«Суверенитет стоит денег». Какова российская позиция на переговорах с Минском

Нет оснований считать, что Лукашенко пойдет на уступки, подрывающие независимость Беларуси.

Naviny.by поговорили с российскими и белорусскими экспертами о взгляде на ситуацию, сложившуюся после формально завершившихся ничем переговоров президентов Беларуси и России 25 декабря в Москве.

Учитывая, что до конца года Лукашенко и Путин должны встретиться еще раз, не исключено, что сторонам была нужна пауза, чтобы взвесить предложения и возможные варианты компромисса.

Фото kremlin.ru

 

Между плохим и очень плохим вариантом

По мнению директора по исследованиям центра EAST (Польша) Андрея Елисеева, Россия предложила всего два варианта развития событий, которые помогут решить проблему по нефти и газу.

«Это то, о чем говорил с недомолвками премьер-министр России Медведев, когда он поставил вопрос: интегрироваться в рамках ЕАЭС или в рамках Союзного государства. То есть либо углубление интеграции по договору 1999 года, либо всё остается как есть, плюс в довесок более согласованная внешняя и оборонная политика, включая размещение авиабазы», — отметил Елисеев в комментарии для Naviny.by.

Из уступок, на которые готов пойти Минск, называются согласованная налоговая и акцизная политика. В частности, недовольство Москвы может снизить согласование ставок акцизов по табаку, а также решение проблемы поставок в Россию санкционной западной продукции под видом белорусской.

«Это две позиции, по которым Лукашенко может отделаться малой кровью в течение 2019 года. Но, возможно, у России больше пунктов — например, согласование конкретных совместных проектов. Их список может быть переобсужден, учитывая интересы российского бизнеса и российские национальные интересы», — сказал Елисеев.

Арсений Сивицкий, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований, напомнил, что Россия выдвинула не только экономические требования, но и политический ультиматум об углублении интеграции.

«Повестку сформулировал российский вице-премьер Силуанов: это движение в сторону общей акцизной политики и создание общей информационной системы, которая бы отслеживала товарные потоки, идущие через Беларусь. Это то, что на виду. Что осталось за кадром — Россия обозначила свою позицию, сформулировав ультиматум, который предполагает получение так называемых «интеграционных субсидий» в ответ на более глубокую интеграцию в рамках Союзного государства», — пояснил Сивицкий.

По его словам, нет оснований считать, что Лукашенко пойдет на уступки, подрывающие независимость Беларуси. Максимум, на который Минск готов пойти — это создание переговорной группы по изучению перспектив интеграции, синхронизация акцизной политики и создание единой информационной таможенной системы.

Но Россия всегда может потребовать большего, полагает эксперт.

«Если это не интеграция в рамках Союзного государства, то постоянно на повестке дня находится вопрос военной базы, пограничников. Тогда Россия получает мощный рычаг давления и контроля над внутренней и внешней политикой Беларуси, и углубление в рамках союзной интеграции может и не понадобиться», — отметил Сивицкий.

Основная задача белорусской стороны, считает эксперт, — найти компромиссное решение, получить частичную компенсацию и сохранить уровень российского давления на определенном уровне, чтобы оно не повышалось в ближайшее время.

«Мы в такой ситуации, когда приходится выбирать между плохим и очень плохим вариантом. Но у нас сохраняется окно возможностей, чтобы не передавать Кремлю стратегический контроль над политическими процессами в Беларуси», — сказал Арсений Сивицкий.

 

Раздраженная Москва

«Ситуация действительно очень тяжелая. Наверное, набралась какая-то критическая масса недовольства, и, по-видимому, мы находимся в стадии скачка изменений в политике России и Беларуси», — так описал российские настроения в комментарии для Naviny.by политолог Андрей Суздальцев, замдекана факультета мировой политики и экономики Высшей школы экономики (Москва).

По его словам, в Москве считают, что нарушен политический баланс интересов в рамках Союзного государства. Эксперт упоминает и настойчивое нежелание Лукашенко размещать российскую военную базу, и непризнание статуса спорных территорий, находящихся под контролем России.

«Фактически Беларусь играет против России на международной арене. Мы видим, что сформировался определенный альянс между Минском и Киевом, не говоря уже о классических вариантах, связанных с Абхазией, Осетией, Крымом и остальным», — сказал Суздальцев.

Кроме того, Москву раздражают различные серые схемы и особенно вопрос контрабанды санкционных товаров на российский рынок. «Это обнуление российских санкций против Евросоюза», — считает эксперт.

Что касается требования белорусской стороны о компенсации за налоговый маневр, то в России это считают внутренним вопросом.

«Суверенитет стоит денег, он означает мировые цены на ресурсы. Белорусская сторона воспринимает это очень болезненно, считая, что переход между Россией и Беларусью на мировые цены означает нарушение суверенитета Беларуси и даже угрозу ее инкорпорации», — отметил Суздальцев.

При этом эксперт не разделяет опасений по поводу того, что Россия готовит вариант поглощения Беларуси. По его словам, экономические претензии не возникали бы, если бы была «реальная политическая и экономическая интеграция». Сейчас же Москва пересматривает свою политику в союзных отношениях.

«Раньше была парадигма, что Россия давала авансы за подпись Лукашенко под интеграционными документы. Сейчас Россия хотела бы в ответ на поддержку белорусской экономики какие-то действия в интеграционном плане», — сказал Суздальцев.

По его мнению, существует несколько вариантов выхода из патовой ситуации.

Для российско-белорусских отношений, отметил Суздальцев, традиционен формат, когда Россия, чтобы избежать скандала, идет на уступки, но сегодня уже невозможны те масштабы, которых хочет Лукашенко.

Однако в Москве есть сторонники и куда более жесткого варианта: «В конце концов, есть Союзное государство, соглашение и договор. Если Лукашенко хочет и дальше получать преференции и субсидии, то он должен этот договор выполнять. Будет сделан шаг в сторону интеграции — только после этого будет какая-то поддержка».