Эдуард Ханок вступил в Союз писателей Беларуси

Naviny.by публикуют отрывки из его новой книги «Нас бьют, мы летаем».

Автор ставших бестселлерами в музыкальных кругах книг «Пу-га-чёв-щи-на», «Пу-га-чёв-щи-на. 10 лет спустя» и «Пугачёвщина: конец истории. Три оттепели в жизни Примадонны» народный артист Беларуси композитор Эдуард Ханок пополнил ряды членов Союза писателей Беларуси. И уже в новом статусе готовит к изданию книгу «Нас бьют, мы летаем».*

Эдуард Ханок. Фото с youtube-канала "В гостях у Гордона"

Звонок корреспондента Naviny.by застал композитора на вокзале — он только что приехал из Москвы. Пожалуй, его рабочие контакты и по сей день там активнее, чем здесь. Композитор работает в жюри нескольких российских конкурсов.

На прямой вопрос, для чего вам нужно вступление в СПБ, Ханок ответил так: «Я же пишу книги, так что все логично. Кроме того, считаю, что широко пропагандирую белорусскую поэзию, ведь я сочинил песни на стихи самых известных белорусских поэтов: Нила Гилевича, Геннадия Буравкина, Анатолия Вертинского, Владимира Каризны. Мне приятно, что оказана такая честь, и это дает ощущение востребованности».

Новая книга «Нас бьют, мы летаем», по словам Эдуарда Ханка, будет издаваться под патронатом СПБ. Но, как и другие его книги, эта тоже не поступит в свободную продажу. Автор намерен презентовать ее тем, кто в теме, а на книжной ярмарке — дарить поклонникам с автографом.

Эдуард Ханок не собирается быть рядовым членом писательской организации, а сразу включился в работу: вместе с председателем СПБ Николаем Чергинцом побывал на творческой встрече с работниками мебельной фабрики в Молодечно.

Эдуард Семенович уверяет, что профессия композитор, впрочем, как и любая творческая, — временная. К такому выводу он пришел как автор «теории творческих волн», делая волнограммы популярных артистов. Набив руку, Ханок начал делать волнограммы политиков, художников и даже целой страны. В содружестве с музеем Марка Шагал в Витебске Ханок завершил работу над волнограммой всемирно известного художника. Теперь на рабочем столе Ханка гиперволнограмма России, в которой он «уже дотянул до Куликовской битвы».

Но все же иногда композитор еще пишет и песни. Одна из них прозвучала на открытии Дней письменности в Иваново. Песню «Чую голас дзяцінсва далёкі» исполнила Ирина Дорофеева. А стихи принадлежат поэту Георгию Марчуку, который дал рекомендацию Эдуарду Ханку для вступления в СПБ. Автор второй рекомендации — Николай Чергинец.

По словам Эдуарда Ханка, работа над первой частью книги «Нас бьют, мы летаем», уже завершена. В ней он рассуждает о том, что, по большому счету, люди делятся на две категории: есть бойцы, они даже если падают, то поднимаются и идут дальше, а есть не бойцы. Во второй книге Эдуард Ханок расскажет о себе, белорусском и российском шоу-бизнесе и напомнит о том, что «всё сошлось, о чем я говорил в «Пугачевщине».

 

Фрагменты из книги Эдуарда Ханка «Нас бьют, мы летаем»**

Мысль об этой исповеди возникла у меня летом 2016 года, когда, работая над волнограммой Марка Шагала, я решил посетить его музей, а потому и поехал в Витебск. Приехав рано утром, я решил пройтись по утреннему городу. Оказавшись у главной арены «Славянского базара», мое внимание привлекла Аллея звезд, и особенно — Звезда одного уважаемого мною коллеги, азербайджанского певца и композитора Полада Бюль-Бюль Оглы, открытие которой состоялось в июле 2015-го. А ведь именно в 2015-м мне исполнилось ровно 75… Возможно, выражу спорную мысль, что композитор, носящий почетное звание Народный артист Республики Беларусь, песни которого звучали на всех «Славянских базарах», наверное, все-таки заслужил, чтобы его чествовали на вышеназванном Форуме и, может быть, даже зажгли в его честь Звезду? Но Звезда мне не досталась, чествование «опустили» на местный уровень, а выглядело это так: на открытии фестиваля в г. Молодечно министр культуры г-н Светлов зачитал приветствие в мой адрес от Президента, ну, а затем на банкете открытия, произнеся тост за Главу государства, покинул банкетный зал, не подняв бокал в честь юбиляра. Чуть ранее он «обрадовал» сообщением о том, что моя просьба сесть за рояль на «Славянском базаре-2015» и напомнить свои песни отклонена!

Кто-то может возразить, что мои песни были написаны очень давно, и я уже давно сменил профессию. Но парадокс ситуации в том, что Звезду в тот юбилейный для меня год открыли моему вышеупомянутому азербайджанскому коллеге, который еще раньше меня сменил профессию, являясь сегодня послом Азербайджана в России. А самым свежим доказательством того, что долгая творческая пауза не является преградой для награждения творца, является судьба бывшего главного балетмейстера театра оперы и балета Белоруссии Валентина Елизарьева. Спустя несколько лет после серьезного конфликта с театром, а потому и отсутствия работы на его благо, он получает премию Союзного государства! Короче, есть т.н. «оценка трудов по совокупности ранее сотворенного», так что дело не в том, что я давно сменил профессию, просто в моем случае имело место «неуважение ко мне по совокупности ранее мною сотворенного»…

 

