Коррупция в Минздраве. Что не так в уголовном деле бывшего замминистра Лосицкого

Суд над бывшим замминистра здравоохранения Игорем Лосицким и бывшим главным врачом 12-й стоматологической поликлиники Минска Владимиром Кравчёнком перешел в стадию допросов свидетелей. Их около пятидесяти.

А у нас возникло несколько вопросов, которые относятся, скорее, к организации работы системы здравоохранения и правилам, по которым она играет, чем к процессу.

Игорь Лосицкий

 

Почему Лосицкий не лечился за счет бюджета?

Общее впечатление от нескольких заседаний судов — Лосицкий брал, потому что ему давали, но, как он утверждает, никогда не вымогал взятки. На судебном заседании 11 января он настаивал, что деньги брал фактически ни за что, потому что вопросы решились бы в любом случае. Он признает факт взяток, но утверждает, что вреда Минздраву не принес.

Лосицкий то и дело говорит о том, что деньги ему были нужны, потому что он серьезно заболел. Заместитель министра здравоохранения, по сути, сам стал жертвой системы, одним из главных винтиков которой являлся.

На суде Игорь Лосицкий рассказал, как так получилось, что ему изначально поставили неверный диагноз:

«Как всем врачам, мне не повезло в плане лечения. У меня заболела спина, был установлен неверный диагноз — ишемия — в нашем доблестном РНПЦ (Лосицкий не указал, каком именно. — ред.), мне делали блокады поясничной области и прочее до тех пор, пока я не обратился с просьбой сделать повторно МРТ. Доктор и сестра (которые делали обследование. — ред.) по своей инициативе сделали исследование, захватив тазобедренный сустав. Было определено, что оба тазобедренных сустава поражены, правый — в четвертой степени поражения, некроз головки. Левый — второй степени. После того, как я показал результаты исследования главному хирургу, он сказал, что однозначно надо делать операцию. Однако было и мнение другого доктора, не хирурга, а ревматолога, которая мне посоветовала попытаться сохранить собственный сустав. У нее оказалась знакомая — главный ревматолог Казахстана, где успешно использовался препарат китайского производства».

Итак, Лосицкий лечился импортным препаратом, который обошелся ему в 1500 долларов за курс, всего было шесть курсов. Также он четыре раза проходил курс специальным препаратом (один курс — около 200 рублей) для смазки сустава.

«Трамадол ел пачками. Две на завтрак и две на ужин. Просил Жарко (министра здравоохранения. — ред.) отпустить на другую работу, но не получилось. В 2017 году мы сдавали ПЭТ-центр, поликлинику при РНПЦ (онкологии. — ред.). Уже другой министр (Малашко. — ред.) позволил лечь на операцию 1 сентября 2017 года», — сказал Лосицкий и заплакал.

Кто ему выписал трамадол, не сказал. Трамадол — первая ступень сильного обезболивания, а дальше — наркотические препараты, которые выписываются чаще всего больным раком. Трамадол выдается под роспись, остатки должны быть возвращены в поликлинику.

Судья Игорь Любовицкий спросил у Лосицкого, могли ли препараты, которые он принимал, оказать влияние на его первоначальные показания, которые несколько отличаются от тех, что были даны на суде. Например, на следствии Лосицкий говорил, что одну из взяток принял в долларах, а на суде сказал, что это были евро.

Лосицкий ответил, что могут быть проблемы с долговременной памятью, но в целом повлиять не могли: «Я же работал, водил автомобиль».

Как бы сложились обстоятельства, если бы такая болезнь случилась у обычного человека?

Скорее всего, процесс обследования тянулся бы долго. Но проблему могли найти и сразу — если бы назначили КТ или МРТ. Правда, томография за счет бюджета — это полгода в очереди. Для тех, кто хочет сделать быстро, единственный вариант — за свой счет.

Очередь на бесплатную замену сустава — больше года. При этом ставят протезы только отечественного производства. За год ожидания сустав может разрушиться так сильно, что человек не сможет ходить и будет испытывать дикие боли. А трамадол вряд ли бы выписали.

