Кто путается под колесами у МЗКТ

Минский завод еще минимум десятилетие будет удерживать статус главного поставщика шасси для российских ракетных комплексов.

Провал проекта Камcкого автозавода «Платформа-О» позволяет Минскому заводу колесных тягачей сохранить статус главного поставщика шасси для российских мобильных ракетных комплексов.

ПГРК «Тополь-М» на колесном шасси МЗКТ-79221. Фото wikimedia

На недавней встрече Александра Лукашенко с председателем Государственного военно-промышленного комитета (ГВПК) Романом Головченко речь шла и перспективах развития Минского завода колесных тягачей (МЗКТ). Это предприятие — основной поставщик специальных колесных шасси и тягачей (СКШТ) для размещения многих видов российских вооружений.

В последнее десятилетие Россия настойчиво пытается заместить белорусские СКШТ в своих вооруженных силах на машины собственного производства. В особенности это касается Ракетных войск стратегического назначения (РВСН).

 

Эйфория в российских СМИ

В конце августа на международном военно-техническом форуме «Армия-2018» в Подмосковье впервые были показаны широкой публике шасси КамАЗ-7850 (колесная формула 16x16), созданные на Камском автозаводе в рамках реализации проекта «Платформа-О». Насколько можно понять, именно эта разработка должна заменить в РВСН продукцию МЗКТ.

В российских электронных и печатных СМИ это событие породило целую волну торжествующих откликов. В ряде публикаций наряду с прославлением достижений собственного ВПК содержались уничижительные высказывания в адрес МЗКТ, Беларуси и ее руководства.

Образчик такого рода публикаций — статья Сергея Ищенко «Ракетный КамАЗ переехал батьку Лукашенко» в интернет-издании «Свободная пресса». Если передать в двух абзацах содержание этого пространного опуса, то оно сводится к следующему.

Поскольку КамАЗ-7850 — это полноценная замена знаменитому белорусскому тягачу МЗКТ-79221, то теперь камазовские, а не минские ядерные «сороконожки» станут носителями межконтинентальных баллистических ракет мобильных комплексов и целого ряда других российских вооружений. А следовательно, и огромные деньги, которых стоит каждая такая машина, останутся в российской казне, а не перетекут в белорусскую.

Дальше автор задается вопросом: «Но что теперь будет с уникальным Минским заводом колесных тягачей, нужды в котором у России все меньше и меньше? Что будет с его персоналом, который, как утверждают, насчитывает порядка 4,5 тысячи человек и работает почти исключительно на наш рынок? Спрашивать об этом минчанам следует, очевидно, у своего не в меру хозяйственного Батьки Лукашенко».

 

Конфуз с шасси КамАЗа

Но, как оказалось, руководство Беларуси не очень-то встревожено шагами России в направлении замещения белорусских СКШТ на собственные.

«Мы в этом никакой трагедии не видим», — сказал Головченко, комментируя разговор c Лукашенко.

Как отметил глава ГВПК, технологический потенциал МЗКТ позволяет ему выступать на рынке в качестве не только производителя СКШТ, но и поставщика готовых вооружений на собственной колесной базе.

Речь идет о самоходных артсистемах, колесных танках и другой боевой технике. По словам Головченко, современный тренд — это уход от гусениц, перевод систем вооружения на колесный ход.

Однако освоение новых рыночных ниш отнюдь не предполагает автоматического ухода из традиционных. Тем более что российские конкуренты, как оказалось, пока не готовы их занять.

Через несколько дней после появления статьи Ищенко, 30 августа, во время очередного демонстрационного показа шасси КамАЗ-7850 произошел сбой в бортовой электронике и несколько колес по обоим бортам повернулись в противоположном направлении.

Таким образом оправдались опасения тех экспертов, которые предупреждали о серьезных недостатках, присущих конструкции СКШТ с электромеханической трансмиссией (ЭМТ). Причем устранить эти недостатки при нынешнем состоянии науки и техники не представляется возможным.

Если даже в обстановке домашнего полигона машина военного назначения «путается» в своих колесах, то нетрудно представить, что станет с ней в реальных боевых условиях в случае применения не только старого «доброго» ядерного, но и новейшего электромагнитного оружия, порождающего убийственный для бортовой электрики и электроники электромагнитный импульс.

