Власти Беларуси будут использовать кнут штрафов вместо уголовной статьи

Это выгоднее во всех отношениях — больно бьет по карману оппонентов и не так резко воспринимается Западом.

Исключение из Уголовного кодекса статьи 193.1 не означает, что отношение к гражданскому обществу в Беларуси станет более либеральным. Просто власть поняла, что крупные штрафы могут работать на запугивание оппонентов не менее эффективно, чем тюремное заключение, но при этом меньше обострять отношения с Западом.

В середине декабря Палата представителей исключила из Уголовного кодекса печально знаменитую статью 193.1, которая предусматривала ответственность за деятельность незарегистрированной организации. Одновременно за это вводится административная ответственность. Ее санкция — штраф до 50 базовых величин.

 

Эпопея репрессий

Статья 193.1 появилась в Уголовном кодексе перед выборами 2006 года. Именно по ней прошли громкие процессы над активистами инициативы «Партнерство», которые намеревались проводить альтернативный подсчет голосов на президентских выборах, и участниками не зарегистрированной в Беларуси организации «Молодой фронт».

Участники «Партнерства» — Энира Броницкая, Андрей Шалейко, Тимофей Дранчук и Николай Астрейко — в августе 2006 года были приговорены к тюремному заключению на сроки от шести месяцев до двух лет.

В том же году уголовное дело было заведено и против активистов «Молодого фронта», на допросах побывали десятки участников организации. В итоге на закрытом судебном процессе Дмитрий Дашкевич был приговорен к полутора годам лишения свободы, Дмитрий Федорук оштрафован на 40 базовых величин. Олег Корбан, Алексей Янушевский и Борис Горецкий получили штрафы по 30 базовых величин, несовершеннолетняя на тот момент Анастасия Положанко — предупреждение.

За участие в деятельности «Молодого фронта» также были оштрафованы еще несколько активистов.

Несколько лет после этого статья не использовалась. Затем в 2011 году глава закрытого властями правозащитного центра «Весна» Алесь Беляцкий получил официальное предупреждение за деятельность от имени незарегистрированной организации. В 2013 году дело по статье 193.1 было возбуждено в отношении жителя деревни Александровка (Щучинский район) Алексея Щедрова, который организовал приют для бездомных. Уголовное преследование в итоге прекратили, но при этом власти неоднократно пытались закрыть приют.

В конце 2018 года стало известно о начале проверки в рамках статьи 193.1 УК в отношении могилевского активиста «Весны» Александра Буракова, но позднее проверку приостановили.

 

«Аналог атомного оружия»

Белорусские правозащитники неоднократно критиковали статью 193.1, заявляя о ее неконституционном составе. С призывами отменить статью выступали международные правозащитные организации, Европарламент, спецдокладчик ООН по ситуации с правами человека в Беларуси.

«Эта статья достаточно давно была одной из тем диалога Беларуси с ЕС и США, поскольку она представляет собой характерное нарушение прав человека, — отметил в комментарии для БелаПАН юрист Юрий Чаусов. — Подобные статьи, запрещающие деятельность неправительственных организаций без регистрации, есть в достаточно экзотических юрисдикциях, таких как Уганда, Египет, и обычно они связаны с деятельностью экстремистских организаций».

Уголовных дел по статье 193.1 не заводили давно, но ее довольно активно использовали для вынесения предупреждений активистам.

«Ее применяли как превентивное средство, выдавая предупреждения многим организациям, — сказал Чаусов. — Были ситуации, когда молодежные незарегистрированные организации объявляли об избрании нового руководства, и члены нового совета тут же получали предупреждения прокуратуры о том, что если не прекратят деятельность без регистрации, могут быть привлечены к ответственности».

Статью 193.1 собеседник называет «аналогом атомного оружия». «Эта статья была важна не как средство применения, а как средство предупреждения и сдерживания активности гражданского общества», — пояснил он.

 

Уступка Западу

Но именно лишение свободы по этой статье вызывало критику, в том числе со стороны западных партнеров, что не позволяло активно использовать 193.1, поэтому власти решили изменить тактику.

