Бывшего директора РНПЦ травматологии за взятки надолго отправили в колонию

Белецкому предъявили взяток на семь тысяч долларов, а изъяли у него почти полмиллиона.

«Держись, Саша! Скоро встретимся!» — кричали родственники, выходя из зала суда. 15 февраля бывшего директора РНПЦ травматологии и ортопедии Александра Белецкого приговорили к семи с половиной годам колонии усиленного режима.

До сегодняшнего дня Белецкий находился под домашним арестом, но сразу после вынесения приговора на него надели наручники. Суд по делу прошел за пять рабочих дней — пока это самое короткое разбирательство по делам о коррупции в системе Минздрава.

Белецкий обвинялся по ч. 3 ст. 430 УК — получение взятки лицом, занимающим ответственное положение.

Минский городской суд поддержал требование прокурора Сергея Гергеля, который запрашивал для Белецкого именно семь с половиной лет лишения свободы с конфискацией имущества и запретом занимать руководящие должности в течение пяти лет.

При этом третья часть 430-й статьи предусматривает лишение свободы до пятнадцати лет, но в отношении Белецкого была применена статья 69 УК, по которой возможно снижение срока вполовину при наличии смягчающих и отсутствии отягощающих обстоятельств.

На приговор Белецкому пришло около сорока человек. Жена Белецкого, которая работает редактором в Белтелерадиокомпании, возмущалась, что ее фотографировали. Она и еще несколько женщин до начала приговора сидели лицом к стене, чтобы не попасть в объектив фотокамер.

Белецкий пришел на суд в подчеркнуто бодром настроении, улыбался, беседовал с друзьями и семьей. С собой принес сумку с вещами, но в зал суда ее не брал, ему ее потом принесли. Приговор выслушали спокойно и он, и присутствующие в зале.

Супруга Александра Белецкого

 

Знакомые все лица

Рассмотрение дела Белецкого началось 11 февраля в Минском городском суде. Белецкий признал вину и во время следствия возместил весь доход, полученный преступным путем.

В его деле было четыре эпизода, а общая сумма взяток составила около семи тысяч долларов в эквиваленте.

Прокурор Сергей Гергель

Три случая взяток Белецкому связаны с получением денежных средств от директора предприятия «Медисфера» Бориса Ранчинского за оказание содействия в заключении и исполнении договоров на техобслуживание и ремонт медоборудования, а также по скорейшей оплате услуг.

Еще один эпизод связан с получением взятки в размере трех тысяч долларов от представителя научно-производственного предприятия «Белреамед» Николая Оганесяна.

И Ранчинский, и Оганесян фигурируют как взяткодатели в деле бывшего начальника управления здравоохранения Гродненского облисполкома Андрея Стрижака, приговор которому был вынесен сегодня в суде Центрального района — также семь с половиной лет колонии.

Оганесян теперь не в Беларуси, на суде не выступал. Ранчинский же заявлял, что оказался в статусе взяткодателя, потому что к этому его вынудила система. Он утверждал, что когда одного за другим стали задерживать медиков, на счет фирмы начали приходить деньги за оказанные работы, оплата за которые раньше задерживалась.

 

В тесном кругу денег и друзей

Александр Белецкий находился в СИЗО КГБ с 5 июля 2018 года по 3 января 2019-го, когда мера пресечения была изменена на домашний арест.

Во многом интерес к личности Белецкого был связан со значительной суммой денег, изъятых у него при обыске в доме и гараже. В репортажах по телеканалам упоминалась сумма порядка 500 тысяч долларов в эквиваленте.

Согласно приговору суда, у Белецкого будут конфискованы 354 600 долларов, 65 тысяч евро наличными, а также более 120 тысяч долларов на счетах в различных банках. Также суд вынес определение конфисковать дом в Ратомке, квартиру в Минске, автомобиль «БМВ», гараж и машиноместо в Минске.

Ранее на суде Белецкий объяснял, откуда у него земля и дом в Ратомке. Оказывается, семья стояла на очереди в Мингорисполкоме на улучшение жилищных условий. И была возможность получить бесплатно участок земли в 15 соток под строительство жилого дома взамен отказа от очереди:

«В 1992 году мы так и поступили. Взяли кредит на 40 лет под 5% годовых в «Беларусбанке», построили дом девять на девять метров. В 1994-м с отпускных я погасил весь кредит — такая инфляция была».

Рассказывая на суде о найденных у него деньгах, об имеющейся у него недвижимости, Белецкий дал понять, что у него есть определенные связи.

Например, через помощника президента помогал дочери Ранчинского, которая много лет жила в США, сделать белорусский паспорт. Рассказывал, что учился, а потом и работал в 10-й больнице вместе с Александром Шакутиным — ныне главной холдинга «Амкодор» и одним из приближенных к президенту бизнесменов.

По словам Белецкого, найденные у него при обыске большие суммы — это оставшееся от родителей наследство, его личные сбережения, а также подарки друзей, в том числе Шакутина, а также еще одного крупного бизнесмена Валерия Шумского. У него Белецкий одолжил 140 тысяч долларов, чтобы купить сыну дом.

«У Шумского спрашивали, а вдруг я не отдам ему деньги, ведь нет расписки. Он ответил, что как он будет у родного брата брать расписку. Он сказал, что и не рассчитывал на это. Сказал, что если что, я буду работать у него в частной клинике», — сказал Белецкий.

Белецкий рассказал, что Шумский, как и другие перечисленные им люди, во время следствия подтвердил факт добровольной передачи денег.

Никакой бухгалтерии  по поводу полученных подарков Белецкий не вел, тем более, как он сказал, средства, которые были у него найдены, были собраны за много лет.

 

Фото Сергея Сацюка