Легализует ли Лукашенко бело-красно-белый флаг?

Пока шансы призрачны. И даже не потому, что белорусское руководство так уж боится Москвы…

Депутат Палаты представителей Анна Канопацкая пытается узаконить бело-красно-белый флаг, за который пока можно попасть в милицию или получить штраф. Для властей это оппозиционный символ, а для иных блюстителей правопорядка и вовсе как красная тряпка для быка. Хотя первую президентскую присягу в 1994-м Александр Лукашенко принимал именно под БЧБ («бел-чырвона-белы», ходовая оппозиционная аббревиатура).

Сегодня Канопацкая направила законопроект с обоснованием в Минюст и МВД, несколько дней назад — в Минкульт. Процедура такова, что сразу на сессию депутат внести документ не может, нужно, в частности, согласовать его с рядом ведомств.

 

Как первый президент «укрощал националистов»

Суть законопроекта в том, чтобы внести бело-красно-белый флаг в список нематериальных историко-культурных ценностей, закрепить возможность его свободно использовать.

Сторонники БЧБ вдохновенно расскажут вам, что его прототип был еще на пиках конницы Великого княжества Литовского в битве 1514 года под Оршей, что это был флаг Белорусской Народной Республики в 1918-м. Противники в основном кивают на то, что это полотнище запятнали-де коллаборационисты во Вторую мировую. На что им возразят: мол, тогда же предатели-власовцы использовали триколор, ставший нынешним российским флагом.

Но бесспорно то, что в первой половине 1990-х, когда в политическую сферу ворвалась романтика национального возрождения, именно БЧБ был государственным флагом молодой независимой Беларуси. Потому Канопацкая, оппозиционерка из Объединенной гражданской партии, дипломатично назвала свой проект так: «Об использовании и охране первого государственного флага Республики Беларусь».

Да, именно под БЧБ Лукашенко принял первую президентскую присягу, но уже в 1995-м провел через референдум возврат к слегка перелицованным символам БССР — красно-зеленому флагу и гербу с колосьями вместо исторической «Погони».

У молодого, но консервативного президента с просоветскими взглядами было несколько мотивов. Во-первых, он хотел показать ностальгировавшему по СССР электорату, что всерьез намерен воссоздать светлое прошлое. Во-вторых, рвался показать Москве, что готов к глубокой интеграции без всех этих националистических выбрыков.

В-третьих, хотелось даже на символическом уровне загнать в гетто своих внутренних противников, прежде всего из сильного тогда Белорусского народного фронта — БНФ. Многие обыватели и поныне называют БЧБ «бээнэфовским флагом». Но он стал знаменем всей национально ориентированной оппозиции (а другой практически и нет).

И вяжут активистов с БЧБ именно по политическим, а не эстетическим соображениям. Между прочим, никаких запретов на БЧБ в законодательстве нет. 

 

Крым заставил кое-что переосмыслить

В прежние времена Лукашенко любил рассказывать — особенно российским журналистам — миф о том, как у нас до его президентства свирепствовали националисты, как русские уже сидели на чемоданах, но тут пришел он и загнал этих чертовых националистов под лавку.

Все выглядело красиво, звучало складно, однако после Крыма наступила другая эпоха. Лукашенко вдруг увидел, что когда национальное самосознание слабо, то может получиться, как на востоке Украины. И даже хуже. Киев потерял часть территории, а куда меньшая, чем Украина, и более русифицированная Беларусь может быть проглочена целиком.

Была дана отмашка на «мягкую белорусизацию». 25 марта нынешнего года у оперного театра в центре столицы даже разрешили большой праздник с морем БЧБ по случаю столетия БНР.

Но скептики назвали это праздником в гетто. Как только люди выходили за периметр металлических ограждений, милиция настоятельно советовала свернуть «незарегистрированную символику» (придумали же термин, так можно вязать за что угодно, включая майки со смайликами). А упрямых так и задерживали (правда, ненадолго).

Свежие примеры. На столичном «Динамо» омоновцы в своем фирменном стиле взяли под белы рученьки нескольких болельщиков с БЧБ на футбольном матче с Сан-Марино 8 сентября. А двумя днями позже на Минском полумарафоне задержали после финиша бежавшего с БЧБ на плечах Уладзя Сташкевича. Как это еще на дистанции не погнались с наручниками!

Короче, силовики по-прежнему считают флаг крамольным, недозволенным и реагируют в своих лучших традициях.

Для точности отметим, что суды наказывают вышедших на улицу с БЧБ формально не за сам флаг, а за несанкционированную акцию, но сути это не меняет.

У вертикали после начала мягкой белорусизации вообще каша в голове. Вышиванки с орнаментом (то же сочетание цветов — БЧБ) вроде как уже легализованы, в них министры и члены БРСМ щеголяют на всяких празднествах. Но при этом чиновники перестраховываются и на разных фестивалях, обходя палатки торговцев, просят прибрать сувениры с «националистической» символикой. Даже с «Погоней», которая уже имеет статус историко-культурной ценности и официально присутствует на гербах нескольких белорусских городов.

