Лукашенко разгромил Путина в голосовании на «Эхе». Но в реале шансов нет

Так что белорусский президент не станет обольщаться перспективой новой игры в «союзное строительство».

В опросе, устроенном радиостанцией «Эхо Москвы», Александр Лукашенко положил на лопатки Владимира Путина. Слушателям предложили на сайте или по телефону ответить, кто из этих двух лидеров должен возглавить Союзное государство России и Беларуси.

На момент, когда пишутся эти строки, в голосовании на сайте лишь 8% выбрали Путина, а 67% — Лукашенко. По телефону за российского президента проголосовало 14%, за белорусского — 86%.

Страдающие от праздничного информационного вакуума СМИ охотно разнесли эту хоть и немного потешную, но по-своему сенсационную весть.

 

Почему такие опросы будоражат умы

Понятно, что опрос нерепрезентативен. Но, во-первых, он резонирует с тем ажиотажем, который поднялся среди политизированной публики в обеих странах (особенно в Беларуси) после «ультиматума Медведева».

Суть, напомню в том, что Москва, как объяснил российский премьер 13 декабря в Бресте, намерена далее предоставлять финансово-экономическую помощь Минску только при условии «продвинутой» интеграции по союзному договору 1999 года. Интригу обострили два, судя по всему, неудачных визита Лукашенко в Кремль под занавес года.

Во-вторых, история с голосованием на «Эхе» выводит на серьезные вопросы о популярности двух лидеров и их перспективах в случае, если предложенная Москвой «продвинутая» интеграция будет рассматриваться как реальный вариант продления власти Путина после 2024 года, когда у него заканчивается второй подряд (а вообще четвертый) президентский срок.

Да, и если уж говорить о репрезентативности, то вполне серьезный опрос о партнерах России на постсоветском пространстве, проведенный Всероссийским центром изучения общественного мнения в ноябре прошлого года, тоже принес маленький триумф белорусскому президенту.

Оказалось, что ему доверяют 65% граждан России. На втором месте — казахстанский руководитель Нурсултан Назарбаев с 49%, а вот президент Украины Петр Порошенко по вполне понятным причинам набрал только 1%.

 

Так кто реально популярнее в России?

А теперь попробуем разобраться, о чем же говорят эти цифры. Потому что обыватели и бульварные медиа склонны к упрощенным умозаключениям типа: во, так Лукашенко в России популярнее Путина!

Бытует, к слову, и обратное мнение — что в Беларуси Путин намного популярнее Лукашенко (и потому, добавляют иные свистящим шепотом, аннексия — лишь дело времени и техники).

На самом деле все гораздо сложнее.

Например, у «Эха Москвы», отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич, «специфическая аудитория».

Если же говорить об опросе ВЦИОМ, то у россиян невелик выбор в условиях, когда их страна поссорилась со значительной частью мира, включая ряд соседних государств. Так что лидерство Лукашенко и Назарбаева (глав режимов, тесно сотрудничающих с Москвой в рамках ЕАЭС и других структур) в рейтинге доверия к президентам «ближнего зарубежья» не удивительно, считает Карбалевич.

На особенности аудитории «Эха»«в целом либеральной, в основном московской, настроенной оппозиционно к Кремлю» — обратил внимание и политический аналитик Юрий Дракохруст.

«Это показатель не столько любви к Лукашенко, сколько нелюбви к Путину, желание насыпать ему соли на хвост», — заявил эксперт, комментируя для Naviny.by итоги устроенного радиостанцией опроса.

Причины могут быть разные — начиная от неприятия нынешнего кремлевского режима в принципе до негативного отношения к аннексии Крыма и обиды за майские указы, пенсионную реформу (которая фактически свелась к резкому, покруче, чем в Беларуси, повышению пенсионного возраста).

Но если бы происходило реальное голосование, «тем более в масштабах всей России», то соотношение голосов было бы совсем иным, предполагает Дракохруст.

Карбалевич также подчеркивает, что нельзя сравнивать показатели Лукашенко в подобных опросах с популярностью Путина как национального лидера среди россиян.

Другое дело, добавляет аналитик, что свою относительную популярность в России Лукашенко ранее не раз использовал в периоды обострения отношений с Кремлем, апеллируя к рядовым россиянам: вот, мол, меня обижают ваши тузы, олигархи.

«Этот элемент мягкой силы раньше работал, влиял, и Путин не может его не учитывать», — сказал Карбалевич.

Действительно, «русские люди очень хорошо относятся к белорусам и хорошо относятся к Лукашенко», но при этом вряд ли представляют его в качестве правителя России, считает Дракохруст. Особенно если учесть, что по сравнению с 90-ми годами ослабла поддержка белорусского президента среди губернаторов, военных, да и вообще Россия стала иной — «менее советской, более имперской».

«Российский электорат рассуждает: Путин Крым взял, Алеппо взял. А что взял Лукашенко? Мешок бульбы, который в Кремль привез?» — иронизирует Дракохруст.

