Семашко vs. Бабич. Лукашенко ответил Москве асимметрично

От нового белорусского посла иные российские чиновники прятаться будут…

Сегодня белорусский президент в деталях поведал, как обсуждал с Владимиром Путиным кандидатуру нового посла в России — Владимира Семашко. Трудно отделаться от впечатления, что два президента слегка троллят друг друга.

Кадр из сюжета телеканала «Беларусь 1»

Вот как описал Александр Лукашенко реакцию Путина: «Он так с улыбкой говорит: «Ну, я жду Владимира Ильича в Москве. Я, говорит, с удовольствием, пусть приезжает в Москву Владимир Ильич, мы знаем его хорошо».

Ранее белорусский президент рассказывал, как сам он среагировал на предложение российского коллеги назначить послом в Беларусь Михаила Бабича: «И он [Путин] мне позвонил и задал вопрос, буду ли я возражать. Я сказал: господь с тобою…»

Короче, прямо-таки идиллия. Но на самом деле и Бабич, судя по ряду симптомов, был не самой удобной фигурой для Минска, и Семашко станет не самым комфортным вариантом для Москвы.

 

Крепкий орешек

Так получилось, что вакансии посла России в Минске и посла Беларуси в Москве образовались почти одновременно. Причем назначение Бабича вылилось в затяжной интригующий сюжет с примесью конспирологии.

СМИ обсасывали версию, что белорусскому руководству эта кандидатура не по нраву по причине специфического бэкграунда: бывший силовик, работавший и в спецслужбах, своеобразный кризисный менеджер, к тому же человек довольно близкий к Путину.

Некоторые российские ресурсы пугали Минск, что вот, мол, к вам едет ревизор двусторонних отношений, этакий наместник, который там будет двери ногой открывать. А может, говорили свистящим шепотом иные комментаторы, — и готовить почву под тихий аншлюс.

Лукашенко, раздраженный этой шумихой, счел нужным даже публично высказаться в том духе, что Кремль-де вовсе не выкрутил руки с Бабичем и Минск его совсем не боится.

Так или не так, но заинтересованная публика ожидала, каков же будет наш ответ Чемберлену — кого Лукашенко отправит представлять Беларусь в Москве.

И вот 13 ноября ход сделан. Ответ выглядит асимметричным. С той стороны — 49-летний бывший десантник и сотрудник КГБ/ФСБ, с этой — крепкий хозяйственник, бывший вице-премьер, которому через неделю исполнится 69.

Но не спешите иронизировать, что, вот, не дали человеку спокойно посидеть на пенсии и все такое. Семашко — крепкий орешек. «Он как бульдог в переговорах», — так когда-то определил Лукашенко то качество Семашко, которое ныне, возможно, стало решающим в его дальнейшей судьбе.

Белорусский официальный лидер видит главную задачу отечественной дипломатии в продвижении и отстаивании прежде всего экономических интересов, отметил в комментарии для Naviny.by минский аналитик-международник Андрей Федоров. Семашко же много лет был «главным переговорщиком по энергетическим вопросам, хорошо знает всех в Москве, кто с этими вопросами связан», сказал эксперт.

Действительно, упорство и цепкость бывшего вице-премьера (который, будучи в этом амплуа аж с 2003 года, провел в коридорах и кабинетах российских ведомств многие недели жизни) вошли в номенклатурные легенды. Бывало, говорят, он просто брал тамошних чиновников на измор.

 

Битва за нефть будет упорной

Сейчас же разворачивается эпопея с выжиманием у Москвы компенсации за налоговый маневр в российской нефтяной отрасли. Понятно, что прежде всего этим занимаются люди из белорусского правительства, Минфина, но и послу в Москве прохлаждаться в сторонке не суждено.

«Сейчас цена российской нефти для Беларуси составляет примерно 80% от мировой цены», — отметила в комментарии для Naviny.by минский эксперт в вопросах энергетики Татьяна Манёнок.

После завершения налогового маневра в 2024 году Беларусь станет получать нефть по мировым ценам. В итоге потери бюджета могут составить до 4% ВВП. По мейстримным же прогнозам экономистов, наш ВВП в среднесрочной перспективе будет расти на 2,5-3% в год. И то при благоприятной конъюнктуре.

То есть без компенсации за налоговый маневр весь этот и так не особо впечатляющий (ниже среднемировых темпов) рост будет перечеркнут.

Нюанс еще и в том, что своих нефтепереработчиков Россия собирается поддерживать субсидиями — вводить отрицательный акциз. Белорусские же НПЗ оказываются под ударом мировых цен без поддержки.

Вот и доказывают сейчас минские переговорщики, что так нечестно, какая же это равноправная интеграция, надо бы последствия вашего маневра нам компенсировать. Переговоры, судя по скупым репликам отечественных чиновников, идут непросто.

Вот здесь и пригодится талант Семашко. Зная его въедливость, иные московские чиновники от нового белорусского посла, видимо, будут стараться подальше держаться даже на всяких светских раутах.