И это далеко не все «прелести». При движении колесной техники с ЭМТ по пересеченной местности (что обычно для военной техники) возникают большие динамические нагрузки на неподрессоренные мотор-колеса, что грозит соприкосновением обмоток мотор-колеса и неизбежным выходом из строя всего узла.

Еще одна головная боль — выход ЭМТ из строя при низких температурах в случаях, если придется обесточить оборудование (например для маскировки). Через некоторое время влага начинает конденсироваться на обмотках электромоторов, что при последующей подаче электропитания может привести к замыканию со всеми вытекающими последствиями.

Отсюда же и проблематичность эксплуатации машин с ЭМТ во влажном климате. Ну, а глубокий брод такие машины вряд ли вообще смогут преодолеть: вода, являющаяся отличным проводником, быстро выведет их ходовую часть из строя.

В этот перечень следует добавить и большое излучение в инфракрасном спектре, демаскирующее ракетовоз.

 

Туманная перспектива «Платформы-О»

После последних «глюков» с «Платформой-О» ситуация для инициаторов проекта выглядит весьма щекотливой. Даже неспециалистам ясно, что под монтаж автономных пусковых установок (АПУ) для ядерных ракет такие шасси не годятся. И «эксперты», проталкивающие их принятие на вооружение, скорее всего, преследуют только одну цель — вывод из-под удара людей, «распиливших» немалые госсредства.

Между тем за два дня до этого происшествия министр обороны России Сергей Шойгу уже публично отчитался об успешном завершении государственных испытаний новейших колесных шасси марки «КамАЗ» для стратегических ракетных комплексов.

«Мы показали «Платформу-О», потому что закончили госиспытания и, я думаю, на следующей неделе, будем подписывать контрактные документы», — сообщил тогда Шойгу представителям СМИ.

Что будет с новинкой после ее аварии (видео которой разошлось по всему интернету) — неясно до сих пор. Представители российского Минобороны от комментариев на эту тему воздерживаются.

Только Владислав Полонский, советник гендиректора Камского автозавода (в прошлом замначальника автобронетанкового управления Минобороны России, которое и выступило заказчиком СКШТ), руководитель проекта «Платформа-О», сделал заявление, из которого следует: через 10-12 лет российская армия осуществит переход от СКШТ марки МЗКТ к отечественной продукции, что обеспечит «технологическую независимость стратегических ядерных сил».

При этом Полонский оговорился, что крупносерийное производство СКШТ семейства «Платформа-О», в том числе для АПУ подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК) «Тополь-М» и «Ярс», «может начаться не раньше 2023 года, после создания необходимых производственных мощностей и выделения потребных финансовых средств».

Учитывая экономические трудности России и грядущее сокращение оборонных расходов в стране, сроки, названные Полонским, выглядят не очень реалистичными.

Напомню, что первоначально поставка СКШТ «Платформа-О» в войска была назначена на 2012 год, затем перенесена на 2014-й. Сейчас уже конец 2018 года, а ни образца СКШТ, годного к серийному производству, ни самого производства еще нет.

По словам того же Полонского, АО «Ремдизель» (дочернее предприятие КамАЗа), где предполагается производить СКШТ семейства «Платформа-О», способно выпускать не более 10 таких машин в год. При том что потребность в этих машинах оценивается примерно в 400 в год.

На вопрос, когда будут созданы необходимые производственные мощности, вразумительного ответа нет. Возможно, потому, что тогда придется признать неприятную правду: 10 лет и почти 300 млн долларов потрачено впустую, и эпопею с созданием российских СКШТ придется начинать сначала.

 

«Ярсы» будут, очевидно, на минских колесах

Очевидно, именно из-за шаткости перспектив проекта командование РВСН в обозримом будущем делать ставку на детище КамАЗа не собирается.

Еще год назад командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев в интервью газете «Красная Звезда» сообщил, что все ракетные дивизии, имеющие на вооружении ПГРК «Тополь», планируется до 2026 года перевооружить на ПГРК «Ярс». А те, заметим, размещаются на шасси МЗКТ-79221.

Уже заключены долгосрочные государственные контракты на поставку ракетных комплексов «Ярс».

Все это дает основание полагать, что МЗКТ еще минимум десятилетие не потеряет статус главного поставщика шасси для российских ПГРК.