Другой вариант — платить: и за протез, и за операцию. Стоимость одного комплекта эндопротеза — 3000 долларов. Понятно, что для обычного белоруса это очень большие деньги.

Лосицкий прямо не сказал, какой протез поставили ему, заметил только, что он «лучше своего». Однако оценил расходы на лечение и операцию в 14 тысяч долларов, так что протез, очевидно, был импортный.

 

Почему у замминистра ничего нет?

Послушать Лосицкого, так он гол, как сокол. Взятки шли на лечение. При этом каким-то чудом возместил все добытые преступным путем средства, а насчитали ему около 25 тысяч долларов.

Также Игорь Лосицкий подчеркивает, что жил скромно. Понятно, что он не бизнес-воротила, но много лет работал не на рядовых должностях.

Был реаниматологом в Брестской областной детской больнице с 1991 по 2001 год, потом возглавил больницу до 2007 года. В ту пору его заместителем с 2001 по 2003 год был Василий Жарко, бывший министр здравоохранения, семья которого владеет не одним объектом недвижимости. Затем Лосицкий был назначен начальником управления здравоохранения Брестской области, а в 2013-м стал замминистра, и уже он работал под началом Жарко.

Игорь Лосицкий и Василий Жарко на выставке «Здравоохранение Беларуси-2015»

В Бресте Лосицкий, по его словам, жил в квартире у тестя, а после перевода в Минск сначала снимал жилье, а потом перебрался в общежитие Медуниверситета. И машина у него изъезженная — ведь каждые выходные четыре года подряд замминистра ездил к семье в Брест, которая там оставалась.

Однако в Минске квартиру Лосицкий все же построил — по ходатайству Минздрава в кооперативе Следственного комитета в микрорайоне Михалово-2. Дом, где поселились в основном силовики и многодетные, был введен в эксплуатацию в 2016 году, то есть через три года после назначения Лосицкого на должность замминистра.

Следует отметить, что в показаниях Лосицкого идет речь о том, что одну из взяток он пересчитывал, находясь в квартире своего старшего сына в Бресте. Возможно, это съемная квартира или 25-летний сын купил ее за личные средства…

Денис и Даниил Лосицкие

Старший сын Лосицкого Денис Лосицкий и сейчас живет в Бресте. О нем известно, что молодой человек учился на повара в Брестском государственном торгово-технологическом колледже.

Младший сын Даниил Лосицкий учится платно на медико-профилактическом факультете БГМУ. Уже на втором курсе, староста группы. Учится, надо сказать, хорошо. Был отмечен среди студентов, отлично сдавших летнюю сессию 2017/2018 учебного года.

Игорь Лосицкий с супругой Натальей

Жена Лосицкого Наталья Лосицкая указала в «Фейсбуке», что работает в Белорусском государственном медуниверситете с ноября 2018 года (Игорь Лосицкий был задержан в июле того же года). Если верить информации, которую она сообщает о себе в социальных сетях, она одна из немногих из старшего поколения Лосицких без высшего образования — окончила медицинский колледж.

По информации Naviny.by, Наталья Лосицкая работает в БГМУ лаборантом в Лаборатории практического обучения.

В связи с делом о взятках в Минздраве особое звучание приобретает один из твитов, которым она поделилась. Речь идет о том, что чаевые доктору — взятка, а официанту — хороший тон. При этом один спас жизнь, другой принес кофе.

 

 

Показания ее мужа на суде очень красноречиво говорят о том, как в медицинской среде принято благодарить.

«Я думал, что в пакете спиртное, как обычно, — говорил Лосицкий об эпизоде взятки от Владимира Кравчёнка. —  Я не мог представить, что он додумается положить деньги... Он не озвучивал деньги, их увидел дома и использовал на лечение. Я был на него зол за то, что он положил деньги. Решил, что раз уже дал, использую».

