительно ликвидации глубоко убыточных госпредприятий, по-настоящему раскрепостят предпринимательство и ликвидируют конфликт интересов в органах госуправления, то к президентским выборам 2020-го года белорусская экономика подойдет в гораздо лучшем состоянии, чем сегодня.

Не факт, что это получится, но шанс, конечно же, есть.




Оставьте комментарий (0)