Почему Лукашенко зарубил концепцию закона против домашнего насилия

Одни эксперты уверены, что президента сознательно ввели в заблуждение. Другие называют причиной доминирование патриархальной идеологии над либеральной.

Критика концепции проекта закона о противодействии домашнему насилию со стороны президента дала четкий посыл обществу — в семье и стране правит тот, кто сильнее, и ему решать, кого казнить, кого миловать. И еще стало очевидно, что в ближайшей перспективе закон о противодействии домашнему насилию принят так и не будет.

Иллюстрация pxhere.com

 

Бить или не бить. Или что обществу сказал президент

Александр Лукашенко, отвечая на вопросы журналистов 5 октября в Ивацевичском районе, раскритиковал концепцию законопроекта о противодействии домашнему насилию:

«Все это дурь, взятая прежде всего с Запада. Вы можете не переживать, и народ пусть не волнуется — мы будем исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта».

«Где-то кто-то брякнул — о противодействии насилию в семье. Это сейчас модная формулировка на Западе. У них скоро семей не будет: мужик на мужике женится или замуж выходит. Детей некому рожать. А мы у них заимствуем какие-то нормы поведения в семье», — добавил глава государства.

Лукашенко признался, что не сторонник того, чтобы наказывать детей, но тут же добавил: «Надо исходить из той ситуации, которая у нас складывается. Хороший ремень иногда тоже полезен для ребенка. Не для всех, конечно. Виктор, как старший, часто получал от меня. Средний, Дима, уже видел, как Вите попадало, и ровненько стоял рядом. Младшего, ему 15-й год, я вообще никогда не наказывал: он этого не заслуживал…Это наша традиция, наша жизнь, и мы будем воспитывать так, как надо».

 

Что предлагают разработчики концепции закона

Документ предусматривает комплексный подход к проблеме домашнего насилия — отстаивание прав пострадавших, сервисы для них и так далее.

«Концепция — результат многих лет работы профессионального сообщества и госорганов, — отметила в комментарии для Naviny.by председатель правления общественного объединения «Гендерные перспективы» Ирина Альховка, которая входила в рабочую группу. — Концепция стала итогом важной дискуссии, в ходе которой продуман механизм реализации положений документа. Надо иметь в виду, что профилактика насилия и защита жертв требует материальных затрат, в том числе на кадровое обеспечение, что было также оценено и продумано. В результате получилось, что важные государственные решения приняли на основании мнения тех, кто громче кричит».

Концепция предполагала, например, изменения в институте защитного предписания, для вынесения которого сейчас нужно, чтобы в течение календарного года домашний насильник как минимум два раза привлекался к административной ответственности за рукоприкладство в семье. Если бы положения концепции реализовались в законе, защитное предписание выдавалось бы в день совершения первого насилия.

Вот что было написано на этот счет в концепции:

«Наиболее действенным механизмом является защитное предписание (выносится руководителем органа внутренних дел или его заместителем), которое на срок от трех до тридцати суток может установить запреты предпринимать попытки выяснять место пребывания пострадавшего, посещать места его нахождения и общаться с ним. Кроме того, защитное предписание с письменного согласия пострадавшего обязывает гражданина, совершившего насилие в семье, временно покинуть общее жилое помещение и запрещает распоряжаться общей совместной собственностью».

Также концепция предусматривает ряд мер защиты жертв от бывших супругов.

В документе отмечается, что в настоящее время «законодатель не рассматривает в качестве близких родственников бывших супругов, в том числе проживающих на одной жилой площади после расторжения брака и не ведущих общего совместного хозяйства, проживающих раздельно родителей и детей. В то же время факты совершения противоправных деяний в отношении указанных категорий неединичны».

Ирина Альховка отметила, что, судя по обращениям на горячую линию, для многих домашних насильников развод не является основанием, чтобы прекратить распускать руки.

 

«Важное решение приняли на основании мнения тех, кто громче кричит»

Негативную реакцию главы государства на концепцию проекта закона о противодействии домашнему насилию Ирина Альховка связывает с тем, что президента сознательно ввели в заблуждение по поводу содержания документа, который подвергли критике ряд организаций, включая Католическую церковь и Координационный совет общественных просемейных сил Беларуси.

Входящие в Координационный совет организации (ОБО «Спасение младенцев», ГБОО «Центр поддержки семьи и материнства «Мамалето», СПУ «Отцовство», МБОО «Город без наркотиков», БФ «Открытые сердца», СПУ «Центр поддержки семьи, материнства и детства «Покрова», представители Объединенной Церкви ХВЕ в Беларуси) направили президенту письмо, которое подписало порядка шести тысяч человек.

«Я не уверена, что люди читали концепцию, против которой подписывались, — сказала Ирина Альховка. — Для меня люди, организовавшие кампанию против концепции закона «О противодействии домашнему насилию», относятся к псевдорелигиозным силам. Их претензии не выдерживают никакой критики и демонстрируют разве что магическую способность читать между строк. Они нагнетают панику».

Ирина Альховка подчеркнула, что когда идет речь о принятии государственных решений, процесс должен основываться на чем-то большем, чем просто личное мнение.