Родители — Жанна и Геннадий Лосицкие

Игорь Лосицкий из медицинской семьи. Сказать, что его семья нуждалась, а престарелые родители зависели от помощи сына, нельзя. Его мать Жанна Лосицкая — акушер-гинеколог первой квалификационной категории с многолетним стажем работы, и сейчас трудится в отделении медицинских осмотров Лечебно-консультативной поликлиники Бреста.

Отец Игоря Лосицкого Геннадий Лосицкий — тоже врач, известный в Бресте организатор здравоохранения, много лет работал на должности главного врача станции скорой помощи. Ушел с должности несколько лет назад.

Так что получается, что и мать Игоря Лосицкого, и отец работали под его руководством, когда он руководил брестским здравоохранением.

Младший брат Константин Лосицкий

Младший брат Игоря Лосицкого Константин Лосицкий вполне благополучно несколько лет руководил 31-й поликлиникой Минска на улице Бурдейного. Вскоре после того, как Константин Лосицкий ушел из поликлиники, он стал директором коммерческого медицинского центра «Виамед». В 2015 году центр получил лицензию на право осуществлять медицинскую деятельность до 2025 года. Разрешение подписал заместитель министра здравоохранения Игорь Лосицкий.

Отметим, что жена Лосицкого Наталья Лосицкая была на заседании суда 11 января весь день, а брат приходил и в первый, и во второй день. От общения с прессой семья отказывается категорически.

 

Зачем он рассказал о взятках?

Лосицкого обвиняют по ч. 3 ст. 430 УК (получение взятки лицом, занимающим ответственное положение). Наказание по этой части статьи предусматривает лишение свободы на срок от пяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Чтобы получить обвинение по этой статье, достаточно было признать факт взятки от Кравчёнка, который 18 июня написал явку с повинной, где рассказал о передаче Лосицкому 2 тысяч долларов и бутылки спиртного.

Из информации, прозвучавшей на процессе, создается впечатление, что Лосицкий умышленно с какой-то целью сообщил о других взятках, которые брал. Возможно, раскаялся. Возможно, дожали.

В частности, Лосицкий признался, что предприниматель Михаил Гохман в 2015 году отблагодарил его за согласование спонсорской помощи в виде лабораторного оборудования.

Есть приказ Минздрава, который обязывает согласовывать спонсорскую помощь с ведомством. Лосицкий пояснил, почему Гохман был так заинтересован стать благотворителем.

Схема простая — Гохман бесплатно отдавал лабораторные анализаторы, зная, что работать эта техника сможет только с конкретными реактивами, на поставках которых бизнесмен и планировал зарабатывать.

Как сказал Игорь Лосицкий на судебном заседании 14 января, рынок оборудованием можно быстро насытить, а вот потребность в реактивах останется на годы. В такой схеме спонсорская помощь — это прямой шаг для заключения договорных отношений.

В начале 2018 года на коллегии Минздрава, посвященной госзакупкам медицинских изделий, Игорь Лосицкий рассказывал об активной работе по привлечению спонсорских средств для снижения нагрузки на бюджет и сохранения высоких социальных стандартов.

Например, по договорам безвозмездной спонсорской помощи 10 единиц лабораторного оборудования было поставлено в городскую больницу № 1 Орши.

Два других эпизода взяток (10 тысяч долларов и 10 тысяч евро) связаны с партнерством с эстонским бизнесменом, представителем фирмы OU FAIRFIELD GLOBAL Зеленко. В рамках тендера закупалось оборудование, которое произвела фирма, а Лосицкий получал благодарность. Он настаивает, что деньги брал фактически ни за что, потому что вопросы Зеленко решились бы в любом случае, то есть победа его продукции была обеспечена законно.

Необходимо отметить, что Зеленко и Гохман уехали из Беларуси несколько лет назад. Поэтому остается догадываться, кто будет вызван в суд в качестве свидетелей по эпизодам взяток, в которых они фигурировали.

 

 

Семейные фото Лосицких — из аккаунтов членов семьи в социальных сетях «Одноклассники» и «ВКонтакте»