Подарка под елочку Лукашенко от Путина не получил

По итогам переговоров в Кремле пока — гробовое молчание…

Если бы Владимир Путин согласился сегодня компенсировать Беларуси потери от налогового маневра хотя бы на 50%, то об этом, думаю, уже трубили бы казенные минские рупоры. Но на момент, когда пишутся эти строки, никаких официальных сообщений с белорусской стороны по итогам переговоров двух президентов в Кремле нет.

Фото kremlin.ru

Между тем сайт президента России еще в 12:30 сообщил, что встреча состоялась. После этого Путин успел поговорить по телефону с казахским и таджикским коллегами, встретиться с генеральным директором Российского фонда прямых инвестиций и даже сыграть в хоккей на Красной площади.

При этом российский лидер заявил, что предлагал порезвиться с клюшкой и Александру Лукашенко, но тот отказался и улетел в Минск. Понятно, «поскольку скоро Новый год», отметил Путин, возможно не без иронии. Ведь до праздника еще не раз сыграть можно.

Что ж, белорусскому руководителю сейчас, вероятно, не до хоккея. Гнетущая информационная пауза со стороны Минска означает, скорее всего, что Лукашенко по большому счету ни о чем не договорился.

Что не удивительно. На фоне предыдущих решительных заявлений ни одна из сторон не может серьезно отступить без потери лица.

Другое дело, что белорусский лидер наверняка очень хотел под елочку привезти своему доброму народу благую весть с востока, показать, что по-прежнему способен решать вопросы в Москве. Но вот не срослось.

 

А это разве не ваш автограф?

«Как мы и договаривались, мы создаем рабочую группу по дальнейшему развитию наших связей в сфере экономики, по другим направлениям и, по вашему предложению, поработаем в направлении развития наших планов в строительстве Союзного государства», — заявил Путин в начале встречи 29 декабря.

Тем самым он слегка потроллил гостя. Тот предпочел бы, чтобы союзный договор 1999 года и впредь лежал под сукном. Это ведь Москва на союзном Совмине 13 декабря в Бресте устами премьера РФ Дмитрия Медведева жестко увязала вопросы финансово-экономической помощи Беларуси с продвижением в русле союзного договора. Типа: утром стулья, вечером деньги.

Назавтра после этого ледяного душа, 14 декабря, Лукашенко эмоционально расценил ультиматум Медведева как призыв разрушить Беларусь и вступить в Россию.

Но этот ход Москвы силен тем, что она не грозит танками, высадкой зеленых человечков и прочими ужасами имперской политики. Предложено лишь выполнить вещи, зафиксированные в старом союзном договоре, под которым стоит подпись Лукашенко.

Москва таким образом ловко прижала белорусского партнера, который подписывал бумагу в другую эпоху, когда, судя по многим симптомам, сам мечтал стать кремлевским властителем. Но сейчас деваться некуда: что написано пером, то не вырубишь топором. И Лукашенко тоже вынужден твердить, что да, надо двигаться вперед в вопросах союзного строительства, мы сами к этому призывали.

Вот и сегодня он заявил, вряд ли с большим энтузиазмом: «Думаю, что после рождественских праздников мы готовы, как и россияне, работать. Тем более вопросы все прописаны в союзном договоре… Хорошо, что мы наконец-то подошли к решению этих вопросов».

 

Минск постарается заволокитить дело

Да, но это ведь те самые вопросы, решение которых означает в эмоциональной трактовке Лукашенко от 14 декабря не что иное, как «давайте разрушайте страну и вступайте в состав России»!

Вряд ли теперь, через две недели, белорусский руководитель стал думать на этот счет иначе. Просто он вынужден ввязываться в очередной тур хитрой и опасной игры.

У Минска есть опыт затягивания неудобных вопросов, когда Москва выкручивала руки. Так было с признанием Абхазии и Южной Осетии после российско-грузинской войны 2008 года.

Во-первых, Лукашенко тогда сделал вид, что в Беларуси страшно самостоятельный парламент, которому нужно время, чтобы изучить тему. Во-вторых, выставил условие, чтобы Москва компенсировала неизбежные (поскольку испортятся-де отношения с Западом) издержки такого решения. В итоге вопрос похоронили.

Да и в рамках самого союзного строительства Минск мастерски затягивал и торпедировал процесс создания единой валюты и Конституционного акта. В частности, изобрел казуистическую формулу про «единый, но не единственный» эмиссионный центр. Мол, равноправие так равноправие.

Понятно, российская сторона не могла допустить, чтобы единая валюта параллельно печаталась еще и в Беларуси (ага, вагонами на посевную и ледовые дворцы!), а потому сама свернула тогда дискуссию.

Нетрудно предположить, что и теперь белорусское руководство рассчитывает утопить работу группы в такой вот казуистике.

