Облегчат ли бизнесу жизнь «экономические» правки в УК? Вряд ли

Изменения в УК, касающиеся либерализации ответственности бизнеса, носят более символический, чем практический характер, считает эксперт.

Принятые парламентом изменения в Уголовный кодекс и другие нормативные акты, касающиеся либерализации ответственности бизнеса, носят более символический, нежели практический характер.

Такое мнение БелаПАН высказал глава Ассоциации малого и среднего предпринимательства, юрист Сергей Балыкин.

Как сообщалось, Совет Республики 20 декабря одобрил законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь». Накануне документ был принят Палатой представителей. Предусмотрена, в частности, либерализация экономических статей Уголовного кодекса.

Документ значительно сокращает сферу применения общей конфискации имущества. Из УК предлагается исключить наказание в виде общей конфискации, сохранив специальную конфискацию только в отношении имущества и доходов, полученных от преступной деятельности, орудий, средств и предметов преступлений и вещей, изъятых из оборота.

Проектом закона также предусмотрена либерализация ответственности в сфере экономической деятельности. Ключевыми положениями являются: сокращение применения лишения свободы; изменение категорий отдельных экономических преступлений; декриминализация деяний, не связанных с причинением реального вреда; увеличение крупного и особо крупного размеров ущерба.

Законопроект предлагает изложить статью 233 УК «Незаконная предпринимательская деятельность» в новой редакции, сохранив уголовную ответственность только за предпринимательскую деятельность, осуществляемую без специального разрешения (лицензии), а также исключить из УК статью 234 «Лжепредпринимательство».

Указанная статья, отметил эксперт, на практике применялась достаточно редко и никогда не была существенным препятствием к ведению законного бизнеса.

«Что же касается сокращения применения конфискации имущества в качестве меры наказания, то это не изменит реального положения вещей. Просто раньше, применяя общую конфискацию имущества в качестве наказания, государство создавало парадоксальную ситуацию, когда у осужденного не оставалось активов для возмещения ущерба, причиненного преступлением. Теперь же имущество осужденных будет изыматься в рамках гражданского иска в качестве возмещения ущерба», — подчеркнул Балыкин.

Повышение порогов крупного и особо крупного ущерба по экономическим преступлениям выгодно, прежде всего самому государству, считает он.

«Действительно нелогично давать реальный срок преступнику, причинившему ущерб в несколько тысяч рублей. И теперь у судов становится намного больше возможностей для маневра при назначении наказания», — пояснил юрист.

«Что же касается предстоящей отмены нашумевшего указа президента № 488 «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств», то многие его положения, пусть и в несколько измененной форме, перекочевали в Налоговый кодекс и некоторые другие нормативные акты. Может быть, самые одиозные идеи этого указа и не будут более применяться, но многие другие порожденные им сложности останутся. Поэтому бизнесу не стоит расслабляться», — считает Балыкин.

«Впрочем, даже такие символические шаги — это уже намного лучше, чем ничего, — заключил эксперт. — Государство признает наличие проблем у бизнеса, косвенно признает, что источником этих проблем является оно само и декларирует некий пусть и небольшие шаги к исправлению ситуации».

Однако самой большой проблемой эксперт считает «существующую в головах чиновников и контролеров презумпцию виновности бизнеса».

«Все, кто на практике сталкивался с белорусскими правоохранительными и контролирующими органами, замечали, что на предпринимателя, на руководителя субъекта хозяйствования смотрят как на потенциального преступника, в духе известной поговорки: «Отсутствие судимости — это не ваша заслуга, а наша недоработка». И для исправления такой ситуации нужны намного более существенные шаги, нежели декоративные поправки в нормативные правовые акты», — отметил Балыкин.