«Например, наложением постоянных и достаточно серьезных по объему штрафных санкций продолжает сдерживать уличную активность, — сказал Чаусов. — Перенос 193.1 в административную ответственность ценен для властей не только тем, что там нет ареста, а есть только штраф, но и тем, что штрафовать можно будет во внесудебном порядке, то есть решением органов юстиции или МВД. Грубо говоря, будет сидеть чиновник, открывать с утра новостные сайты, читать о каких-то незарегистрированных организациях и инициативах, составлять протоколы и выписывать штрафы».

Чаусов полагает, что через штрафы власти будут даже эффективней достигать своих целей, чем через угрозу уголовного преследования.

«Я опасаюсь, что административная статья будет не такая мертвая, какой была уголовная 193.1 в последние годы, — подчеркнул он. — Административную статью применять будет проще».

В то же время очевидно, отметил собеседник, что правозащитники будут так же критически оценивать эту новую систему ответственности, как оценивали статью 193.1. Правозащитное сообщество настаивает на том, что запрет на деятельность незарегистрированных организаций должен быть отменен полностью.

Директор по исследованиям центра EAST (Польша) Андрей Елисеев называет уступкой Западу исключение статьи 193.1 из УК.

«После нескольких раундов диалога по правам человека с ЕС власти наконец-то решили пойти на такой шаг, — отметил политолог. — В принципе, эта статья довольно редко использовалась для тюремного заключения активистов, поэтому власти рационально решили, что не потеряют инструментов контроля, если пойдут навстречу пожеланиям ЕС в этом вопросе».

 

Чего еще ожидать от властей?

Страны Евросоюза ожидают от Беларуси конкретных подвижек и прогресса, прежде чем начать переговоры о заключении базового соглашения о партнерстве и сотрудничестве. Отмена статьи 193.1 может расцениваться как один из таких шагов. На какие еще уступки могли бы пойти белорусские власти?

Теоретически самая значимая уступка, которая окажет реальное влияние на многие страны ЕС, в том числе наиболее критически настроенные по отношению к Беларуси, — это отмена смертной казни или мораторий на ее применение, считает Елисеев.

«Но пока не видно, что белорусские власти готовы к этому шагу в ближайшее время. Однако если он последует, то это точно будет расценено как значительный прогресс в сфере прав человека», — сказал Елисеев.

Чаусов же подчеркивает, что взаимодействие Беларуси с ЕС происходит по достаточно широкому каналу, в котором компонент прав человека — один из многих, но теперь уже далеко не самый главный.

«Во времена, когда отношения были напряженными, главным был вопрос освобождения политзаключенных и приостановления репрессий. Сейчас правозащитный, гуманитарный компонент не является главным. Наоборот, такие половинчатые уступки, которые представляют собой формальное выполнение пожеланий европейских партнеров без отказа от репрессивных практик, еще более понижают правозащитный компонент в общей повестке дня белорусско-европейского диалога», — считает эксперт.

Он подчеркивает, что европейцы заждались прогресса в решении проблемы смертной казни.

«Постоянное педалирование того, что создана новая рабочая группа, что новый состав парламента заново учится отменять смертную казнь, заново изучает эти вопросы — этого явно недостаточно. Думаю, что в ближайшее время можно ожидать активизации разговоров о возможном применении моратория на смертную казнь», — сказал Чаусов.

 

Если активность общества возрастет, статью задействуют

Елисеев думает, что в ближайшие месяцы власти не будут активно использовать новую статью Кодекса об административных нарушениях, которая касается ответственности за деятельность незарегистрированных организаций.

«Пока какого-то однозначного решения не принято насчет стратегии использования этой статьи, — предполагает собеседник. — Если придет время, когда ряд незарегистрированных организаций начнет активничать и мешать властям, то будут выписывать большие штрафы».

В ближайшие месяцы такое вряд ли будет наблюдаться, но ближе к выборам статью могут начать применять, говорит эксперт.

«В периоды, когда гражданская активность малозаметна, белорусским властям нет смысла напрягать отношения с ЕС, используя эту статью. Но когда понадобится охладить пыл гражданского общества, статью задействуют», — прогнозирует Елисеев.

Он подчеркнул, что подход к неправительственным организациям со стороны властей, несмотря на некоторое смягчение, остается репрессивным и не соответствует европейским стандартам взаимодействия с гражданским обществом.

«Думаю, что ЕС не будет закрывать глаза на то, что белорусские власти штрафуют неправительственные организации, которым сами же и не позволяют зарегистрироваться», — отметил Елисеев.