В Палате представителей нового созыва оппозиционеров может и не оказаться

Пока настроения белорусов далеко не революционные.

В преддверии выборов в Палату представителей (не исключено, что кампания пройдет или начнется уже в 2019 году) имеет смысл разобраться, как белорусский правящий режим оценил эксперимент по введению в законодательный орган небольшой дозы инакомыслящих.

Ничто не предвещало сенсаций на выборах в Палату представителей 11 сентября 2016 года, но вдруг оказалось, что мандаты получили две активистки демократического лагеря — заместитель председателя «Таварыства беларускай мовы імя Францішка Скарыны» (ТБМ) Елена Анисим и член Объединенной гражданской партии (ОГП) Анна Канопацкая.

 

Новую повестку создать не получилось

ОГП тогда придерживалась позиции, что выборов в Беларуси нет, поэтому цель участия в электоральной кампании — не охота за депутатскими мандатами, а коммуникация с населением. В итоге получилось, что выборов нет, но мандат (которые иные посчитали коварным подарком от режима) есть, и оппозиционной партии пришлось думать, принимать его или не принимать.

Решили принять, и тогдашний лидер ОГП Анатолий Лебедько заявил: «Мы должны использовать мандат Анны Канопацкой, чтобы создать новую повестку дня».

Сегодня уже можно сказать, что новую повестку создать не получилось. Но в какой-то степени удалось изменить тональность обсуждения законопроектов в Овальном зале. На оппозиционные круглые столы по приглашению депутата иногда приходили представители государственных органов.

Можно еще вспомнить острые депутатские запросы, направление по депутатским каналам в структуры власти разработанных структурами гражданского общества законопроектов. Журналистам стало интереснее работать в Палате представителей, так как картина оживилась.

Анна Канопацкая

Однако если рассматривать Палату представителей как спящий институт парламентаризма, то он пока не проснулся. И стало очевидно, что двое инакомыслящих на 110 мандатов не угрожают внеплановой побудкой.

Впрочем, политологи-транзитологи утверждают, что для этого нужны особые политические условия, а наличие или отсутствие толики открытых оппозиционеров тут не принципиально. Сегодняшние подчеркнуто лояльные правящему режиму депутаты на самом деле имеют разные взгляды, но стараются их не «светить».

 

Для демонстрации прогресса хватит Румаса?

Извлек ли правящий режим пользу из факта присутствия инакомыслящих в Палате представителей? Да, безусловно.

На том этапе выстраивания отношений с Западом нужно было демонстрировать прогресс демократизации в Беларуси, на такое доброе дело двух депутатских мандатов не пожалели. Из этой логики следует, что и на будущих выборах эксперимент повторится, чтобы не демонстрировать регресс.

Однако, пожалуй, не все так просто. Роль официального Минска как площадки переговоров для урегулирования регионального вооруженного конфликта, определенное дистанцирование от Москвы во внешней политике оказались особенно созвучны сегодняшней повестке дня в европейских столицах и США. О белорусской внутренней политике речь если и заходит, то только по инерции. Требования демократизации, соблюдения прав человека явно приглушены.

Такая ситуация дает охранительному крылу правящего режима возможности экспериментировать в области удушения свобод. Ведь западные партнеры волей-неволей вынуждены на многое закрывать глаза, важно только, чтобы белорусские власти не перешли грань какими-то совсем уж вопиющими деяниями. Если в каком-то конкретном кейсе «всё сложно» (а власти научились гибридным репрессиям), то ничего как бы и не случилось.

Сергей Румас

Ну а поскольку белорусская внутренняя политика не в фокусе внимания западных партнеров, то жертвовать депутатскими мандатами в пользу даже условных, не самых радикальных оппозиционеров вроде как и не обязательно.

Да, конечно, неплохо, когда при случае можно подчеркнуть плюрализм мнений и сходство Палаты представителей с парламентами других стран. Но депутатский мандат — это ценный ресурс, которым правящий режим не намерен разбрасываться без веской причины.

Сейчас нет однозначного ответа, нужны ли власти оппозиционеры в парламенте нового созыва. А может быть, для демонстрации прогресса хватит одного премьер-министра Сергея Румаса, имеющего имидж рыночника?

 

Оппозиции есть смысл держать порох сухим

Эти рассуждения пока строятся на предполагаемом плановом ведении электоральной кампании с заранее утвержденным результатом, что укладывается в оппозиционную формулу «выборов нет». Но институт выборов даже в авторитарных странах порой неожиданно просыпается — и оппонентам режима достается ошеломительная победа.

Это одна из причин оппозиции держать порох сухим и ждать случая, когда победа на выборах станет возможна.

У авторитарных режимов традиционно нарушена обратная связь, что ведет к целому букету негативных эффектов в управлении государством, но, что более важно, без всякой видимой причины продуцирует несправедливые решения в отношении граждан.

Последний фактор особенно важен, так как холодильники при благоприятной конъюнктуре авторитарная власть наполнить в состоянии, а вот заставить президентскую вертикаль признавать, а потом и исправлять собственные ошибки в работе с конкретными людьми — нет. И никогда не знаешь, какая именно несправедливость переполнит чашу терпения.

Пока, по оценкам экспертов, настроения белорусов далеко не революционные. Но в любом случае те оппозиционные структуры, которые даже при нынешнем катастрофическом дефиците ресурсов ввяжутся в заранее проигрышные кампании в округах, получат некие плоды в виде тренировки актива, работы с населением и пр.

То есть получат шанс как минимум сохранить, а то и немного развить потенциал на перспективу.