Как отметила Ольга Горбунова, председатель правления ОО «Радислава», которое оказывает помощь жертвам семейного насилия, «Уголовный кодекс предполагает наказание за убийство, истязание, но проблема в семье, как правило, начинается не с этого. Люди десятилетиями живут в ситуации насилия, не получая помощи от государства и от общественных организаций, которые работают, как правило, в крупных городах. А что делать женщинам в маленьких населенных пунктах, если они становятся жертвами насилия?»

Эксперт отметила, что «для профилактики насилия необходимы скоординированные усилия», и именно «об этом была концепция».

Заявления главы государства являются опасными, считает Ирина Альховка, «ведь он является несомненным авторитетом для многих жителей Беларуси, и некоторым его высказывания вполне могут развязать руки».

Эксперт отметила, что «многие родители не знают других способов воздействия на детей, кроме физических», тогда как «по отношению к детям может быть только безусловная любовь, которая не означает отсутствие воспитания».

В белорусском обществе до сих пор широко распространена практика воспитания детей ремнем. И это имеет далеко идущие негативные последствия.

Заместитель главврача по медицинской части Минского городского клинического детского психиатрического диспансера Ольга Литвинова ранее говорила на этот счет в интервью Naviny.by:

«Однозначно, что насилие не порождает ничего хорошего. Мы начинаем применять физическую силу, кричать, выходить из себя тогда, когда не можем, не умеем справиться с какой-то ситуацией. Хватание за ремень — это демонстрация нашей беспомощности. Если у родителей и детей налажено общение, установлены и поддерживаются доверительные отношения, родитель в курсе событий жизни своего ребенка, потребность в рукоприкладстве отпадает…Общество развивается. Если мы всякий раз будем делать отсылку к патриархальному обществу, можно вернуться в период первобытного строя».

 

«Это серьезный откат»

5 октября — день, когда президент раскритиковал концепцию законопроекта о противодействии домашнему насилию — Ольга Горбунова назвала черной пятницей.

Сейчас в Минске в патронируемом «Радиславой» шелтере для пострадавших от насилия женщин и их детей живет 20 человек. Всего за 15 лет убежище здесь нашли 367 человек. Как правило, в шелтере оказываются те, чьей безопасности грозит реальная опасность. Еще ежегодно около тысячи женщин обращаются в «Радиславу» и получает помощь дистанционно.

Телефон экстренной помощи для размещения в Убежище для женщин и их детей, пострадавших от насилия — +375 29 610 83 55 и 8-801-100-8-801 (круглосуточно)

Общенациональная горячая линия для пострадавших от домашнего насилия

На закон о противодействии домашнему насилию у «Радиславы» были большие надежды: «Теперь по поводу перспектив разработки закона прогноз пессимистический. Если человек такого уровня высказался против согласованной всеми заинтересованными ведомствами концепции, это серьезный откат. Когда вернемся в следующий раз к этой теме, непонятно».

Первый проект закона о предотвращении и искоренении домашнего насилия был разработан еще в 2002 году, также был одобрен почти всеми заинтересованными министерствами, однако не был принят. Ольга Горбунова опасается, что новую концепцию закона придется ждать так же долго.

«Критики концепции говорят о том, что она стимулировала вмешательство государства в семью. Однако это сделал декрет № 18 (который разрешил внесудебное изъятие детей из семьи, признанной находящейся в социально опасном положении. — ред.). Именно его положения создали ситуацию, когда женщины не сообщают о насилии в семье из страха, что их семьи поставят в социально-опасное положение и заберут детей в приют. Критика в адрес концепции не имеет ничего общего с ее содержанием», — уверена эксперт.

 

Государство работает по патриархальной модели

Единственным позитивным моментов в произошедшем Ольга Горбунова считает то обстоятельство, что «после слов президента в обществе вновь началась дискуссия на тему домашнего насилия, люди задумываются о насилии как таковом. Многие понимают, что насилие в семье в любом виде не является нормой».

Эксперт «Либерального клуба» Вадим Можейко в комментарии для Naviny.by отметил, что дискуссия по поводу законодательных мер о предотвращении домашнего насилия — это в первую очередь «спор между консервативной и либеральной идеологиями»:

«Этот спор эмоционален как раз потому, что, с одной стороны, касается темы насилия, в том числе над детьми, а с другой, здесь возникает тема вмешательства государства в дела семьи».

Вадим Можейко подчеркнул, что «в Беларуси до сих пор работает патриархальная консервативная модель, когда есть условный глава семьи в широком смысле, для которого допустимо насилие к другим членам семьи, если он считает это нужным».

И эта же модель, отметил эксперт, «воспроизводится и в управлении предприятиями, и в управлении государством».

«Естественно, что те, кто считает, что так нельзя управлять в целом, конфликтуют с властью, которая исходит из того, что отец может наказать своих детей. Неудивительно, что так считает президент, было бы странно, если бы он считал иначе. Отец, который бил своих собственных детей, полагает, что нет ничего преступного в том, что другие родители немного побьют своих детей. Это модель, при которой насилие является легитимным инструментом для наведения некого общественного порядка», — подытожил Вадим Можейко.




Оставьте комментарий (0)