Выборы: власти не хотят ломать систему, которая гарантирует им выигрыш

И поскольку на них некому надавить, то грядущие электоральные кампании тоже пройдут по правилам игры в одни ворота…

Менять правила игры на выборах власть пока не собирается. Такова суть сегодняшних заявлений главы Центризбиркома Лидии Ермошиной.

Она, возможно, и вовсе предпочла бы не высказываться на эту неблагодарную тему, да насели журналисты в кулуарах открывшейся 2 октября сессии Палаты представителей.

Фото city-brest.gov.by

«Поправки, я думаю, не будут выноситься, пока не будет изменена Конституция. В общем-то, об этом говорил и президент. Нет смысла», — сказала Ермошина.

Она добавила, что «референдум по Конституции не готовится. ЦИК, по крайней мере, он не готовится».

И наконец, прозвучало замечательное моралите: «Вообще, честно говоря, на данный момент государство занято экономикой, это и есть лучшая политика».

 

Чего добиваются оппозиционеры и ОБСЕ?

У оппозиции другое мнение. Она давно и безуспешно добивается изменений в избирательное законодательство.

На что обращают внимание критики электоральной системы?

Во-первых, когда формируются избиркомы, то оппозиционеров нещадно отсевают, пропускают единицы. То есть комиссии всякий раз состоят практически целиком из лояльных властям людей.

Причем в свое время на потребу критикам режима была введена квота в треть состава комиссии для партий и общественных организаций. Но выполнение этой вроде бы прогрессивной нормы выглядит издевательски: квоту заполняют представителями провластных структур вроде БРСМ, ФПБ и т.п.

Во-вторых, на досрочное голосование в Беларуси отводится аж пять дней. Его цифры зашкаливают. На местных выборах 2018 года досрочно проголосовало почти 35%.

Критики режима говорят о принудиловке для зависимых от власти категорий (студенты, люди в погонах, бюджетники и пр.). И о том, что результаты досрочного голосования особенно легко фальсифицировать.

В-третьих, подсчет голосов де-факто скрыт от глаз наблюдателей. Их держат поодаль от стола, на который высыпаются из урн бюллетени. Непонятно, как выводятся итоговые цифры в протоколах. Многие уверены, что результаты рисуются по спущенным сверху разнарядкам.

Вот такая картина. Поэтому ключевые предложения оппозиции сводятся к трем моментам: гарантировать представительство оппонентов режима в избирательных комиссиях; сократить досрочное голосование; обеспечить прозрачный подсчет голосов.

С этими предложениями во многом перекликаются рекомендаций ОБСЕ. Но эта организация обрисовывает и более широкую рамку условий, отмечая, что белорусское законодательство в принципе урезает политические права и основные свободы, носит чрезмерно ограничительный характер. И что, в частности, госСМИ освещают выборы весьма скупо, однобоко, что не позволяет избирателям сделать осознанный выбор.

 

Загвоздка не в Конституции, а в политической воле

И вот в чем фокус: практически все предлагаемые поправки, как заявил в комментарии для Naviny.by эксперт в области избирательного законодательства Сергей Альфер, могут быть приняты без изменения Конституции.

Он пояснил: Основной закон нужно менять лишь в том случае, если будут вводиться выборы по партийным спискам. Тогда следует убрать из Конституции упоминание о возможности отозвать депутата. Потому что отозвать избранного по партийному списку население не может.

Да, но фишка вот в чем: даже в этом случае, как подчеркнул Альфер, референдум не нужен, эту конституционную статью можно изменить через парламент.

Отметим, что кроме наработок оппозиции и ОБСЕ в природе существует некий пакет предложений, подготовленный межведомственной экспертной группой во главе с Ермошиной. Причем они были переданы Александру Лукашенко еще 1 февраля 2017 года.

Эти наработки не обнародовались, Ермошина лишь дала понять, что в них нет ничего революционного, хотя и учтена часть рекомендаций ОБСЕ.

Косвенно можно сделать вывод, что предложения, которые попали на стол президенту в прошлом году, скорее всего, не предусматривают выборов по партийным спискам. Потому, как предположил в комментарии для Naviny.by политический обозреватель Павлюк Быковский, эти поправки могут быть приняты без изменения Конституции.

Другое дело, что власть в принципе не торопится реформировать эту сферу, отметил Быковский: «Ни изнутри, ни извне давления нет. Зачем тогда что-то менять?»

