Недостаточно размежевались. Почему Минский процесс — дело далекой перспективы

Официальный Минск продолжает продвигать идею нового глобального переговорного процесса.

Министр иностранных дел Владимир Макей на расширенном заседании коллегии МИД вновь затронул тему инициированного Беларусью запуска нового международного процесса по созданию механизмов коллективной безопасности.

«В 2019 году нам предстоит нарастить критическую массу сторонников этой идеи», — сказал министр.

Предложение о создании новой системы европейской безопасности официальный Минск начал продвигать еще в конце 2016 года. Тогда на фоне стагнирующих переговоров трехсторонней контактной группы по ситуации в Украине требовались новые решения, которые бы не дали поблекнуть имиджу Беларуси как страны-миротворца.

«В свое время для разрядки в отношениях между Западом и Востоком потребовался Хельсинкский процесс, который в итоге привел к созданию ОБСЕ. Давайте, чтобы улучшить атмосферу взаимоотношений государств, подумаем об обновлении Хельсинкского процесса и попробуем запустить миротворческий процесс, возможно, Минский процесс»,говорил Александр Лукашенко в ноябре 2016-го на встрече с делегацией Комитета по политике и безопасности Совета Евросоюза

С того момента идея Хельсинки-2 неоднократно высказывалась на разных уровнях.

Лукашенко озвучивал ее и на сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Минске летом 2017-го, и на встрече основной группы Мюнхенской конференции по безопасности в конце 2018-го. Но эта идея пока так и не нашла широкого отклика среди международной общественности.

Политолог Валерий Карбалевич отмечает, что идея запуска нового масштабного переговорного процесса, центром которого стала бы Беларусь, малореальна.

«Из-за того, что Беларусь не такое большое и влиятельное государство, и потому что она является союзником России, а не нейтральной страной. Кроме того, репутация Беларуси в мире не очень хорошая. А тут она претендует на решение серьезных международных проблем», — отметил Карбалевич в комментарии для Naviny.by.

По его мнению, для белорусских властей эффект от подобных инициатив заключается в том, что в мире меняется представление о Беларуси. Ведь до сих пор существует устойчивое мнение, что Беларусь — это марионетка России и во всем следует курсу Кремля.

«Идея Хельсинки-2 и то, что Беларусь заняла нейтральную позицию по отношению к конфликту России и Запада, России и Украины, ведет к улучшению образа Беларуси. Ее стали рассматривать как более независимую страну со свое внешней политикой», — сказал политолог.

С этим согласен и Денис Мельянцов, координатор программы «Внешняя политика Беларуси» экспертной инициативы «Минский диалог».

Он отмечает, что Хельсинкский процесс тоже начинался как площадка для экспертов, но постепенно вышел на уровень мировых лидеров, были подписаны знаковые соглашения.

Как считает Мельянцов, в условиях, когда противоборствующие стороны порой не готовы разговаривать «даже на среднем уровне», особенно важным становится создание коммуникативных площадок на перспективу.

«Минск становится центром для разного рода конференций, посвященных безопасности, и динамика набирается, и может привести к чему-то более значительному. Создается диалоговая атмосфера, которая по нынешним временам дорогого стоит», — отметил Мельянцов в комментарии для Naviny.by.

По мнению эксперта, предлагаемый Минском новый переговорный процесс должен касаться не только определенных конкретных конфликтов, таких как Крым или Донбасс: «Речь должна пойти о более глобальных процессах, включающих не только Европу, но США и Китай».

«Мы не пытаемся решить нерешаемые конфликты, а пытаемся зайти сверху на решения в более глобальном контексте, чтобы региональные конфликты решались сами собой исходя из тех новых международных договоров, подписанных в случае успеха», — сказал Мельянцов.

В то же время есть ряд моментов, которые усиливают скепсис относительно перспектив запуска Минского процесса. Многие стороны сегодня заинтересованы в разрушении старого порядка, сложившегося еще во времена холодной войны, отметил эксперт:

«Взять, например, Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. В его разрушении были заинтересованы в равной степени как США, так и Россия, потому что Китай из этого соглашения исключен, и он наращивает вооружения такого рода».

«Кроме того, США и Россия не готовы к новой переговорной формуле, потому что, как говорил Ленин, стороны еще решительно не размежевались, чтобы объединиться», — резюмировал Денис Мельянцов.