 

Путин, приди и забери?

Да, а как насчет разговоров о колоссальной популярности Путина в Беларуси? Причем это не просто разговоры. Например, как показало в апреле 2017 года исследование Белорусской аналитической мастерской (BAW, Варшава, руководитель — Андрей Вардомацкий), 65,7% белорусов положительно относятся к российскому президенту.

Иные СМИ по этому поводу сделали в заголовках выводы в духе «Белорусы выбирают Путина» или «В Беларуси Путин популярней Лукашенко». И, конечно же, по теме с удовольствием потоптались политические противники бессменного белорусского президента, которые убеждены, что выборы в стране фальсифицируются.

Но даже для дилетанта очевидно, что здесь сравнивается зеленое с мягким. Ведь вопрос — об отношении к иностранному руководителю, а не, например, кого бы вы избрали, будь завтра выборы президента Беларуси.

Здесь стоит сделать ремарку. Если в России хотя бы публикуются данные социологических служб о степени популярности Путина среди граждан собственной страны, то в Беларуси после разгрома НИСЭПИ в 2016 году широкая публика ничего не знает об электоральном рейтинге официального лидера. Да, проводят замеры президентские социологи, но информировать об этих цифрах народ правящие верхи у нас не считают нужным. Так что строгое, корректное сравнение рейтингов двух президентов в принципе нам недоступно.

Когда же белорусы в рамках опросов высоко оценивают Путина, то это оценка именно в качестве лидера другой, а не собственной страны, подчеркивает Дракохруст. То есть смысл в том, что «Путин хорош для России».

При этом симпатии белорусов к Путину могут быть в немалой степени обусловлены «примерно тем же механизмом — насыпать соли на хвост», предполагает Дракохруст. То есть и здесь работает недовольство политикой руководителя собственной страны, только в этом случае — Лукашенко.

Но это вовсе не обязательно означает, что за ответом стоит желание «Путин, приди и правь нами!», подчеркивает аналитик.

И это легко объяснить. Ведь белорусы держат в голове и вопиющее социальное расслоение, и плохую, но при этом дорогую медицину, и правовой беспредел в России, и ее бесконечные войны, на которые посылать своих сыновей наверняка не хочется.

В этом плане о многом говорит тот же опрос BAW, показавший, что только 4,6% наших сограждан выступают за вхождение Беларуси в Россию в качестве субъекта федерации. Короче, дружба дружбой, а табачок врозь.

«Популярность Путина как иностранного лидера не стоит так уж прямо конвертировать в желание белорусов, чтобы Путин ими правил. Скорее даже, это не так», — резюмировал Дракохруст.

 

Кремль нейтрализует конкурента априори

А вообще фишка в том, что кроме всяких социологических выкладок есть и чисто практическая сторона вопроса. Вы серьезно думаете, что кто-то позволит организовать реальную политическую конкуренцию российского и белорусского лидеров в случае, если действительно, как того хочет Кремль, достроят Союзное государство и введут пост его руководителя с сильными полномочиями?

Нет, не для этого огород городят.

«Вряд ли у Лукашенко есть иллюзии, что можно посоревноваться с Путиным за пост главы Союзного государства», — говорит Карбалевич.

Дракохруст тоже прогнозирует, что «если, не дай бог, объединение состоится, то институты российского государства просто не дадут Лукашенко дойти до, что называется, народного голосования».

Белорусский президент один раз уже обманулся, когда надеялся занять место в Кремле после Бориса Ельцина. Московская элита элегантно провела операцию «Преемник», посадив в это кресло Путина.

И уж если сейчас тот всерьез решит продлить нахождение у власти через апгрейд Союзного государства, то смешно думать, что у Кремля не найдется рычагов и решимости априори выключить из игры белорусского конкурента. Можно лишь гадать о том, насколько мягким или жестким окажется способ нейтрализации.

Лукашенко с его чутьем на угрозы наверняка это осознаёт настолько пронзительно, что будет торпедировать проект достройки Союзного государства со всей страстью души.

Да и Путину проще переделать российскую конституцию, как это сделал в свое время с белорусским Основным законом Лукашенко, сняв ограничение в два срока президентства. Гораздо проще, чем затевать авантюрную эпопею с фактической инкорпорацией Беларуси. Ведь в любой момент что-то может пойти не так.

Другое дело, что Кремль сейчас не просто закапризничал. Это новая линия: если и не сломать Лукашенко, то как минимум урезать субсидии и побудить к большей лояльности. Так что Кремль будет аккуратно дожимать.

И хотя инкорпорация на сегодня — скорее страшилка, чем самый вероятный (и уж тем более фатальный) вариант будущего Беларуси, ее руководство и весь народ оказались перед настоящим историческим вызовом. Альтернатива поглощению — это преобразования в стране и плавная отвязка от имперской соседки.