У Альфера — похожий вывод: «Политической воли нет, потому что нынешний порядок дает власти требуемый результат».

 

Пакет положен под сукно

Действительно, с февраля прошлого года процесс застопорился капитально. Сначала Ермошина анонсировала совещание под эгидой президента, которое-де даст зеленый свет правке законодательства. Но похоже, что в самом главном кабинете наработки были положены под сукно.

Теперь председатель ЦИК уже ничего не анонсирует, а лишь устало отмахивается от надоедливых журналистов. Сегодня, например, заявила, что у нас «вполне современное законодательство и Конституция, поэтому это (изменение законов. — А.К.) отнюдь не является панацеей».

Услышала пресса и такую сентенцию: «Панацеей по-прежнему является экономика и та социальная жизнь, которая происходит в обществе. Оно само продиктует правила игры политической».

Эта сентенция еще могла бы вдохновить, если бы в экономике разворачивались кардинальные реформы, которые уменьшали бы роль государства, укрепляли независимый бизнес и средний класс, то есть те слои, которым нужны и политические свободы.

Но у нас реформ в экономической сфере практически нет. Государство хочет и впредь держать экономику под колпаком. При таком порядке вещей и политика неизбежно будет представлять собой игру в одни ворота.

 

Почему Лукашенко подвесил поправки?

Да, и вы знаете: с Ермошиной можно согласиться в том, что изменение Избирательного кодекса — не панацея. Действительно, мало включить оппозиционеров в комиссии и прозрачно считать голоса. Ведь сегодня у нас нет нормальной партийной системы (партии вообще не регистрируются с 2000 года), полнокровного гражданского общества, развитой системы независимых СМИ.

Без всего этого джентльменского набора выборы — это как соревнование дистрофика с Геркулесом. Даже если не подсуживать, исход ясен.

Но о смене всей системы никто и не заикается. Другой вопрос, почему Лукашенко затормозил даже подготовленные лояльной группой ограниченные поправки, которые не пошатнули бы систему, но помогли бы набрать некие баллы в глазах Евросоюза, ОБСЕ?

Вспомним: в феврале — марте 2017 года по стране прокатились «дармоедские» протесты. Режим подавил их довольно жестко.

После полутора лет оттепели, когда противников режима не винтили даже за несанкционированные акции, МВД получило свободу рук, вернулась практика задержаний и административных арестов. Было заведено дело «Белого легиона», которое критики режима расценили как сфабрикованное, политическое.

Короче, оттепель свернули. Официальный лидер, судя по всему, решил не играть в демократию даже слегка. От греха подальше.

В этой логике, думаю, стоит рассматривать и заморозку поправок в избирательное законодательство. Тем более что наступило разочарование в играх с Западом: он не разогнался давать Минску большие деньги.

 

Будет еще более убогий спектакль

Ермошина, однако, упомянула экономику не то чтобы совсем всуе. Наверху помнят жирные времена нефтяного офшора (середина прошлого десятилетия), когда доходы белорусов впечатляюще росли и электорат не думал о протестах или необходимости конкурентной политики. На призывы оппозиции идти к европейским демократическим ценностям многие простые люди реагировали примерно как персонаж старого мультика: «Таити, Таити... Не были мы ни на каком Таити. Нас и здесь неплохо кормят...»

Но сейчас экономическая модель выдохлась. Вертикаль как ни лезет из кожи вон, не может обеспечить даже тысячу рублей средней зарплаты.

Популярность руководства страны, судя по косвенным признакам, сильно снизилась. Не случайно же разгромили независимую социологию, которая злила цифрами незавидных рейтингов.

И в такой ситуации демократизировать выборы — это подкладывать бомбу под авторитарную систему. Запад же выкручивать руки не станет, он уже вложился в новый, мягкий курс по отношению к белорусскому режиму. Оппозиция окончательно маргинализована и лишилась поддержки того же Запада.

Так что грядущие парламентские и президентские выборы пройдут по старым правилам. И, скорее всего, даже более убого, чем прежде. Ведь политическое поле окончательно вытоптано и вообще не та ситуация, чтобы экспериментировать со сложными имитационными сценариями.

Об экономике же руководство страны действительно хлопочет, но в основном через выбивание ресурсов у Москвы. Если та не надумает ставить подножки, то очередные выборы пройдут как по маслу, с заранее известными «элегантными» результатами.




Оставьте комментарий (0)