Сёмуха переводил «даже те литературные стили, которых в Беларуси не было»

Прощание с известным переводчиком состоится 6 февраля.

Прощание с переводчиком Василем Сёмухой, скончавшимся 3 февраля в возрасте 83 лет, состоится 6 февраля.

Церемония пройдет с 10:00 до 14:45 в ритуальном зале № 1 на улице Ольшевского, 12, в Минске. В 14:45 усопшего увезут в крематорий на Северном кладбище столицы.

Василь Сёмуха пишет белорусский диктант, прошедший в рамках акции по празднованию 90-летия БНР. 15 марта 2008 года

Василь Сёмуха родился 18 января 1936 года в городке Ясенец Брестской области. Переводил с немецкого, польского, латинского, испанского, норвежского, армянского, украинского языков.

Известен как автор белорусскоязычных переводов Ветхого и Нового Заветов, произведений Гете, Шиллера, Гейне, Гофмана, Гримельсгаузена, Ницше, Брехта, Манна, Рильке и других.

 

Борщевский: наследие Сёмухи останется служить будущим поколениям

Наследие и достояние одного из самых выдающихся белорусских переводчиков современности Василя Сёмухи останется служить будущим поколениям, даже если люди перестанут читать художественную литературу, сообщил БелаПАН филолог и переводчик Лявон Борщевский.

«Он мог сидеть месяцами, не разгибая спины, над своими очередными переводами, — отметил собеседник. — Это был тот редкий случай, когда переводчик одновременно является чрезвычайно творческой личностью. Много лет он носил в голове идею перевести роман XVII века «Авантюрист Симплицисимус» Ханса фон Гримельсгаузена, но не имел оригинального текста.

В 1994 году я поехал в Германию и за большие деньги купил единственный в книжном магазине, куда я заехал, оригинал текста. Где-то за два с половиной месяца Сёмуха на одном дыхании перевел это произведение, почти не вставая-за стола, и фактически это один из самых лучших его переводов. В этом он был похож на Владимира Короткевича, с которым они были близкими друзьями — Короткевич был крестным отцом его дочери. Короткевич, по воспоминаниям людей, также мог ходить месяцами и вынашивать идею, а потом сесть и родить замечательное произведение».

В условиях современной Беларуси, считает филолог, «именно переводчики берут на себя ответственность по обогащению белорусского языка».

Белорусский язык — богатейший, он имеет большое диалектное богатство, так как состоит из множества зафиксированных и незафиксированных в словарях слов, отметил он.

«Если поэт или прозаик начинает их употреблять, его обвиняют в субъективизме, в том, что он «говорит так, как говорили в деревне». Но если переводчик применяет эту лексику в произведениях классиков мировой литературы, заставляет их говорить такой лексикой, он нормализует ее и вводит в норму», — отметил Борщевский, подчеркнув, что Сёмуха именно тем и занимался.

«К сожалению, также недавно умерший Федор Пискунов, который составил наш самый знаменитый словарь — «Большой словарь белорусского языка» на 223 тысячи слов, говорил, что он начал составлять этот словарь, обрабатывая лексику переводов Сёмухи. Он увидел именно богатство лексикона Сёмухи, начал с этого, а потом уже брал Коласа, Купалу и всех других. Это о многом говорит. Поэтому если бы составить словарь переводов одного Сёмухи, это был бы самый богатый словарь, причем словарь, введенный в обиход, так как его переводы читаются, они стали достоянием всего нашего литературного языка», — добавил филолог.

 

Колас: на родине Сёмуха так и не обрел должного признания

Издатель и переводчик Дмитрий Колас отметил, что Сёмуха является «одним из столпов белорусского перевода», который, вероятно, сделал самый большой вклад в это дело «не только сегодня, но и вообще за всю историю белорусского литературного перевода».

Иногда Сёмуха переводил «даже те литературные стили, которых в Беларуси никогда не было». «Например, взять абсолютно невероятный по своему уровню перевод Гримельсгаузена, он, видимо, положился на натуру самого переводчика. Я считаю, что это просто непревзойденный уровень. Он передает стилистику романа самым совершенным способом», — пояснил издатель.

Василь Сёмуха, Геннадий Буравкин и Рыгор Бородулин. 4 декабря 2010 года

«Большим вкладом, стала, конечно, Библия, перевод которой сделан именно без акцента на какие-то конфессии, но с акцентом на тот текст, который туда заложен, — отметил Колас. — Различные богословы его во многом упрекают, но Сёмуха анализировал все доступные ему переводы, а не просто брал какой-церковнославянский, русский или какой другой вариант. Известно, что переводил не с фелистимлянского, еврейского или греческого, но через анализ он сделал очень приличный перевод, который по сути используется всеми нормальными литературными переводчиками как референтный текст».

Вместе с тем, по словам издателя, на родине Сёмуха «так и не обрел должного признания за свое переводческое дело, но был кавалером высших орденов Латвии и Германии».

«К сожалению, в последние годы из-за здоровья он практически не выходил из дома, потерял зрение, — сообщил Колас. — Из-за своей скромности он последние полгода отказывался даже просто встречаться, говорил, что ему неудобно, чтобы его видели в таком состоянии. Очень жаль, что так и не успели с ним повидаться, так как буквально за последний месяц вышли две книги в его переводах — Визмы Бэлшевицы и Бертольда Брехта»