В Петербурге Лукашенко схлестнется не с Пашиняном, а с Путиным

Саммит ОДКБ отменен, а на саммите ЕАЭС белорусский президент намерен воевать за равные условия хозяйствования, и это прежде всего вопросы к Москве…

Одной интригой стало меньше. Саммита ОДКБ в Петербурге 6 декабря не будет. Он планировался в одном флаконе с другими мероприятиями. Но остаются встречи в иных форматах. И если неформальный саммит СНГ, скорее всего, окажется благообразно-ритуальным, то заседанию Высшего Евразийского экономического совета может добавить перчика выступление Александра Лукашенко.

Фото kremlin.ru

Во всяком случае, он продемонстрировал боевой дух в интервью телеканалу «Россия 24». Белорусский официальный лидер дал понять, что летит в Петербург прежде всего сражаться за равные экономические условия.

«Мы договаривались о свободном движении рабочей силы, капитала, услуг, товаров и так далее — без этого не может быть не только ЕАЭС, таможенного союза не может быть. Почему у нас этого нет? Мы договаривались о равных условиях хозяйствования для всех субъектов в Беларуси, Казахстане, Армении, России и так далее. Мы договаривались о единых рынках, в том числе энергоресурсов», — перечислил свои претензии к нынешнему состоянию дел в ЕАЭС белорусский президент.

И все эти вопросы, по большому счету, адресованы Кремлю, Владимиру Путину, который был вдохновителем евразийского проекта и в стиле своего любимого дзюдо выкручивал руки партнерам, кивавшим на недоработанность проекта.

 

Армянский лидер взял тайм-аут

Саммит же ОДКБ отменили по просьбе Армении. Просьба была мотивирована несколько странно: мол, у нас на носу парламентские выборы. Но мало ли что у кого на носу!

Впрочем, Еревану пошли навстречу, и это понятно. Зачем лишний скандал? Ведь в Петербурге могло продолжиться противостояние молодого и горячего государственного лидера Никола Пашиняна с аксакалами постсоветской интеграции Нурсултаном Назарбаевым и Александром Лукашенко.

Конфликт вспыхнул на саммите ОДКБ 8 ноября в Астане. Заспорили, представитель какой страны — Армении или Беларуси (следующей по алфавиту) — должен стать теперь генеральным секретарем организации. Предыдущего, Юрия Хачатурова, которого обвиняют в подавлении уличных протестов в 2008 году, отозвал сам Ереван. Как быть в таких случаях, в уставе четко не прописано.

И дело здесь не в ритуальном кресле (должность-то техническая), а в амбициях, считают аналитики. Пашиняну важно самоутвердиться в глазах электората, потому он с пафосом заявляет, что не позволит относиться к Армении как к маленькой стране. Назарбаев же и Лукашенко явно не намерены давать много воли в своем кругу человеку, которого вознесла революционная волна. Масла в огонь подлила продажа Беларусью оружия Азербайджану.

Если выборы 9 декабря пройдут удачно для Пашиняна и его соратников, то эмоций у Еревана, возможно, поубавится. Не исключен и вариант, когда до окончания нынешней каденции, то есть до 2020 года, обязанности генсека ОДКБ продолжит исполнять российский генерал Валерий Семериков.

Вообще негласным третейским судьей в этом споре выглядит Москва. А она не заинтересована в лишних раздорах внутри и так недружной, плохо склеенной организации.

К тому же Путину, пожалуй, хватит остроты и на саммите ЕАЭС.

 

Мины под ЕАЭС были заложены с самого начала

Между тем два политических аксакала, с которыми схлестнулся Пашинян, 4 декабря поговорили по телефону. Похоже, что Назарбаев и Лукашенко согласовали тактику поведения на саммите в Петербурге.

В свое время любители конспирологии любили поспекулировать на тему вероятного альянса Астаны и Минска против Кремля. Альянса не получилось, да и кто бы его позволил, но по ряду вопросов президенты Казахстана и Беларуси де-факто становятся плечом к плечу в этакую мягкую оппозицию бывшему имперскому центру.

Например, они решительно выступили некогда против единой валюты и политических надстроек в рамках евразийской интеграции.

Но у Казахстана свои нефть и газ, а вот Беларусь в этом плане катастрофически зависит от Москвы. Так что биться за энергоресурсы на саммите в Петербурге предстоит прежде всего Лукашенко.

В принципе ресурсов у России хоть залейся, вопрос в цене.