Но в одну и ту же реку нельзя войти дважды. Сейчас Москва будет строже. Намного строже.

 

Пиар-машина белорусского руководства опять проваливается

Гробовое же молчание по поводу событий, от которых зависит судьба Беларуси, показывает, что в плане пиара пресс-служба президента и государственные СМИ раз за разом безбожно проваливаются.

В последние дни российские медиа активно комментируют коллизию между союзниками в невыгодном для Минска ключе — типа что вот, решено покончить с иждивенчеством Лукашенко (а то и вовсе с его нахождением у руля). Белорусские же государственные СМИ ни мычат ни телятся.

Сегодня после переговоров тоже повисла гнетущая пауза. Хоть бы две строки, типа переговоры закончились, обсуждение проблем продолжится, президентский самолет вылетел в Минск… Но пресс-секретарь Лукашенко в вечернем телешоу развлекает публику рассказом про президентского кота по кличке Немо.

Ну а пока о главном официальные источники ни гу-гу, в Сети множатся пересказы туфты с ресурсов, раз за разом организующих информационные атаки против белорусского руководства. Теперь вот распространяются слухи, что в телеобращении 31 декабря Лукашенко может-де заявить о присоединении Беларуси к России и своей отставке.

Минувшим летом, когда был вброс о якобы инсульте у белорусского президента, когда проходили трудные переговоры в Сочи, мы также наблюдали паралич казенной информационно-пропагандистской машины.

И если она бессильна в достаточно безобидных ситуациях, то с ужасом думаешь, что будет, если в некий зловещий час «Ч» восточные соседи затеют полномасштабную информационную войну с массированным вбросом дезы, фейков в расчете посеять панику и сломить волю белорусов к сопротивлению.

 

Сегодня ты губернатор, а завтра — ноль без палочки

В Кремле же, конечно, отследили, какую информационную волну вызвал ультиматум Медведева и в России (где в элитах охотно подхватили тему «воссоединения»), и в Беларуси, где политически активная часть общества если не запаниковала, то реально натопырилась.

Сегодня пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков попытался успокоить публику: ни о каком присоединении Беларуси речи не идет.

Он напомнил, что по союзному договору стороны создают «надгосударственную структуру с поэтапно организуемым единым политическим, экономическим, военным, таможенным, валютным, юридическим, гуманитарным и культурным пространством».

Да, в союзном договоре нет страшненьких словечек типа «аншлюс», «инкорпорация». Но если реализовать все пункты документа, от белорусской независимости останутся рожки да ножки. При том что формальные атрибуты суверенитета — герб, флаг, некий особый бумажный статус — Беларуси могут оставить. Тешьтесь пустыми погремушками.

«Речь не идет о присоединении. Речь идет о движении навстречу друг другу», — заявляет Песков. Однако легко себе представить, что будет, если в узком тоннеле навстречу друг другу движутся пешеход и тяжелый поезд.

Закавыка в том, что Путин в принципе не может предложить Лукашенко ничего равнозначного его нынешнему статусу полновластного хозяина средней по размерам европейской страны. Губернатор Северо-Западного края или глава какой-то союзной структуры — вы смеетесь? Сегодня ты губернатор, а завтра — ноль без палочки или вообще арестант.

 

Москва хочет дожать аккуратно

Вот российский вице-премьер Антон Силуанов заявил на днях, что утеряно доверие к Беларуси. Но у Лукашенко ни капли доверия к Москве с ее традициями византийского коварства не было изначально.

Поэтому он будет яростно бороться за всю полноту своей власти над отдельно взятой страной, а значит — так или иначе выхолащивать планы союзного строительства по сценарию Москвы. Коса на камень.

Да, было бы очень неплохо получить нефтяную компенсацию, газ подешевле. Но вместе с тем белорусский официальный лидер, заявляя, что не продаст страну за бочку нефти, четко просчитывает, что даже если белорусы станут жить беднее, не обязательно грянет революция. Они терпеливы, выживали и на сто долларов, а ОМОН силен, оснащен до зубов и натаскан.

А вот согласись на единую валюту, общую военную политику (то есть пусти сюда базы, отдай силовиков в подчинение Кремлю) и все такое прочее — тогда пиши пропало. Самовластию конец. Причем Москва не остановится на полпути.

Другое дело, что она тоже осторожна и хочет дожать аккуратно. В идеале белорусскому руководству сейчас надо бы быстро реформировать экономику и начинать диалог с обществом. Но здесь включаются ментальные тормоза заматеревшего автократа.

Так что Россия будет дожимать, а беднеющий и не привыкший влиять на судьбу страны народ, не исключено, будет проникаться стокгольмским синдромом по отношению к Кремлю. В этом суть сегодняшней белорусской драмы.