***

Эта схема в то время идеально работала в Белоруссии: Лученок — Ханок. Наши опусы соответствовали формату советской песни, но по своему духу они были прямо противоположными: Игорь Лученок вместе с Владимиром Мулявиным подняли белорусскую песню, как народную, так и авторскую, на небывалую доселе высоту. Их совместное творчество воспитывало народ в духе патриотизма и любви к Родине, к белорусской песне, я же этот народ развлекал. А потому песни Игоря Лученка народ с благодарностью слушал, а мои с удовольствием пел. «Делу время» — Лученок, а «Потехе час» — Ханок», отсюда и соответствующее отношение. Короче, в те далекие времена, «опьяненные» успехом песен Игоря Лученка с ансамблем «Песняры», чиновники от культуры и от комсомола провозгласили абсолютный культ его личности! И хотя он это вполне заслужил, но вот чувство меры этим чиновникам явно изменило, а потому и оставили они остальным мастерам, в том числе и мне, всего лишь «объедки с этого культового стола», что ощущается до сих пор.

 

***

А вообще-то, мнение о том, что звание ничего не решает, есть большое заблуждение, ибо оно действительно ничего не решает, пока творец или исполнитель популярен. Но рано или поздно эта популярность заканчивается, а творец или исполнитель без звания — символа признания государством — становится просто «бывшим», а потому и неинтересным ни государству, ни народу! И еще… Одно дело — Россия, страна, переполненная композиторами-песенниками, творчество которых известно далеко за ее пределами. А другое дело не такая богатая на таланты Белая Русь, где всего лишь два творца такого уровня, и где к одному относятся как мать к любимому сыну, а к другому — как мачеха… Слава богу, что у меня оказалась еще и приемная мать-Россия, благодаря которой я и выжил…творчески!

 

***

Несмотря на то, что мои песни регулярно звучали на всех «Славянских базарах», только единственный раз (20 лет назад), побеседовав «на высоких тонах» с министром Сосновским, я был включен в состав взрослого жюри. Парадоксально, но факт, что я, автор таких популярных песен, как «Я у бабушки живу…» или «То ли еще будет…» (обе песни на стихи Игоря Шаферана), ни разу не получил приглашения войти в состав детского жюри «Славянского базара». И только лишь благодаря Татьяне Космачевой (супруге певца Петра Елфимова), а позже директору фестиваля Родиону Бассу (светлая ему память), я имел возможность часто бывать на этом форуме, как говорится, неофициально, а еще один раз даже выступить…

 

***

Например, в Москве я всегда имел приглашения в Кремль на дни Армии, ФСБ, не говоря уже о Дне России, т.е. чувствовал себя «своим среди чужих». В Белой Руси за все это время не был приглашен ни на одно официальное мероприятие. Единственно, куда меня ежегодно приглашают, так это в Посольство России в РБ на празднование Дня России, за что особое спасибо г-ну послу — Александру Сурикову! (В настоящее время он уже завершил свою работу).

 

***

В Москве у меня были постоянные пропуска в Кремлевский Дворец и в к/з «Россия». Здесь же на просьбу дать мне постоянный пропуск во Дворец Республики ответили отказом, мотивируя это тем, что, мол, здесь бывает Президент. Все правильно, но наш Президент там изредка бывает, а в Кремле, в двух шагах от Кремлевского Дворца, куда у меня был постоянный пропуск, Президент России работает. Так что дело, опять же, в отношении. Единственное, что я имею, — это постоянный пропуск в филармонию, да именную елочку у ее здания, за что особое спасибо автору идеи, гендиректору филармонии Александру Гарбару, и ее худруку Юрию Гильдюку!

А еще одним «светлым пятном» за последнюю «пятилетку» оказалось время министра Павла Латушко. Вместе с первым замом Владимиром Карачевским они привлекали меня к культурной жизни страны, чем подтвердили истину, что нет плохих министерств, а есть недоброжелательные министры, которые в моем случае, к сожалению, оказались в абсолютном большинстве.

 

***

Кстати, как три вышеназванных книги, так и «Теория творческих Волн» вряд ли бы появились, если бы…во-первых, не огромные авторские, которые в СССР давали мне возможность по месяцам жить в Москве в гостинице «Россия» и посещать концерты звезд советской эстрады, а также вести с коллегами дискуссии! А во-вторых, если бы не Дмитрий Гордон — прекрасный журналист, глава издания «Бульвар Гордона», в творческих спорах с которым и «родилась» концепция «Теории творческих Волн!»

 

***

«Славянский базар» — всего лишь «приятная летняя халтура» для звезд российского шоу-бизнеса, т.е. они здесь истинные хозяева, а потому и позволяют себе довольно странные вольности. Например, на концерте открытия «Славянского базара-2017» звучит финальная песня, которую поет Григорий Лепс. Все участники выходят на сцену и, как положено, подхлопывают ему! А песня-то о чем? Да о том, что «какой-то мужик… заходил вчера... ночью ехать лень, а потому и пробыл до утра»…Сюжет, прямо-таки блестящий, особенно для финала открытия форума?! Жаль только, что этот опус не перешел в другой из той же «Лепсиады» — «Рюмка водки на столе…», да еще с выносом и раздачей оных народу. Но, вероятно, это приберегли на будущее…

 

 

* Так называется песня Андрея Ктитарева на стихи Джахан Поллыевой в исполнении Аллы Пугачевой.

** Публикуются в авторской редакции с письменного разрешения Эдуарда Ханка. Решением автора републикация данных отрывков в других СМИ и на интернет-ресурсах запрещена.