Лукашенко справедливо указывает на сырость ЕАЭС, множество изъятий и ограничений. Москва хитро вынесла самые чувствительные материи — нефть, нефтепродукты, газ — за рамки декларированных четырех свобод.

Но при этом видели глаза, что руки брали. Белорусский руководитель хоть и показывал норов, шел на демарши, но в итоге подписал дырявые, скользкие договоренности, согласно которым создание единых рынков энергоносителей отнесли аж на 2025 год.

Мне скажут: да, попробуй не подпиши, тогда и этого не дадут! Но был у Минска выбор или нет, факт то, что при создании сырого интеграционного союза были заложены мины замедленного действия, которые стали одна за одной взрываться.

 

И вечный бой. За ценник на энергоносители

Теперь белорусская сторона ведет перманентную битву за условия поставки российских энергоносителей.

Вот о цене газа на 2019 год договорились — 127 долларов за тысячу кубометров. Но это почти вдвое больше, чем для Смоленской области. Какой ценник выставит Москва в 2020-м — пока покрыто мраком тайны. За это будет еще биться старый крепкий хозяйственник и новый посол Беларуси в России Владимир Семашко.

Жестокий бой предстоит и за компенсацию доходов белорусского бюджета, выпадающих из-за налогового маневра в российской нефтянке.

На днях оглушительно прозвучала цифра из уст заместителя министра финансов Беларуси Андрея Белковца. По самому негативному сценарию Беларусь из-за налогового маневра у соседей может потерять 10 млрд долларов.

Российские тролли на белорусских форумах в контексте споров об энергоносителях твердят: вступайте в Россию, тогда и цены будут наши внутренние. С подобных позиций выступило сегодня и российское агентство Regnum: мол, «Белоруссия претендует на то, чтобы существовать в торговом смысле как субъект РФ, не являясь таковым в смысле юридическом».

Тезис некорректный, поскольку интеграционные соглашения и в рамках белорусско-российской двойки, и в евразийском формате имеют целью создать равные условия хозяйствования без слияния в одно государство. По идее, внутри таможенного союза никаких пошлин на нефть и газа с накруткой для партнера вообще быть не должно.

 

Москва все скупее

Но есть декларации и есть грубая постсоветская реальность. Нужно было быть чрезвычайно наивным, чтобы поверить в бескорыстную равноправную интеграцию под эгидой страны-тяжеловеса с имперской ментальностью. В то, что Кремль никогда не сделает нефть и газ рычагами обеспечения политической лояльности.

Однако поскольку наивностью Лукашенко никогда не страдал, то остается сделать вывод, что изначально был расчет переиграть, перехитрить Москву.

Долгое время игра удавалась, но с годами восточный союзник стал скупее, а противостояние с Западом после Крыма и вовсе испортило кремлевский характер.

Эксперты прогнозируют, что последствия налогового маневра в нефтянке Россия компенсирует (все-таки союзника надо стимулировать, да и своя правда в его позиции есть), но лишь частично. Вероятно, белорусский руководитель полагает, что процент компенсации зависит и от его наступательной позиции на саммите 6 декабря.

Впрочем, Путин вряд ли примет открытый бой, это не его стиль. К тому же в целом сейчас в отношениях союзников относительно спокойная фаза, Москва на некоторые уступки уже пошла.

Так что в Петербурге предполагаемая (если вдруг настрой не изменится) горячая речь Лукашенко, скорее всего, натолкнется на ватную позицию: да-да, понимаем озабоченность белорусских друзей, правительства продолжат переговоры.

Помощник Путина Юрий Ушаков сообщил сегодня, что российская сторона подготовила проект декларации об углублении интеграции в рамках ЕАЭС, документ «предусматривает наращивание совместных усилий по созданию единых рынков товаров и услуг».

 

Без реформ экономику все равно не спасешь

Белорусским властям, однако, эффект нужен здесь и сейчас. Экономика снова замедляется, а грядущие выплаты по долгам страшат порядком цифр.

Другое дело, что Лукашенко говорит лишь часть правды, когда заявляет, что белорусские предприятия могут загнуться из-за неравных цен на газ. Проблема конкурентоспособности сложнее. Ее не решить без реформ, масштабной приватизации. Смотрите: в странах Балтии, Польше энергоресурсы еще дороже, а ведь выживают.

Но реформы для белорусского президента — дело склизкое. А вот с Кремлем биться за нефть и газ не впервой.

Впрочем, уменьшение российского гранта неизбежно. Так что после политической вакханалии, как назвал Лукашенко грядущие выборы, вполне вероятно, что Минск через не хочу согласится на условия МВФ, чтобы получить новый кредит.