 

Плюс газовый и продовольственный фронты

Да, и одной нефтью сфера забот Семашко не ограничится. С газом тоже неясно. Пока есть договоренность лишь о его цене на будущий год — 127 долларов за тысячу кубометров. Дальше все в тумане.

Общие рынки нефти, газа и нефтепродуктов в ЕАЭС намечено сформировать только к 2025 году. Это если еще сформируют, тут все от России зависит. Короче, как минимум до 2025-го придется договариваться с ней по понятиям.

«Белорусская сторона настаивает на сближении цены газа для Беларуси с российской», — говорит Манёнок.

Отмечу, что пока газ для Беларуси почти вдвое дороже, чем для соседней Смоленской области. И понятно, что так просто расставаться с доходами «Газпром» не захочет. Российские же тролли на белорусских форумах пишут по одному шаблону: хотите равных цен — не валяйте дурака, а объединяйтесь.

Но поскольку становиться российским губернатором Лукашенко явно не рвется, то вот еще один фронт для Семашко — газовый.

Ну, и добавим к его нелегкой миссии традиционную борьбу за российский рынок, которая сейчас все жестче.

Восточные соседи создали уже немало конкурирующих производств и теснят в родных пенатах белорусского производителя. Свирепость же Россельхознадзора, тормозящего нашу молочку и прочие продукты, стала притчей во языцех.

Короче, особо прохлаждаться на раутах и вернисажах незаменимому Владимиру Ильичу будет некогда.

 

Диверсификация тормозит. Половина торговли завязана на Россию

Понятно, что без выбивания у России субсидий, преференций белорусской экономике каюк, так что миссия Семашко в этом плане выглядит с точки зрения Минска просто-таки святой. Родина или смерть.

Печально же то, что все это было предсказуемо. И Лукашенко нутром чуял проблемы, упрямился, когда Москва дожимала его с подписанием договора о ЕАЭС. Но пришлось подписаться на сырой союз со множеством изъятий из режима свободной торговли. И теперь приходится выпрашивать то, что в нормальном, полноценном экономическом союзе получали бы на автомате, по умолчанию. Ту же беспошлинную нефть, например.

Также печально, что экономическая зависимость Беларуси от России, вопреки всем планам диверсификации, почти не уменьшается.

На долю России в январе — сентябре пришлось 49,4% белорусской внешней торговли товарами, в том числе 38,3% экспорта и 59,3% импорта. Сравним: за такой же период прошлого года доля России во внешней торговле Беларуси составила 51,3% (в экспорте — 45%, импорте — 56,8%).

О чем говорит эта цифирь? О том, что продавать восточным соседям мы стали относительно меньше, а вот покупать у них — больше. Отрицательное сальдо усугубилось. А в целом по-прежнему половина нашей торговли завязана на Россию.

Сегодня Лукашенко поставил перед Семашко задачу преодолеть большое отрицательное сальдо в торговле с Россией: «Мы не можем дальше все время ходить и говорить: ай, ладно, подождем. Семь миллиардов — или сколько там — дефицит у нас торговый».

Но это задача априори невыполнимая даже для такого титана, как Семашко.

 

Экономика перестраивается черепашьими темпами

Пользуясь же чрезмерной экономической привязкой Беларуси, Кремль может давить на ее руководство и в вопросах политических (типа: меньше там заигрывайте с Украиной да Евросоюзом), и в военно-стратегических (что это вы от размещения базы увиливаете?).

Затяжные, изнурительные переговоры по нефтегазовым вопросам — это для Москвы одна из возможностей «держать на крючке» белорусского партнера, отмечает Манёнок.

Она сомневается, что Россия согласится на полную компенсацию белорусам последствий налогового маневра. Хотя бы потому, что «каждый пытается поддержать своих производителей».

Как выкрутиться в этих все более жестких условиях?

Чтобы наши НПЗ выжили при мировых ценах на нефть, нужно скорее заканчивать их модернизацию. На модернизацию же нужны деньги. Чтобы справляться с кредитной нагрузкой, НПЗ должны иметь нормальную рентабельность. Однако резко повышать цены на бензин в стране властям все же боязно, народ и так ропщет. Вот такой заколдованный круг.

Далее, нужно реформировать госсектор, чтобы он не съедал столько ресурсов и мог конкурировать на иных рынках, кроме российского. А здесь у белорусского руководства тоже ментальный тормоз.

Ставка на ИТ-сектор — в принципе правильная, и он растет довольно динамично. Но многие специалисты сильно сомневаются, что Беларусь прорвется в светлое будущее за счет ИТ-оазисов, если вокруг останется чахлая и скупая пустыня квазисоветских экономических порядков.

В любом случае до ИТ-страны нам как до Луны. И пока Беларусь сидит на энергетической игле, придется снова и снова вступать в вязкие переговоры с заклятым восточным союзником.

Так что рано легендарному Семашко на пенсию. И вечный бой, Владимир Ильич, покой нам только снится!