«На путь исправления не стал». Судят гомельчанина, который ранил милиционеров

Прокуратура просит пятнадцать с половиной лет для жителя Гомеля, при задержании которого ранения получили три сотрудника милиции.

1 февраля в Гомельском областном суде прошли прения по уголовному делу в отношении 24-летнего Никиты Баса. Житель Гомеля обвиняется в покушении на убийство двух и более лиц, а также уклонении от отбывания наказания.

 

Сбежал с «химии», так как не хотел на зону

Никита Бас отбывал трехлетнее наказание на «химии» в Шклове — его признали виновным в хулиганстве и незаконном обороте наркотиков. Состоял на учете как лицо, склонное к экстремизму — из-за религиозных предпочтений: молодой человек считает себя мусульманином.

За нарушения режима ему угрожала уголовная ответственность. Нарушения заключались в том, что Бас лежал на кровати в неположенное время, отказывался убирать туалет, считая это унизительным, «не был вежлив с начальством», не представился, как того требуют нормы отбывания наказания, не был на вечерней и утренней проверке.

Дело шло к тому, что режим могли заменить на более суровый — лишение свободы. Об этом «химика» официально предупреждали.

При очередном нарушении его наказали арестом. Но поместили в больницу, чтобы проверить, позволяет ли физическое состояние отбывать десятисуточный арест. Кроме того, молодой человек сам жаловался на здоровье.

Ночью 3 апреля Никита Бас сбежал из больницы, спустившись по простыням с третьего этажа. Полтора месяца он скитался. Его видели в родном Гомеле.

15 мая милиционеры пытались задержать беглеца в троллейбусе, но Никита достал нож и оказал активное сопротивление — нанес раны трем сотрудникам. Он вырвался из салона троллейбуса, пробежал несколько километров, переплыл Сож. В итоге парень был задержан бойцами ОМОН с применением оружия — ему прострелили обе ноги.

Один из милиционеров, участвующих в задержании, чудом избежал летального исхода — у него был задет крупный сосуд, началось массированное кровоизлияние. Один из пассажиров троллейбуса наложил жгут, оперативно прибыла «скорая», что и спасло жизнь милиционеру.

 

«В тюрьме было тяжело, кругом милиционеры, а они плохие люди»

1 февраля в суде выступило государственное обвинение. Прокуратура считает, что действия Баса квалифицированы правильно, вина его доказана. Обвинение предложило наказать жителя Гомеля лишением свободы на пятнадцать с половиной лет.

Экспертиза установила, что у Баса имеется смешанное расстройство личности, но он мог отдавать отчет своим действиям.

На судебно-психиатрической экспертизе обвиняемый говорил, что «в тюрьме провел около двух лет, было тяжело — кругом милиционеры, а они плохие люди, всю жизнь ко мне предвзято относились, адаптироваться к ним невозможно, приходилось несколько раз нарушать режим».

Государственное обвинение считает, что Бас не стал на путь исправления, когда был на «химии».

Представительница прокуратуры обратила внимание, что никто из свидетелей — сотрудников «химии», не давал Басу «даже удовлетворительную характеристику, только отрицательную».

Никита вину не признает. Но прокуратура считает, что такая позиция объясняется желанием избежать ответственности за содеянное, страхом перед неотвратимостью наказания.

Обвинение доказывало, что молодой человек не просто так разгуливал по городу с ножом — он готовился к задержанию, а в разговоре с одним из свидетелей обронил фразу «буду резать их… пойду до конца».

По мнению прокуратуры, правдивой является версия, что как только милиционеры зашли в троллейбус, Бас понял, что «это по его душу», стал в боевую стойку, сжал кулаки и начал наносить удары.

 

«Его повалили на пол и вчетвером избивали ногами»

У защиты иная версия происходящего.

Адвокат во время судебных прений попросил суд переквалифицировать обвинение со статьи «покушение на убийство» на статью «умышленное причинение тяжкого телесного повреждения при превышении пределов необходимой обороны» (ст. 152 УК).

Адвокат ссылается на видео, записанное в троллейбусе свидетелем. На ролике видно, что милиционеры повалили Баса на пол и били его ногами. Помогал милиционерам и один из пассажиров.

Обвиняемый же из положения лежа нанес удары по ногам милиционеров, а не «встал в боевую стойку и сразу начал наносить удары», как утверждают потерпевшие.

«Все они получили ранения в ноги, что подтверждает то, что удары Бас наносил именно из положения лежа», — отметил адвокат Сергей Краснов.

«Мой подзащитный вину признает частично. Он не отрицает того факта, что резаные раны на ногах потерпевших произошли от его действий. Если немножко из данного дела убрать всех заинтересованных лиц и построить позицию только на показаниях незаинтересованных, то есть свидетелей, то получится не совсем та картина, которую нам представил государственный обвинитель и которую представили потерпевшие», — сказал адвокат.

«Милиционеры утверждают, что показывали удостоверение. Но человек едет в своих мыслях, о чем-то думает, смотрит по сторонам и мог просто упустить это из вида. Он почувствовал, что его тянут за руку, он автоматически вырывает руку, и начинается потасовка. Бьют его — и он сопротивлялся, повалили на пол и стали наносить удары ногами. Если бы он в этот момент находился в боевой стойке, то порезано было бы лицо, шея, грудь, а может и вообще ничего. Он боксер, и легко мог бы справиться и руками. Человек защищался от того, что происходило. Один из свидетелей пояснил, что с улицы наблюдал, как трое наносят удары ногами одному, который лежит в центральной двери — куда деть эти показания? Я считаю, что трое потерпевших в какой-то части лукавят, что они не наносили удары ногами», — высказался защитник.

Он обратил внимание на показания свидетеля — пассажира троллейбуса, который вначале бросился помогать Басу, а потом, когда узнал, что нападавшие — милиционеры, помогал уже им.

«Свидетель объяснил свою необходимость участия в задержании тем, что к нему обратились сотрудники милиции. Теперь представьте, что, упаси Господь, этот свидетель оказался бы очередной жертвой с резаной раной ноги. Я думаю, что ситуация немножко бы поменялась в части нахождения людей в данной клетке. Это мое личное мнение», — заметил Краснов.

Он добавил, что после служебной проверки милиционер, руководивший задержанием, был уволен, а пострадавшим сотрудникам милиции было рекомендовано не работать в оперативно-поисковом отделе.

«Было указано, что они не позаботились не только о себе, но и о пассажирах», — дополнил Краснов.

Потерпевшие поддержали позицию государственного обвинения.

«Обвиняемый на путь исправления не стал, на суде ведет себя нагло и вызывающе, придумал абсурдную легенду, чтобы очернить нас как сотрудников милиции. Наказать его по всей строгости закона», — высказался один из потерпевших.

Последнее слово в суде будет оглашено 13 февраля.