Доходит до анекдота: когда в мае в Коссово Ивацевичского района открывали первый в Беларуси памятник Тадеушу Костюшко, то государственные репортеры умудрились отыскать диковинные ракурсы, чтобы реявшие над головами участников церемонии БЧБ не попали в кадр.

 

С оглядкой на Москву?

Прими парламент законопроект Канопацкой — и вся эта двусмысленность исчезла бы. Был бы сделан маленький шажок к консолидации нации.

Но политический аналитик Юрий Дракохруст в комментарии для Naviny.by расценил шансы на успех законопроекта Канопацкой как практически нулевые. Собеседник полагает, что в этом вопросе белорусские власти прежде всего, пожалуй, оглядываются на Москву.

Отмечу: да, уже не только маргинальные шовинистические ресурсы, но и некоторые мейнстримные российские СМИ твердят, что «батька Лукашенко» потворствует белорусским бандеровцам. А один московский телеграм-канал, регулярно бомбящий белорусскую власть, изобразил новоиспеченного премьера Сергея Румаса (возглавляющего и футбольную федерацию) покровителем боевиков-националистов под видом фанатов.

Конечно, это полный бред. Но в России, возможно, не так уж мало охотников верить подобным басням, а пропагандистская машина ого-го. Так, может, по принципу «от греха подальше» белорусское руководство и впрямь не захочет лишний раз дразнить Москву и по этой причине зарубит проект Канопацкой?

Эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич считает, что ведомства, в которые пошел на согласование проект, будут консультироваться в Администрации президента и в итоге «ответ, скорее всего, будет отрицательным».

 

«Этот флаг может стать символом протеста, недовольства»

При этом Карбалевич отметил в комментарии для Naviny.by, что вряд ли есть угроза поссориться с Москвой в случае, если БЧБ получит легальный статус. Не похоже, что российскую власть так уж волнует именно этот вопрос, полагает собеседник.

«Россия после краха СССР сама сменила флаг. Не припомню, чтобы до референдума 1995 года даже шовинистические российские СМИ нападали на бело-красно-белый-флаг как государственный белорусский», — говорит политолог.

По его мнению, белорусские власти, скорее, могут опасаться того, что БЧБ станет доминировать на тех же футбольных трибунах, всяких праздниках (в том числе и организованных вертикалью), когда исчезнет угроза, что за это могут скрутить и поволочь в кутузку. Пока белорусским фанатам в этом плане вольготно, когда наша сборная играет на выезде.

«Болельщики, между прочим, сильно политизированы и в основном критически относятся к власти», — подчеркнул политолог.

Действительно, сегодня Белорусская федерация футбола даже выступила с обращением к фанатам «с учетом инцидентов в ходе сентябрьских матчей Лиги наций УЕФА». БФФ просит «отказаться от использования речевок политического толка», чтобы не накликать санкции УЕФА. Расшифрую: на матче сборной Беларуси против Сан-Марино фанаты скандировали кричалку в духе украинского Майдана: «Хто не скача…» и далее по тексту.

«Власти опасаются, что в условиях, когда доверие к ним, к государственным СМИ падает, только дай маленькую свободу — и этот флаг может стать символом протеста, недовольства. Со всеми вытекающими последствиями для режима», — говорит Карбалевич. Он считает, что именно поэтому «Лукашенко загоняет бело-красно-белый флаг в резервацию».

 

Политические игры продолжатся

В свою очередь, Дракохруст полагает, что в вопросах символики Лукашенко «слушает себя, свою интуицию». В итоге линия поведения двойственная, изменчивая, зависящая от многих ситуативных факторов.

Например, «Москву, с одной стороны, как бы и не надо дразнить, а с другой — и надо дразнить. Чтобы они там не думали, что о нас можно ноги вытирать: у нас есть свое».

«В 90-х позиция была простая: это флаг врагов. Сейчас такого нет», — добавляет собеседник. Он отмечает, что политические игры вокруг символики «были и продолжаются». И допускает, что линия властей по отношению к БЧБ может измениться (хотя это и не слишком вероятно) «даже после 21 сентября».

Напомню: в этот день в России должны состояться важные переговоры между Лукашенко и Путиным: нефть, кредиты и все такое.

Логика такова: если Лукашенко вернется несолоно хлебавши, то, возможно, захочется и подразнить Кремль. Впрочем, среди экспертов преобладает прогноз: хотя белорусский руководитель и не получит всего, что хотел бы, но и с пустыми руками вряд ли вернется. Все же Кремлю важно удерживать союзника и пряником, пусть не особо большим.

В общем, звезды пока не обещают триумфа законопроекту о БЧБ. Первому белорусскому президенту психологически трудно легализовать флаг тех, с кем долго враждовал, по ком топтался, показывая преданность Москве.

Но уже у второго белорусского президента такого сложного бэкграунда в этом вопросе, скорее всего, не окажется. А вот задача укреплять национальную идентичность будет стоять остро. Так что в перспективе у БЧБ есть все шансы выйти из андеграунда, получить достойный статус.